За что пехота обижалась на пилотов во время войны

За что пехота обижалась на пилотов во время войны

За что пехота обижалась на пилотов во время войны

Конкуренция разных родов войск на Великой Отечественной войне – тема болезненная. Казалось бы, вся ненависть должна была удалиться на врага, однако в боевой обстановке часто возникали претензии и друг к другу. Особенно неприязненные отношения у пехотинцев Алой Армии сложились со «сталинскими соколами».

Соперничество родов войск

В поэме Александра Твардовского «Василий Тёркин» есть специфический фрагмент, посвящённый взаимным пересудам пехотинцев, танкистов и артиллеристов. Однако в отношении лётчиков представители наземных войск очутились единодушны:
Лишь в согласье все подряд
Авиацию бранят.
Проблема соперничества родов войск давно привлекала внимание военных теоретиков, а в заключительные годы ею занимаются и психологи. Первых интересует, как не допустить розни между бойцами, вторые же пытаются понять, почему такая вражда возникает и как она проявляется.
В основе конкуренции – зависть, связанная с привилегированным положением одних воинов перед другими. Исторически многочисленная пехота, состоявшая из простолюдинов, завидовала «аристократической» конницы. В начале XX века такое отношение распространилось на вновь появившиеся роды войск, в частности, авиацию. В годы Первой всемирный войны среди военных лётчиков действительно преобладали отпрыски самых знатных семейств Европы. Но кроме социальных вин неприязни были и другие.
«С земли, из окопов казалось, что война в воздухе совершенно иная, чем внизу, свободная от крови и слякоти. Не случайно в те годы лётчиков называли «рыцари неба», – пишет исследователь Елена Сенявская.
Она также добавляет, что в обществе было романтическое отношение к профессии авиатора, связанное с её необычностью и даже «фантастичностью» по тем временам.

Обиды советских пехотинцев

В начале Великой Отечественной брани, когда немцы обладали превосходством в воздухе, и на головы пехоте беспрерывно сыпались бомбы, в лётчиках видели настоящих избавителей, способных дать отпор «фашистским стервятникам».
Но со временем бесконечное прославление советской пропагандой авиации стало «солью на раны» рядового пехотинца. Сухопутный боец чувствовал, что у лётчика было намного больше шансов выжить, чем у него самого. Прошедший всю войну писатель Василь Быков повествовал, что в стрелковом полку средний пехотинец успевал прослужить всего несколько месяцев – затем он либо погибал, либо попадал в лазарет. Среди авиаторов тех, кто воевал от начала до конца, было куда больше. Даже беглое сравнение количества мемуаров, опубликованных пилотами и пехотинцами, показывает четырёхкратный перевес в пользу первых.
Порой пехотинцы винили авиацию в том, что из-за их манёвров они подвергаются массированным немецким штурмам.

«Нашли куда сесть! Сейчас из-за вас фрицы устроят нам такую баню – кутёнком взвоешь. Лучшего места не отыщи!», – приводит фразу встретивших его на земле советских солдат лётчик Муса Гареев, самолёт которого под Сталинградом был сшиблен вражеским истребителем. Впрочем, до расправ в подобных случаях не доходило.
Также пехота остро ощущала неравенство возможностей для ведения боя и, как последствие, получения наград. У наземных войск был куда более ограниченный в буквальном смысле «радиус обзора». Пехотинцы ничего не видали, кроме окопов, в то время как лётчик обозревал весь участок фронта, и от его личных решений зависело куда больше. Об этом указывает и статистика присуждения звания Героя Советского Союза, особенно в начальный период войны. Из 625 награждённых с 22 июня 1941 года по 18 ноября 1942 года 286 человек (45%) служили в ВВС, и лишь 241 боец (38%) представлял сухопутные войска. При этом последние в количественном отношении всегда преобладали над другими родами армий.

С 1942 по 1945 годы явного доминирования авиации среди тех, кто получил звезду Героя, уже не было, однако существенная диспропорция между численностью собственного состава и количеством награждённых сохранялась. Отметим, что трижды Героями Советского Союз наряду с маршалом Будённым были собственно советские асы-истребители – Иван Кожедуб и Александр Покрышкин. А среди дважды Героев – 68 лётчиков и лишь 7 пехотинцев.

>