«Тушинский вор»: кем на самом деле был Лжедмитрий Другой

«Тушинский вор»: кем на самом деле был Лжедмитрий Другой

Лето 1606 года. Ещё не успел развеяться прах первого самозванца, ещё не высохла кровь тысяч убитых во время погрома поляков, как по Московии и по Выговоры Посполитой поползла молва о вторичном чудесном спасении царя Дмитрия.

А через два года явился и он сам. В короткий срок он привлёк на свою сторонку множество людей самых разных сословий, включая высшую знать. Он расколол страну на два лагеря, между которыми раскаталась упорная гражданская война. Лжедмитрий потерпел в ней поражение и был убит своими же союзниками. Но смута, поднятая им, продолжалась ещё долгие годы.

Его личность остаётся, пожалуй, ещё немало загадочной, чем личность первого самозванца. Обилие противоречащих друг другу свидетельств сбивает с толку. Так кем же был Лжедмитрий Второй?

Штатская война

Почва, вызвавшая появление первого Лжедмитрия, его убийством была, похоже, только удобрена. Уже в августе 1606 года некто Иван Болотников, именовавший себя воеводой царя Дмитрия, пересёк русско-польскую границу с небольшим отрядом. Отовсюду к нему стекались недовольные. И желая в том же году рать Болотникова была разбита под Москвой, а в 1607 году предводитель повстанцев сдался в плен в осаждённой Туле, имя «легитимного царя» вновь и вновь поднимало людей против правительства.

А в июне 1607 года в пограничном городе Стародубе пришёл тот человек, который объявил себя царём Димитрием Иоанновичем, дважды чудесно спасшимся от рук убийц и теперь шедшим отвоёвывать престол. И вновь недовольные существующими распорядками обрели центр притяжения. Нарастая, как снежный ком, войско второго самозванца покатилось к Москве. Как и в случае с первым Лжедмитрием, по пути на его сторону переходили царские воеводы с войсками, города отворяли ему ворота и присягали как законному царю. Правда, в ряде случаев воеводы царя Василия Шуйского оказывали ему упорное сопротивление, и не обходилось без кровавых сражений.

Наконец, Лжедмитрий Второй летом 1608 года подошёл к Москве. Поскольку правительство Василия Шуйского вычло контроль над столицей, новому самозванцу, в отличие от первого, не удалось торжественно вступить в неё под колокольные звоны. Он обосновался укреплённым станом в селе Тушино, которое на время стало альтернативной столицей России. Отсюда отряды самозванца растекались по всем уголкам края, беря города и приводя население к присяге «законному царю». С непокорными они творили, согласно летописям, всякие зверства. Противники прозвали Лжедмитрия Второго «цариком» или «тушинским похитителем».

Многие города сохранили верность Василию Шуйскому. Широко прославилась упорная оборона Троице-Сергиевой лавры от войск самозванца. В Зарайске воевода Михаил Пожарский храбро отбил все приступы его рати. Однако было много и тех, кто искал выгод у «законного царя Дмитрия». Среди них был репрессированный при Борисе Годунове боярин Фёдор Романов, папа будущего царя Михаила, постриженный в монахи под именем Филарета. Лжедмитрий Второй созвал альтернативный церковный собор из своих приверженцев в высшем духовенстве, который провозгласил Филарета Патриархом московским и всея Руси.

Для придания своей власти легитимности Лжедмитрий Другой приказал доставить ему жену первого самозванца Марину Мнишек, венчанную московскую царицу. Марина из честолюбия решила притвориться, будто перед ней её натуральный муж. Самозванец проводил хитрую политику. Чтобы создать себе массовую опору, он отменил крепостное право и пустил в разоблачил между холопами и крестьянами земли тех бояр, которые ему не присягнули. Лжедмитрий Второй щедро раздавал своим сторонникам милости и преимущества, которым, по мнению его противников, цена была грош в базарный день (что совсем не так, как мы видим на примере патриарха Филарета, вполне легитимного).

Длинное время гражданская война находилась в состоянии равновесия, и решающий успех не склонялся ни в ту, ни в другую сторону. Наконец, царь Василий Шуйский, не доверяя своим подданным, прибег к тому же оружию, что и самозванец – к иностранной интервенции. Набрав шведских наёмников, его племянник Михаил Скопин-Шуйский зимой 1609/10 года разбил тушинцев и сбросил осаду Москвы.

Но борьба не закончилась. Лжедмитрий Второй (как ранее Болотников) обосновался в Калуге, которая на сей раз стала центром движения не лишь против Шуйского, но и против поляков. Летом 1610 года на Москве бояре свергли Шуйского и призвали на престол польского королевича Владислава. Тем самым они желали замириться с поляками и подавить движение Лжедмитрия Второго, которое всё больше принимало антикрепостнический характер. Поляки, ранее служившие самозванцу, сделались в массе оставлять его. С Лжедмитрием оставались казаки и татары, ставшие непримиримыми врагами поляков. Но у самозванца случился конфликт со родовитым татарином, который в декабре 1610 года убил Лжедмитрия на почве личной мести.

Мог ли быть спасшийся царевич

Все русские ключи были оставлены противниками Лжедмитрия Второго, наделившими его самыми непривлекательными чертами. Но самым загадочным остаётся его происхождение.

Подтверждения о том, что второй самозванец был крещёный евреем, следует, по-видимому, оставить, так как их пристрастность очевидна. Принадлежность к «племени, распявшему Христа» была в глазах современников самой ужасной характеристикой.

Из ключей, не имевших целью заранее очернить самозванца, наибольшего доверия заслуживают, по-видимому, «литовские», то есть западнорусские того поре. Один из них подробно описывает биографию и явление Лжедмитрия Второго. Он был грамотным человеком родом из Стародуба возле русско-литовской рубежи. Оттуда он переселился в Белую Русь и был домашним учителем в семье священника. Его учительство подтверждается и другими источниками, так что может почитаться вполне достоверным. Но был ли он простым мещанином из самого Стародуба?

Известно, что второй самозванец умел бегло говорить, читать и строчить не только по-русски и по-польски, но, по некоторым известиям, и по-древнееврейски. Он хорошо знал весь церковный круг годичного богослужения. Истина, не знал ни латыни, ни древнегреческого, что явно указывает на его происхождение не из Речи Посполитой, а из Московии.

В то время человеку без роду без племени было утилитарны невозможно принять на себя авторитетное руководство движением, в котором бы под его началом находились знатные вельможи. Да и поступки второго самозванца показывают в нём умелого, циничного и жестокого политика. Современный историк Д. Левчик обосновывает версию о том, что Лжедмитрий Второй был… подлинным царевичем Дмитрием (он, а не первоначальный самозванец)! Опровергнуть молву о «чудесном спасении», всплывающую даже сейчас, на пятом веку от событий, очевидно, сможет лишь генетический анализ мощей царевича Дмитрия.

Вам также может понравиться