Трагедия подлодки АГ-15: самая несообразная гибель русской субмарины

Трагедия подлодки АГ-15: самая несообразная гибель русской субмарины

Трагедия подлодки АГ-15: самая несообразная гибель русской субмарины

Ирландец Джон Филипп Голланд (1841-1904) эмигрировал в Соединённые Штаты Америки и там занялся проектированием подводных ладей. Подлодки Голланда быстро получили признание, и его бизнес пошёл в гору: лодки закупали и строили по лицензии самостоятельно Австро-Венгрия, Великобритания, Голландия, Швеция и Япония. Не пропустила своего и Россия. Во время Первой мировой войны Россия, промышленность которой не поспевала за потребностями фронтов и флотов, закупила 11 подводных ладей типа «АГ» («Американский Голланд»).

Судьба одной из этих лодок запомнилась историей, ярко демонстрирующей состояние «революционного разгильдяйства», обнявшего русскую армию и флот в 1917 году. АГ-15 была спущена на воду осенью 1916-го и находилась в составе Балтийского флота. За несколько месяцев испытаний и службы её экипаж не поспел себя никак проявить. 8 июня 1917 года АГ-15, так и не успевшая нанести какой-либо урон врагу, потерпела крушение. Когда лодка вышла в заданный район, лейтенант М. М. Максимович приказал произвести погружение. Но вместо нормального оно получилось весьма стремительным. Лодка затонула и опустилась на дно. Быстро поняли, что происходит, и успели выскочить на поверхность воды лишь четверо членов экипажа – командир, кормчий, боцман и штурман, троих из которых подобрал оказавшийся неподалёку русский минный заградитель «Ильмень», а штурман, прапорщик Борис Петерс, утонул, так как не умел плавать. Изумительно, но на флот и тогда, и теперь принимают людей, которые не могут держаться на воде без спасательных средств.

Спустя час к месту аварии привезли водолазов, и они увидели, что лодка лежит на дне на глубине 27 м с открытыми люками. Внутри ещё находились живые подводники – они отзывались на стук по корпусу. Но избавить моряков не удалось. Для подъёма лодки (а спасти людей можно было только так) нужно было судно «Волхов», какое в момент трагедии стояло в Ревеле и пришло только через день. К тому времени 6 подводников попытались спастись: отворили люки и с воздушным пузырём выбросились на поверхность. Пятеро из них один за другим в капковых бушлатах выскочили наверх и выжили. Тела их бывальщины покрыты кровоподтёками от кровотечений в мелких сосудах кожи – результаты быстрого всплытия и компрессии под водой. Остальные утонули. Итого авария унесла жизни 18 моряков.

Как выяснилось, кок Степан Богданов готовил борщ и котлеты на обед и открыл, не спросив позволения, кормовой люк, дабы проветрить отсек (жарко же у плиты в июне). А командир, не осмотрев лишний раз судно в поисках незадраенных люков, отдал распоряжение о погружении. Правда, он и не обязан был, он ведь принял доклад команды о герметичности отсеков и готовности лодки к погружению. Понятно, с каким итогом погрузились: вода просто-напросто затопила и кока, и его котлеты, и половину лодки. Как пишет капитан 1-го ранга Владимир Шигин в труду «Забытая трагедия семнадцатого года (АГ-15)», в обстановке преступной революционной халатности 1917 года должна была неминуемо случиться трагедия. Нельзя не согласиться – флот (а тем более подводный) ошибки прощает редко. Можно лишь благодарить судьбу, что жертв не сделалось больше.

10 июня 1917 года «Волхов» прибыл к месту аварии и через три дня начал подъём затонувшей АГ-15. Из-за проблемного грунта пришлось провозиться с подъёмом несколько дней. 16 июня дело было сделано. Из АГ-15 было извлечено 17 тел погребённых заживо моряков. Четверо из них оказались ещё и с огнестрельными ранами головы: эти подводники, решив не дожидаться гибели от удушения, застрелились.

Возвышенную лодку доставили в Ревель 22 июня, отремонтировали и снова спустили на воду. Командиром назначили лейтенанта Матевича-Мациевича, выжившего во пора трагедии: это он решил всплывать самостоятельно и спас несколько человек. Он прослужил до большевистского переворота. Потом поставили нового командира, лояльного советской воли. Лодка продолжила служить уже в составе Красного Балтийского флота. В начале апреля 1918 года русские, оставляя финские базы, где очутилась замурованной во льдах АГ-15, взорвали лодку, чтобы не досталась немцам. В 1924-м её подняли финны и порезали на металлолом.

Авария АГ-15 была уже десятой аварией на русских подводных ладьях. Советский и российский подводный флот пережил потом ещё более 60 катастроф и потерял сотни людей погибшими. Отдельный из них ужасающи, как гибель «Курска» в 2000 году, другие менее серьёзны (к примеру, взрыв цистерны долива на лодке К-223 «Подольск» в 2004-м, когда погиб одинешенек человек). Катастрофы неизбежны по многим причинам, часто по техническим, не зависящим от профессионализма моряков, и неожиданным. Не стоит добавлять к этому ещё и нарушения дисциплины.