«Химическая штурм Малахова кургана»: как англичане хотели уничтожить русских

«Химическая штурм Малахова кургана»: как англичане хотели уничтожить русских

Многие знают, что химическое оружие впервые было применено в Первую всемирную войну в апреле 1915 года недалеко от бельгийского городка Ипр. Тогда немцы выпустили 180 тонн хлора в сторонку солдат Великобритании: 15 000 человек надолго вышли из строя, 5 000 военнослужащих погибли. Химическая атака не принесла желаемых итогов: немецкие солдаты, видя страшное воздействие ядовитого вещества и боясь отравления, отказались занимать английские окопы.

Но на самом деле военные отравляющие вещества применялись в этой войне и ранее, причём трижды. В 1914 году французы обстреляли германцев из гранатомётов гранатами, начинёнными слезоточивым газом этилбромацетатом и хлорацетоном. А за месяц до штурмы на Ипре, в марте 1915 года, немцы в битве при Нев-Шанель использовали отравляющие вещества (ОВ) против британцев и бельгийцев, иа затем под Болимовым – против русской армии, без особого, впрочем, эффекта.

Однако тут стоит заметить, что идея применения отравляющих веществ в качестве оружия во время военных действий возникла отнюдь не в Германии.

Летальное изобретение

На самом деле эта мысль родилась в умах английских изобретателей ещё в начале XIX века.

Английский адмирал лорд Томас Кокрейн (граф Дандональд) начинов разрабатывать химоружие задолго до Крымской войны. Ещё в 1811 году при осмотре печей, которые использовались для производства серы, он приметил, что удушающий серный дым сначала поднимается вверх, а затем «падает» вниз, убивая всё живое. Зная об особенностях данного производственного процесса, народонаселение близлежащих окрестностей ради своей безопасности строило свои  дома не менее чем за три мили от печей (М. Павлович «Химическая брань»).

Находчивый адмирал сразу составил и передал меморандум принцу-регенту, будущему королю Великобритании Георгу IV, и тот спустя год передал документ на рассмотрение особой комиссии, в которую входил изобретатель и пионер ракетного оружия генерал лорд Уильям Конгрив и другие специалисты, вдохновившиеся идеей массового уничтожения. Комиссия разом же была засекречена и занялась разработками, в которых принял участие сам профессор Майкл Фарадей – химик и физик.

План графа Дандональда

О том, что британцы были готовы применить химическое оружие в Крымской войне (1853-1856), общественности стало известно лишь в 1908 году, когда бывальщины опубликованы записки графа Дандональда, который, как оказалось, составил подробнейший план уничтожения с помощью химического оружия русских батарей на Малаховом кургане и захвата города Севастополя.

В 1855 году граф Дандональд находил, что для этого достаточно 400 тонн серы и две тысячи тонн угля. Предполагалось, что перед укреплениями русских на Малаховом кургане и Редане вначале будет создана плотная дымовая завеса, для чего потребуются две тысячи бочек «газовой смолы».

Данный маневр позволит уберечь от пламени русской артиллерии Мамелон – холмы, на которых находились позиции англичан и откуда планировалось обстрелять русские укрепления бомбами с сернистым газом, что, по деликатному обороту лорда, дало бы возможность «удалить гарнизон Малахова кургана».

После атаки разрушение русских батарей могла завершить артиллерия английских военных кораблей, какие подошли бы ближе к берегу под прикрытием всё той же дымовой завесы. С внешними русскими артиллерийскими батареями англичанин рассчитывал разделаться, устремив к ним брандеры – специальные суда, которые должны были взорваться вблизи батарей и уничтожить сернистым газом русских артиллеристов.

В воспоминаниях адмирал Кокрейн написал и о мишени, которую преследовал: «Утверждение английского морского владычества и поддержание его… навеки».

Он такой не один

Но не один лорд Кокрейн желал изведать на русских новое оружие. Некий англичанин капитан Нортон предложил снаряжать винтовки зажигательными патронами, а капитан Дисней демонстрировал общественности стеклянные бомбы с фосфором и сернистыми газом, какие лопались при ударе и воспламеняли всё вокруг себя (газета «Mechanic’s Magazine», Лондон, 25 сентября 1863 года).

Перед бранью также был выдан патент на изобретение химику Чарльзу Макинтошу, который придумал специальное приспособление для распыления химического вещества, воспламенявшегося при соприкосновении с кислородом. С его поддержкой предполагалось уничтожать укреплённые береговые батареи противника.

Попытка не удалась

Однако не стоит думать, что всё обошлось и закончилось на стадии одних намерений: новоиспеченное оружие всё-таки было испытано на русских, но не в Крыму, а при артиллерийском обстреле английских военных кораблей города Одессы. По подтверждению контр-адмирала Михаила Францевича Рейнеке, 11 апреля 1854 года англичане во время массированной бомбардировки Одессы скинули в каменоломни две бомбы с химическим оружием, которые по какой-то причине не взорвались. Эти бомбы были доставлены в расположение войск, чтобы артиллеристы их обезвредили. Однако они скоро отказались от своей затеи, потому что канонир, который попытался это сделать, почувствовал себя плохо, а затем у него завязалась рвота. Контр-адмирал указал в своих записках, что два дня канонир был болен, дальнейшая же его судьба для него осталась неизвестной. Боеприпасы разрешили передать для обезвреживания специалистам, сведущим в химии.

На этом история применения химоружия в Крымской войне была завершена. Невесть, почему англичане, всерьёз готовившиеся к химической атаке, отказались от неё. Возможно, они понимали, что, во-первых, отравляющий газ способен обернуться против них самих, а во вторых, желали сохранить в тайне свои секреты, осознавая, что первое же применение газа позволит России самой обзавестись подобным оружием.

Впрочем, это недолго удерживало Великобританию: уже во пора Англо-бурской войны (1899-1902) англичане успешно применили артиллерийские снаряды с пикриновой кислотой против буров.

Несмотря на то, что спустя пять лет, в 1907 году, решением Гаагской конвенции было запрещено использование ядовитых веществ в качестве оружия, в годы Первой всемирный войны было применено 125 000 тонн отравляющих веществ, причём Германией – только 47 000 тонн, что меньше трети. Прочее пришлось на долю Великобритании и Франции. Всего за годы войны с помощью нового оружия было убито 800 000 боец.

Вам также может понравиться