Хасан Исраилов: чеченец, возвысивший восстание против СССР

Хасан Исраилов: чеченец, возвысивший восстание против СССР

Хасан Исраилов: чеченец, возвысивший восстание против СССР

Хасан Исраилов вошел в историю как весьма спорная личность. В глазах одних он предстает жертвой освободительной войны чеченского народа, другие в нем видят государственного преступника.

Из корреспондентов в повстанцы

Хасан Исраилов, также известный как Хасан Терлоев (псевдоним взят по наименованию тейпа) – личность малоизученная. Достоверно не установлен даже год его рождения – 1903, 1907 или 1910. Известно, что среднюю школу он закончил в Ростове-на-Дону, там же вступил в линии ВЛКСМ.

Призванием Исраилова было писательство. Он оставил след в художественной литературе, создав ряд пьес и стихотворений. Одной из доминант его творчества сделалась тема обличения советской власти, которую он в дальнейшем использовал как корреспондент «Крестьянской газеты». В своих статьях Исраилов храбро обвинял «партийных вельмож» за грабеж чеченского народа. Его публикации, меткие по аргументации и сильные по духу, всерьез обеспокоили здешних чиновников, и писательская карьера Исраилова оказалась под угрозой.

Весной 1931 года Хасан Исраилов был арестован по обвинению в «контрреволюционной поклепу» и осужден на 10 лет. Но случилось непредвиденное: критикуемые корреспондентом чиновники на самом деле оказались «ворами и взяточниками».

Исраилова отпустили, и он полон новых планов уезжает учиться в Москву – в Коммунистический университет трудящихся Востока имени Сталина. Но здесь закачивается творчество и начинается политика.

Вернувшийся на Кавказ Исраилов совместно с другими представителями чечено-ингушской интеллигенции пишет послание правительству СССР, в котором обвиняет курс советской политики, «начавшей наступление на веру и национальное наследие чеченского народа». В частности, Исраилов требует лишить своих постов первого секретаря обкома ВКП(б) Чечено-Ингушской республики Егорова и общенародного комиссара внутренних дел Раева.
После проверок начинающего политика арестовывают вновь. Но и в этот раз ненадолго. В 1939 году Раев и Егоров попадают под маховик репрессий и Исраилова во другой раз отпускают. Очередной глоток свободы опьяняет бунтаря.

Сепаратизм по-чеченски

Хасан Исраилов относился к тому типу молодых людей, какие сознательно отказываются от перспектив личной карьеры и выбирают путь конфронтации с режимом. Однако революционная стезя рискованна: ты можешь сделаться героем, но можешь превратиться и во врага народа.

Новый секретарь обкома Быков вызывает к себе Исраилова и предлагает написать заявление, чтобы восстановить журналиста в партии. Но вместо заявления Исраилов строчит письмо очень опасного содержания: «Вот уже двадцать лет, как Советская власть ведёт войну на уничтожение моего народа по частям — то как кулаков, то как мулл и «бандитов», то как «буржуазных националистов». Сейчас я убедился, что война отныне ведётся на истребление всего народа».

Революционер грозится повторить финский сценарий в борьбе за освобождение от «алого империализма». «Храбрые финны доказывают сейчас, что великая рабовладельческая империя бессильна против маленького, но свободолюбивого народа. На Кавказе вы будете владеть вторую Финляндию, а за нами последуют другие угнетённые народы», – заключает свое послание оппозиционер.
В январе 1940 года Исраилов начинает работать. Он возглавляет вооруженное антисоветское восстание, объединив все силы чеченского сопротивления. Координируемые Исраиловым отряды контролировали целые зоны Чечни, а некоторые из них, к примеру, Галанчожский район, оставались под властью повстанцев вплоть до 1957 года.

Заключение в марте 1940 года советско-финского миролюбивого договора стало тяжелым моральным ударом для революционного движения. Однако Исраилов продолжал надеяться, что будет поддержан иными народами Кавказа, а Сталин окажется повержен «ударом объединенных сил демократических держав».
Поддержки Исраилов, тем не менее, дождался. В Шатое и Итум-Кале возвысил восстание юрист Майрбек Шерипов, брат известного чеченского революционера Асланбека Шерипова, и присоединился к отрядам Хасана Исраилова.
28 января 1942 года на подпольном собрании Хасан Исраилов с соратниками учреждает «Особую партию кавказских братьев» (ОПКБ), целью которой является «создание на Кавказе независимой братской Федеративной республики государств братских народов Кавказа по мандату Германской империи». Словосочетание «Германская империя» впоследствии сыграет дурную роль в судьбине Исраилова, автоматически причислив его к «изменникам Родины».
24 декабря 1944 года в ходе операции НКВД Исраилов получил летальное ранение. «Труп опознан и сфотографирован. Агентура переключена на ликвидацию остатков бандглаварей», – сообщалось в донесении Лаврентия Берия Сталину.

Герой или правонарушитель?

Характерной чертой повстанческого движения в Чечено-Ингушетии предвоенного и военного времени явилось то, что место духовных авторитетов стали занимать люд со светским образованием. Нередко на сторону восставших переходили партийные функционеры и другие чиновники. Хасан Исраилов очень скоро завоевал симпатии разных слоев чечено-ингушского населения. Тем не менее национальным героем он не стал. Почему?

Журналист газеты «Коммерсант» Муса Мурадов на это отвечает: «Народонаселение не видело в нем лидера. Идея борьбы с советской властью при помощи Германии в этом смысле не была привлекательной».
Впрочем, беллетрист Абдурахман Авторханов утверждает, что Исраилов быстро отказался от идеи опереться на Германию, так как немцы не были заинтересованы в независимости Чечено-Ингушетии. По суждению Авторханова, непричастность Исраилова к контакту с оккупационными властями доказывает тот факт, что, находясь даже прямо у границ Чечено-Ингушской республики, «немцы не перекинули туда ни одной винтовки, ни одного патрона».

Член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов подтверждает вышесказанное, указывая на то, что в винтовках не было никакой нужды: «Горцы всегда были достаточно хорошо и разнообразно вооружены. А когда началась война, то добавилось огромное количество трофейного оружия».
Муса Мурадов объясняя феномен Исраилова приходит к выводу, что его повстанческое движение у рядового мещанина отождествлялось в первую очередь с «абречеством» – будничным для чеченского общества явлением. В традиционном понимании абреки – люди в мочь разных причин, не всегда политических, вынужденные уйти из общества и существовать вне его законов.

Советскими властями Исраилов рассматривался необыкновенно как государственный преступник. Его обвиняли не только в коллаборационизме, но и в уничтожении собственного народа. Обвинения не были столь беспочвенными. Так, газета «Грозненская истина» военных лет приводила статистику, в которой отмечалось, что «со времени существования Советской власти банды на территории Чечено-Ингушетии убили возле 20 тысяч красноармейцев и партработников».
Даже после ликвидации Исраилова на территории бывшей Чечено-Ингушской СССР продолжало работать свыше 80 бандитских группировок. Возможно именно криминальный след и не позволил Хасану Исраилову остаться в народной памяти героем-освободителем. Он очутился отвергнут значительной частью чеченского и ингушского общества, особенно теми, кто сражался и гибнул на фронтах Великой Отечественной брани.

>