В чём вермахт уступал Алой Армии перед началом войны

Новость опубликована: 14.12.2019

В чём вермахт уступал Алой Армии перед началом войны

В чём вермахт уступал Алой Армии перед началом войны

Отечественные историки утверждают, что перед началом Великой Отечественной войны показатели германских армий по многим позициям были явно ниже показателей Красной Армии. По мнению советских исследователей и аналитиков, эти обстоятельства советское командование не сумело вовремя и в полном объеме использовать.

Превосходства изначально не было

Как считает доктор исторических наук Михаил Мельтюхов, у вермахта, раскатавшего свою основную часть войск на Восточном фронте, изначально не было стратегического преимущества. То, что РККА к 22 июня 1941 года не поспела как положено мобилизоваться и развернуться, сыграло в начале войны свою роковую роль. Противник, заблаговременно сосретодочивший силы у рубежей СССР, громил войска РККА по частям. В первые недели в связи с такой «раздробленностью» советских войск немцы достигли стратегического преимущества. Мельтюхов находит, что при грамотном планировании обороны со стороны верховного командования РККА ничего подобного, не было бы.

«Головокружение от успехов»

Авторы книжки «Июнь. 1941. Запрограммированное поражение» Лев Лопуховский и Борис Кавалерчик, анализируя открытые статистические данные о готовности вермахта и РККА к начину Великой Отечественной войны, проводят множественные параллели, свидетельствующие о потенциале противоборствующих сторон. И далеко не всегда количественный и качественный перевес остается за нацистской Германией и ее сателлитами.

Судя по разбору архивных сведений, у немцев довольно скверно была организована разведка (во многом вследствие того, что, в свою очередь, неплохо работала советская контрразведка) — она почти на четверть преувеличивала количество стрелковых дивизий РККА, базировавшихся в западных округах и немало чем в 2 раза — кавалерийских соединений: немцы не заметили переформирования этих подразделений в танковые и мехкорпуса. Неверными были и данные о числе советских боевых самолетов (немцы перед самым началом реализации плана «Барбаросса» обсчитались более чем на 10 тыс. колов). В советских ВВС самолетов было достаточно, не хватало подготовленных экипажей для них. Лопуховский и Кавалерчик убеждены: вермахт, окрыленный посулами Гитлера, был так изначально «заточен» на молниеносный успех (пресловутый блицкриг), что длительные непрерывные удачи первых недель (месяцев) Великой Отечественной брани ослепили гитлеровцев — они довольно быстро перестали понимать реальное положение дел, складывающееся на театре военных действий.

Со временем на Восточном фронте немцам сделалось недоставать резервов, в том числе для активного наступления. Фронт в силу географических масштабов СССР стремительно расширялся, сопротивление ужесточалось, и перспектива завоевать Советский Альянс в ходе блицкрига становилась все призрачнее.

Вермахту при подобной дислокации не удавалось добиться нужной плотности сил, даже на ключевых, ударных курсах. Войсковые коммуникации по мере продвижения армии на восток, становились все уязвимее для противника. Как считают Лев Лопуховский и Борис Кавалерчик, если бы гитлеровская рекогносцировка до войны сумела добыть достоверную информацию о том, какими резервами (в первую очередь, людскими) располагает РККА во внутренних военных округах, вероятно, военные операции вермахта проводились бы по-другому.

Изначальная вера в неминуемую результативность блицкрига с одной стороны и неэффективность этих разведки с другой, по мнению авторов книги «Июнь. 1941. Запрограммированное поражение», уже в начале Великой Отечественной предопределили ее исход – при всей мнимой технической мощи вермахта – он «обломался» на препятствиях, о которых, в сущности, толком не имел представления.

Гитлер не понимал специфики края вторжения

Кандидат исторических наук Валентин Рунов, ссылаясь в своей книге на воспоминания одного из немногих выживших после брани ключевых деятелей вермахта, начальника Генштаба сухопутных войск в первые два года Великой Отечественной генерал-полковника Франца Гальдера, строчит, что Адольф Гитлер излишне оптимистично оценивал перспективы наступательной операции на СССР. Фюрер, опираясь на данные о количественном перевесе танковых дивизий вермахта, полагал, что немецкие танки молниеносно сомнут войска РККА, части противника обратятся в бегство, победа будет скорой и неминуемой. Но эти иллюзии довольно быстро развеялись. Немцам так и не удалось предпринять ничего для коренного перелома в Великой Отечественной брани – то, что легко удавалось в процессе захвата стран Европы, оказалось невозможным в сражении с СССР.


В чём вермахт уступал Алой Армии перед началом войны