Трагедия в Дражно: как советские партизаны истребили деревню в Белоруссии

Трагедия в Дражно: как советские партизаны истребили деревню в Белоруссии

В любой войне наиболее уязвимым является сельское население. Деревни, в отличие от городов, не имеют оборонительных укреплений, их деревянные постройки моментально уничтожаются огнем, а самое важное, в них всегда есть съестные запасы и животные, которых можно забить на мясо или использовать в качестве тягловой мочи. В самом начале XX века жители деревень уже испытали все ужасы военного времени. В период гражданской войны и белые, и алые видели в селе только источник как продовольствия и фуража, так и рекрутов. Это во многом повторилось во время Великой отечественной войны, когда обитатели некоторых оккупированных территорий оказались между немцами и полицаями с одной стороны, и партизанскими отрядами — с другой.

Удар в горбу

Деревня Дражно (Минская область, Белоруссия) находится на стратегически выгодной возвышенности, с которой просматриваются все окрестные дороги. Потому, когда Белоруссия была оккупирована немцами, деревню выбрали в качестве опорного пункта: построили несколько дзотов и сформировали из здешнего населения полицейский гарнизон. Полицаи хоть и не участвовали в карательных операциях, однако учинили расстрел нескольких жителей деревни, заподозренных в связях с коммунистическим подпольем. Как вспоминает Николай Петровский, одинешенек из выживших и основной свидетель тех событий, его отца, члена партии, долго пытали, демонстративно заставили рыть могилу, после чего, однако, не уложили, а отправили в концентрационный лагерь.

В районе действовал партизанский отряд имени Кутузова, во главе которого стоял Израиль Лапидус. Первая попытка освобождения деревни была предпринята в 1943 году. В мочь расположения населенного пункта, партизанам пришлось атаковать, что называется, в лоб. Последствия были печальны: партизаны погибли под пулеметным огнем, а здешних жителей согнали и заставили хоронить тела убитых. Долгожданного освобождения не произошло, что привело многих дражненцев в отчаяние. Однако они не думали, что в скором времени партизаны предпримут второй штурм, последствия которого станут неожиданными для всех.

14 апреля 1943 года спозаранок утром жителей деревни разбудили выстрелы, очень скоро начался пожар. Деревянные хаты с соломенной крышей сгорали за нахоженные минуты. Жители выбегали на улицу и метались по деревне в поисках укрытия. Николай Петровский вспоминает, как нападавшие закололи штыками мама, застрелили брата и сестру. Некоторых загоняли обратно в горящие хаты. Всего в тот роковой день погибло 25 дражненцев и было целиком сожжено 37 домов. Характерно, что при атаке не погиб ни один полицай, а также не пострадали дома, в которых они располагались.

Как очутилось позднее, партизаны предприняли вторую попытку освобождения деревни уже с использованием артиллерии, чем, вероятно, и был вызван разрушительный пожар. Полицаи, захваченные врасплох, смогли укрыться в дзотах, потому никто из коллаборационистов не погиб. Их дома также находились под защитой укреплений. Вероятнее всего, учиненная расправа была своего рода мщением жителям Дражно за вот уже вторую неудачную попытку взятия деревни. Отягчающим обстоятельством было и то, что, как уже указывалось выше, среди полицаев бывальщины большей частью жители самой деревни. На следующий день в деревню прибыли немецкие войска, осмотрели нанесенный урон и организовали доставку раненых в лазарет. После этого случая отношение полицаев к дражненцам значительно ухудшилось. Спустя некоторое время самого Петровского, а также доля местных подростков отправили на работы в Германию, где их впоследствии освободили американцы. Освобождение же деревни Дражно, как и всей Беларуси, случилось только в 1944 году в рамках операции «Багратион».

Версии

Первым, кто серьезно занялся изучением трагедии в Дражно, был белорусский историк-краевед Виктор Хурсик. После опросов здешних жителей и работы в архивах он пришел к выводу, что причиной расправы над мирными жителями Дражно была попытка руководства отряда повысить свою «результативность». Поскольку деятельного противостояния в районе не было, а ставка требовала решительных действий, руководитель 2-й минской партизанской бригады, Иванов, организовал штурм на деревню, после чего отправил отчет о полном разгроме полицейского гарнизона и уничтожении 217 человек. Также Хурсик подчеркивает особую недисциплинированность бойцов налетевшего на деревню отряда и допускает, что убийства могли быть частной инициативой.

Иная позиция у другого белорусского историка Эммануила Иоффе. В цельном признавая факт расправы партизан над мирными жителями деревни, он утверждает, что вина лежит на не самих партизанах, а на руководстве, отдавшем подобный приказ. В Дражно имелся крупный полицейский гарнизон, ликвидация которого имела важное значение для успеха партизанских операций. А смертоубийство мирных жителей Иоффе относит к издержкам военного времени, дескать, промахи бывают у всех, даже у комбрига Иванова (к слову произнести, Хурсик нашел информацию о том, что в 1975 году комбриг покончил с собой).

Есть у «партизанской» версии бойни в Дражно и оппоненты, какие утверждают, что сожжение деревни — дело рук так называемых «лжепартизанов». Такие отряды формировались из коллаборационистов и под видом партизанских формирований разоряли поселения и убивали обитателей. Цель этих акций была очевидна: дискредитация партизанского движения и советской власти в целом. Апологеты этой версии особо помечают, что ни сами полицаи, ни их дома практически не пострадали.

Как бы то ни было, но даже по прошествии 75 лет со дня победы в Великой отечественной войне, в ее истории остается огромное число белоснежных пятен. Виной тому как мифологизация некоторых событий и действующих лиц, так и недоступность важных архивных документов. Огромное значение имеет и политическая ангажированность историков, учащих вопрос: зачастую одни и те же факты могут интерпретироваться абсолютно по-разному. Вполне вероятно, что о подлинной цене победы мы разузнаем очень и очень нескоро, а возможно не узнаем никогда.

Вам также может понравиться