«Ядерный гриб» над Североморском: отчего взрыв на базе флота в 1984 году сочли началом Третьей мировой

«Ядерный гриб» над Североморском: отчего взрыв на базе флота в 1984 году сочли началом Третьей мировой

«Ядерный гриб» над Североморском: отчего взрыв на базе флота в 1984 году сочли началом Третьей мировой

База ВМФ в Североморске считалась одним из значительнейших стратегических объектов СССР. Поэтому, когда в мае 1984 года жители закрытого города увидели поднимающийся в небо «гриб» от взрыва, они первым делом поразмыслили, что американцы нанесли по ним ядерный удар. Что же произошло на самом деле?

«Ракеты петляли в воздухе»

События начали развиваться вечерком 13 мая на ракетно-технической базе Северного флота в районе губы Окольной. Около 18:15 возвращавшиеся со службы моряки приметили дым над складами воинской части 63976, где хранились ракеты, мины и торпеды. Первый взрыв прогремел в 18.40, после чего завязалась «цепная реакция». Очевидцы рассказывали, что загоревшиеся стартовые ускорители ракет самопроизвольно подлетали в воздух и носились по причудливым траекториям. К счастью, вящая часть боеприпасов упала в отдалённых сопках.

Весь Северный флот был приведён в состояние боеготовности No1, которое объявляется лишь при начале войны. Капитаны получили приказ увести корабли подальше от суши. У берега командование оставило только крейсер «Киров», имевший на борту систему противоракетной обороны – она должна была защитить город от упадающих снарядов. Одновременно Североморск в панике покидало мирное население, поначалу воспринявшее происходящее как красочный «фейерверк».

«Три атомных взрыва»

Кульминация настала 17 мая, когда рванул, предположительно, отдельный склад со взрывчаткой. Согласно позднейшим оценкам, сила взрыва была эквивалентна трём ядерным зарядам. В Североморске вышибло практически все стёкла. От более серьёзных разрушений город спасло то, что жилые постройки находились в нескольких километрах от Окольной. Решительно пожар потушили только через неделю.

Официально сообщалось о гибели лишь двух человек – караульного матроса Рамиза Джабраилова и капитана 3-го ранга Виктора Садовлахова. Между тем, эксперты сообщают о 200-300 погибших – это были главным образом пожарные и техники, которых отправили разбирать и обезвреживать боеприпасы. Жертв, однако, могло бы быть в разы вяще, если бы ядовитое облако, образовавшееся в результате пожара, не отнесло в море.

Так как происшествие случилось на секретном военном объекте, его замолкли. В СССР о взрыве шептались лишь местные жители и родственники моряков. Ходили самые невероятные слухи – например, по одной из версий, строй с зенитными боеголовками подожгли американцы, направив на него луч лазера. Однако проводившие расследование военные специалисты объявили вином пожара нарушение правил хранения боеприпасов. Командование флота даже вывесило на стенде имена рядовых и офицеров, какие якобы курили на посту в тот злополучный день.

Ядерная трагедия?

Характерная форма клубов дыма, поднявшихся над городом, принудила североморцев предположить, что Холодная война внезапно переросла в «горячую». Даже сейчас, глядя на снимки «грибов», сделанные матросами, нетрудно вообразить, будто это Рональд Рейган, как он грозился, «поставил Россию вне закона».

Впрочем, во пора пожара существовала вполне реальная опасность детонации ядерных зарядов, хранившихся на складах. И хотя чернобыльского сценария удалось избежать, какая-то утечка радиоактивных материалов, вероятно, всё-таки произошла. В частности, журнал «Огонёк» сообщал об оказавшемся в районе пожара моряке Викторе Пономарёве, который скончался сквозь год после трагедии от острого лейкоза. Данное заболевание нередко развивается после ионизирующего облучения.

Так или иначе, моряки Нордового флота в одночасье потеряли половину вооружения. Если бы в этот момент потенциальный противник действительно начал бы войну с Советским Альянсом, его шансы на победу сильно бы увеличились. Кроме того, поведение многих морских офицеров в «час икс» оказалось далеко не безупречным. Вместо того, чтобы выполнять распоряжения, они предпочли выехать в Мурманск на личных автомобилях. Созданная впоследствии комиссия по «разбору полётов» срезала немало погон, но это не отменяло самого факта – в случае реального ядерного удара советский флот мог бы запросто разбежаться.

>