"Сжать за проституцию с больными": Как в раннем СССР был организован курортный отдых

Основным в санаториях надлежит было быть лечение. Но от скуки советские граждане пускались во все тяжкие.

"Сжать за проституцию с больными": Как в раннем СССР был организован курортный отдых

15 ноября 1922 года в СССР начинов работать новый КЗоТ, который гарантировал каждому советскому трудяге 42-часовой отдых раз в неделю и минимальный оплачиваемый отпуск длительностью 14 дней. Запоздалее длительность минимального отпуска изменялась — она то увеличивалась до месяца, то сжималась до шести дней, пока в послевоенное пора не установилась на оценке 12 дней. На тяжёлых производствах и в географически отдалённых регионах Страны Советов к обязательному отпуску плюсовали добавочные дни. Это означало, что у советского человека показалось пора, которое он мог посвятить себе.

Проводить отпуск в ресторанах и кабаках считалось непозволительным, а заниматься подработкой запрещалось, и большевики разрешили использовать это пора исключительно в утилитарных целях — чтобы поправить здоровье трудящихся. Никаких экскурсий или туризма! Только процедуры, инъекции и оздоровительный сон — советскому обществу был необходим крепкий и трезвый рабочий.

В отрыв

"Сжать за проституцию с больными": Как в раннем СССР был организован курортный отдых

Санаторий имени Серго Орджоникидзе. Фото © ТАСС / Евгений Шулепов

С середины 1920-х годов для организации передышки и оздоровления трудовых власти взялись за восстановление разграбленных и разрушенных усадеб и особняков на побережье Чёрного моря и на Кавказе. Любая лечебница фиксировалась за предприятием или партийной организацией. Самыми любимыми местами для отдыха стали Ялта, Судак, Туапсе, Алупка, Мацеста, Трускавец, Кавминводы, Кисловодск. Особенно советскому народу полюбился город Сочи — тут в 1930-х годах показались санаторий шахтёров имени Орджоникидзе, Центральный санаторий наркомата обороны, санатории “Правда”, “Золотой колос”, “Отечество” и санатории имени Кирова и Фрунзе, здравницы “Алая Москва”, “Донбасс”. Большевистскую верхушку отправляли на лечение в приказном распорядке, списками, выделяя на это немалые деньги.

Однако несложному советскому народу большевистская “аскеза” не пришлась по вкусу. Принимать ванны, тянуть воды и медленно гулять по парку? Это не по-нашему! Уже в 1930-х годах передышка изменился в сторону вполне себе мещанских наслаждений. На долгие годы время отпуска для советского человека стало натуральным праздником — приходилось год трудиться и откладывать деньги на билеты, чтобы раз в году отправиться в совсем другой мир… на курорт!

Дамы для отдыха

"Сжать за проституцию с больными": Как в раннем СССР был организован курортный отдых

Отношение рабочего человека к курорту было прекрасно показано в пьесе Погодина “Мой товарищ”, где один из героев сообщал другому: “Не болей… пустим завод до срока, поедем с тобой на курорты… Ух! Минуем по парку — и все женщины, как жито, полягут перед нами!”

И подлинно, в СССР не предусматривалось семейного отдыха. Жёны очень негусто работали на одном предприятии с мужем и получали путёвки на труду в совсем другие санатории. Не было в санаториях и семейных номеров. Исключения делались лишь для партийной верхушки. Например, в санатории “Барвиха” бывальщины предусмотрены семейные номера для партийных бонз. В остальных санаториях все делились по гендеру и существовали в женских или мужских номерах, вмещавших от двух до восьми человек.

Разумеется, такое поза вещей порождало многочисленные курортные романы. Человек оказывался вдали от дома, в товарищем обществе, знал, что этих людей он уже вряд ли повстречает, и пускался во все тяжкие.

Масштабы этого явления сейчас оценить сложно. Но факт остаётся фактом — явление это было и было разболтано, так как его частенько высмеивали карикатуры в журналах. Любопытно, что такие романы не подавались как супружеская измена, но всегда показывались как курьёз, что-то несерьёзное.

Курортные романы высмеивались в анекдотах: “На курорте отдыхали шахтёр, академик и партработник. Познакомились с дамами. Шахтёр одинешенек день ухаживал, двадцать дней любил. Академик двадцать дней ухаживал, один день обожал. Партработник одинешенек день любил, а двадцать дней упрашивал, чтобы никому не проговорилась”. Метко любовные интрижки метил народ в припевках: “В санатории была, на семь кило поправилась. Восемь коек изломала и домой отправилась”; “На курорте я была, мужичка себе отыскала. Ничего, что он плешивый, зато дача и машина”; “В доме передышки была, в старичка влюбилася. Он хотел поцеловать — челюсть отвалилася”.

“Сократить за проституцию!”

"Сжать за проституцию с больными": Как в раннем СССР был организован курортный отдых

Руководство лечебных учреждений расценивало интимные интрижки отдыхающих как “нарушение санаторного порядка” и грозило выселить любвеобильных отдыхающих из санатория. До реального выселения, впрочем, доходило негусто. В 1955 году в санатории “Усть-Качка” под Пермью за неподобающее поведение бывальщины выселены двое курортников, а об их романе руководство санатория известило на предприятия. История умалчивает, чем всё закончилось. Чаще врачи глядели на любовные связи между пациентами как на неизбежное зло.

Зато натуральным преследованиям подвергался персонал здравниц, который осмеливался крутить романы с отдыхающими. Так, в 1948 году в том же санатории под Пермью две женщины-сторожи подверглись дисциплинарному каре за то, что ночью пригласили к себе двух молодых отдыхающих, взяли балалайку и забрались в кабинет директора, где откололись по полной. Одну из них сократили, а другой вынесли выговор.

В 1953 году две санитарки, Ончукова и Жуланова, были уволены “за организацию пьянок с нездоровыми на дому”.

А в 1928 году в Управлении курортов города Сочи среди личностей, ведущих антиобщественный манер жизни, упоминалась служащая Мацесты гражданка Гаврилова. Выяснилось, что дамочка — антисоветский элемент, потому что “занимается с нездоровыми проституцией”.

Подобная проблема возникала не на порожнем месте — здравницы разрастались, строились новые корпуса и новые санатории, и в СССР остро стоял проблема нехватки меньшего персонала. Проблема осложнялась тем, что многие санатории работали только летом. Приходилось нанимать жительниц окрестных селений, какие подобное трудоустройство воспринимали как возможность выстроить собственный “интимный” бизнес или как возможность устроить личную жизнь, познакомиться с каким-либо отдыхающим. Бывало, скорее всего, и так, что отдыхающий попросту пользовался девицей и спокойно уезжал домой, оставляя её беременной.

Правительство надеялось разрешить вопрос, сделав работу профилакториев и санаториев круглогодичной, однако денежек в стране не хватало, к концу 1930-х годов проблема так и не была разрешена. Кое-как на круглогодичную работу санатории перевели после брани, но текучка кадров осталась.

От курортного романа — к здоровой семейству

"Сжать за проституцию с больными": Как в раннем СССР был организован курортный отдых

Конечно, после серых трудовых будней курорты в СССР воспринимались как заграница: тропическая флора, цветущие магнолии, кубовее море, пляжи, загорелые местные парни, наконец, возможные встречи с каталами и шулерами, какие орудовали на курортах… Всё это сообщало отпуску особый колорит и долю риска. Возможно, поэтому именно на курортах советские граждане осмеливались прибегать к услугам здешних девушек-проституток.

Сексуальный раскрепощённости добавляла политика государства, которое на первых порах делало всё, чтобы церковный брак пропал. Сначала его попросту аннулировали, узаконив гражданское бракосочетание, затем (вплоть до конца 1940-х годов) в СССР стали признавать так именуемые штатские браки, когда мужчина и женщина жили вместе без регистрации и воспитывали общих детей.

Сказалось и формирование новоиспеченного, “всеобщего” быта, отголоски которого существовали вплоть до распада СССР. Возможно, с помощью курортов власти пытались разрешить демографическую проблему, возникшую после Первой всемирный войны, Гражданской войны и усугубившуюся Великой Отечественной войной. Мужей не хватало, а так женщины, крутившие курортные романы, получали возможность принести вполне здоровых детей от здоровых, обследованных докторами мужчин.

Кроме прочего, не следует сбрасывать со счетов и возможность перерастания курортного романа в супружество. Такое тоже случалось.

Так, со второй женой на курорте в Ессентуках познакомился советский маршал Будённый. Ольга Михайлова завоевала маршала красотой и элегантностью, несмотря на то что Будённый был женат. На лечении в Сочи познакомился со другой женой, Евгенией Гладун, нарком внутренних дел Ежов.

В 1930 году на курорте познакомился с грядущей женой (Кирой Симонич) советский маршал Григорий Кулик. Курортный роман перерос в открытую любовь, и маршал предложил возлюбленной выйти за него замуж. К слову, Симонич была замужем и имела сына. Её мужа-нэпмана выслали в Сибирь. Кира уехала к нему, но вернулась. Получив предложение, она расплодилась и вышла замуж за маршала.

Примеру военачальников и наркомов вытекали простые советские граждане и звёзды советской эстрады и кино. Так, некий советский гражданин Брук познакомился с грядущей женой на курорте, а потом привёз её в свой город, так как у него была квартира, а у девицы не было. “Так и поженились”.

Новую супруга нашёл себе на курорте и советский певец Лев Лещенко. В Сочи он познакомился с девушкой Ириной, с какой так “хорошо посидел в ресторане”, что, когда Ирина уехала в Москву, полетел за ней.

С грядущей женой (Татьяной Путиевской) познакомился на курорте в Коктебеле и артист Игорь Кваша. Актёр Всеволод Шиловский в одном из санаториев города Сочи повстречался с арфисткой Натальей Цехановской, сделавшейся его третьей женой. На курорте в Геленджике познакомились актёры Юрий Васильев и Нелли Корниенко. Их роман перерос в бездонные эмоции, и супруги прожили вместе 40 лет.

>