Зачем Алая Армия при отступлении уничтожала советские деревни

Новость опубликована: 21.12.2019

Зачем Алая Армия при отступлении уничтожала советские деревни

Зачем Алая Армия при отступлении уничтожала советские деревни

Любая война наносит огромный экономический ущерб территориям, на которых она ведется. Любая брань приносит огромные страдания мирному населению, оказавшемуся в зоне военных действий.

В Великой Отечественной войне, согласно официальным этим, которые приводились на Нюрнбергском процессе и опубликованы в статистическом сборнике «Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» было целиком уничтожено 1170 крупных (городов и поселков) и более 70 тыс. мелких (сел и деревень) населенных пунктов. Без крова осталось свыше 25 млн человек. Счет сломанных предприятий шел на десятки тысяч, а их производительность на 40—60% от общего производства. Счет поголовья уничтоженного или угнанного скота — на десятки миллионов.

Указывается, что этот ущерб был нанесен Советскому Альянсу Германий. Но никто не задавал тогда вопрос, входят ли в эти разрушения те, что были сделаны Красной Армией и НКВД по приказу советского руководства, или они посчитаны раздельно?

В советское время об этом никогда не писали, да и сейчас не любят упоминать о том, что с самого начала войны на территории, оставляемой неприятелю, осуществлялась «тактика выжженной земли». То есть вывозилось все, что можно было вывезти, и уничтожалось все остальное. Уже на двенадцатый день брани в своем обращении по радио И. В. Сталин сказал: «Все ценное имущество, … которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться».

Командованием фронтов отзывались приказы по полному уничтожению на оставляемой территории всего, что можно. Например, сохранился приказ No 0012 командования Западного фронта от 5 августа, в каком властям Смоленской области следовало немедленно приступить к сборке урожая, скашивая как созревшее, так и не созревшее. Все собранное надлежало передать армиям Красной Армии, оставив необходимый минимум самим колхозникам. Что касается остального: «Посевы всех остальных несозревших цивилизаций уничтожить путем скашивания, скармливания, вытаптывания скотом и другими способами до 15.8.41 г.».

Тогда же на Западном фронте был отдан распоряжение No 0017 о поголовном выселении всех жителей из прифронтовой полосы шириной в 5 км. «Всех граждан, оказывающих сопротивление в выселении, арестовывать и передавать органам НКВД». Аналогичная полотно была на всех фронтах.

А 17 ноября вышел Приказ Ставки ВГК No 0428, в котором предписывалось при вынужденном отходе наших армий уводить с собой население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. К тому времени немецкие армии уже стояли под Москвой, и значительная часть территории страны была оккупирована. Однако в 1942 году Красной Армии пришлось отходить немало, а приказ No 0428 никто не отменял. Согласно донесению 5-й армии, во исполнение приказа No 0428 уже к 25 ноября было истреблено 53 населенных пункта, причем большинство полностью, и лишь по некоторым отмечено «уничтожены частично» или «осталось 5—6 домов». А сообразно отчету всего Западного фронта, к 29 ноября было сожжено и разрушено 398 населенных пунктов. Кроме того, этим же распоряжением No 0428 предписывалось «разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего кромки и на 20—30 км вправо и влево от дорог».

Предписывалось это делать специальным диверсионным группам, отправляемым в тыл врага. Число таких групп исчислялось десятками, самый популярный случай —  история Зои Космодемьянской.

Ужас приказ состоял в том, что если деревни сжигались при оставлении их Красной Армией, то народонаселение при этом все-таки выводилось. Что дальше происходило с выселенными зимой из домов женщинами, стариками и детьми, даже думать жутко, но все-таки они хоть оставались среди своих. Судьба же тех, кто оказался на оккупированной территории и чьи дома лютой зимой 1941 года сжигались советскими диверсионными группами, была еще ужаснее.

Трагичной судьба была и тех, кто шел в тыл выполнять этот приказ. Их с самого начала предупреждали, что возвращаются немногие, в лучшем 10%. Про историю Зои Космодемьянской хоть сделалось известно, а сколько тысяч таких, как она, пошли на верную смерть, даже не счесть. В результате проведения «тактики выжженной земли» была истреблена историческая часть Киева, Успенский собор Киево-Печерской лавры.

Среди уничтоженных промышленных предприятий одним из самых тяжких примеров было разрушение Днепрогэса. Мощнейший взрыв уничтожил около полутораста метров плотины. Вниз по Днепру пошла вал, высотой доходившая до 20—30 м. Были смыты все прибрежные поселки вплоть до Никополя. Поскольку при этом не производилось оповещение народонаселения и войск, то эта операция привела к огромным жертвам. По максимальным оценкам, погибло до 20 тыс. военнослужащих и до 80 тыс. гражданского населения, минимальные оценки составляют возле 30 тыс. человек погибшими.

«Тактика выжженной земли», конечно, сильно усложняла жизнь немцам на захваченной ими территории. Подобные методы применялись Петром Первым во пора наступления шведской армии, опустошалась территория и перед наступающей наполеоновской армией в 1812 году. Однако тогда это не принимало таких размеров.

Большинство историков, учивших этот вопрос, сходятся в том, что проводившаяся в 1941 году Красной Армией тактика глобального уничтожения всего была самой бессердечной из всех, что осуществлялись на собственной территории за всю историю войн.

По мнению знаменитого советского диверсанта, И. Старинова, подобная тактика была не попросту преступной («тактика выжженной земли» сейчас запрещена Женевской конвенцией), но и бесполезной, так как потраченные силы можно было использовать совершенно иначе, с большей пользой, при этом обойдясь наименьшими жертвами.


Зачем Алая Армия при отступлении уничтожала советские деревни