Жан Ланн. «Роланд французской армии»

Жан Ланн. «Роланд французской армии»
Jean-Charles Perrin. Jean Lannes, duc de Montebello, marechal de France. На этом портрете, написанном между 1805-1810 гг., Ланн представлен в мундире гусарского полковника

Часто утверждают, что люди, хорошо знавшие Наполеона, слёзы на его глазах видели лишь двукратно: при известии о гибели генерала Луи Дезе, своевременное возвращение дивизии которого позволило выиграть битву при Маренго, и при посещении в полевом лазарете смертельно раненого маршала Жана Ланна.

По мнению исследователей, Ланн был одним из тех маршалов Наполеона, что обладали самостоятельным полководческим талантом и могли побеждать в отсутствие Бонапарта.

Помимо этого, Жан Ланн обладал невообразимой харизмой, и современники называли его Роландом, Ахиллом и Аяксом французской армии. Говорили также, что у этого маршала ум Даву, храбрость Нея и красивость Мюрата.

Жан Ланн. «Роланд французской армии»
Ф. Жерар. Портрет Ланна, музей Армии, Париж
Можно добавить ещё и «грубость Ожеро». С этим маршалом Ланна роднила истинная страстность к самым грубым и грязным ругательствам. Даже к Наполеону Ланн до конца жизни обращался на «ты», что очень не нравилось императору, какой писал:

«Этот дьявол Ланн обладает всеми качествами выдающегося командира, но он никогда не будет первым, потому что он не может править своим характером; эта постоянная драчливость со своими младшими офицерами – огромный недостаток для командира.»
А также:

«В гневе Ланн не позволял никому вделать ни слова, и в таком состоянии он был опасен для собеседника.»
Но, по общему признанию, Ланн был чрезвычайно способным и невероятно храбрым генералом. Это заставляло Наполеона примиряться с его недостатками:

«Ланн в бою проявляет более мужества, чем разума, но каждый раз разум просыпается в нём и восстанавливает равновесие.»
И ещё:

«Я нашёл его пигмеем, а утерял гигантом. Ланн был храбрости необычайной. Оставаясь совершенно спокойным в огне, он обладал замечательным глазомером, и ни одна случайность, какой можно было бы воспользоваться, от него не ускользала.»
Ещё одной особенностью Ланна была его чрезвычайно выраженная неприязнь к британцам. Английский историк Р. Ф. Делдерфильд строчил:

«Жан Ланн мог терпимо относиться к австрийцам, пруссакам, русским и даже итальянцам, но хорошим для него мог быть только мертвый британец.»

Детство и юность Жана Ланна

Будущий маршал был ровесником Бонапарта и Нея. Родился он 10 апреля 1769 года в небольшом гасконском городке Лектур (департамент Жер), размещённом недалеко от Пиренейского полуострова.

Жан Ланн. «Роланд французской армии»
Памятник Ланну в его родном городе – Лектуре
Семью, в которой родился будущий маршал, весьма уж зажиточной назвать было нельзя. Но она владела земельным участком, большая часть которого сдавалась в аренду, так что и совсем неимущей считать её было бы неправильно. Наш герой был четвертым по счёту ребёнком и вторым из четырех сыновей, причём двое мальчиков при крещении получили имя Бернар, иные два – Жан (такова была семейная традиция). Семья была большой (8 детей), и денег, получаемых от ренты, не хватало. И потому образование из этих мальчишек получил только старший Бернар, учившийся в семинарии. Именно он научил читать, писать и считать младшего брата, какому суждено было стать маршалом. А родители особых надежд на Жана не возлагали и потому на учёбу не отправили, отдав в ученики к здешнему красильщику. Работа юноше не нравилась, и при первой возможности он завербовался в королевскую армию. Эта попытка военной службы оказалась несчастливой: Ланн поссорился с сослуживцем, дело дошло до дуэли, на которой он получил ранение. Был отправлен в отставку. После выздоровления пришлось возвращаться на старую работу, но мастер встретил его очень холодно. И однажды посоветовал ему:

«Возвращайся в армию, возможно, сможешь стать капитаном.»
Искусник даже и не подозревал, насколько хорошим и дельным окажется его совет: первое генеральское звание Ланн получит в 27 лет, дивизионным генералом сделается в 30, маршалом – в 35, герцогом – в 38.

Начало службы в армии республиканской Франции

Вторую попытку стать военным Ланн предпринял после основы революции, поступив в июне 1792 года во Второй батальон волонтеров департамента Жер. Подготовку волонтеры проходили в учебном стане Мираль под Тулузой, которым руководил генерал Марбо-Старший. Несносный характер не помешал Ланну усердно учиться и обратить на себя внимание преподавателей. Его прямой начальник – лейтенант Позе, так характеризует своего ученика:

«Молодой гасконец очень подвижный, сообразительный, жизнерадостный, без воспитания и образования, но влекущийся к знаниям.»
Поскольку у Ланна уже был опыт военной службы, через 2 недели он был назначен сержантом, а потом солдаты избрали его на место младшего лейтенанта.

Жан Ланн. «Роланд французской армии»
Paulin Guérin. Jean lannes en 1792, en uniforme de sous-lieutenant du 2e bataillon des volontaires du Gerspar (1835), Versailles
Помня о первой несчастливой дуэли, Ланн стал активно практиковаться в фехтовании, беря уроки сразу у нескольких учителей. Учеником он оказался весьма способным, быстро приобретя репутацию превосходного фехтовальщика.

Во время войны с Испанией батальон Ланна вошёл в состав Восточно-Пиренейcкой армии. Ланн сумел отличиться в первом же бою на перевале Сент-Лорен-ен-Сердан, какой произошёл 17 мая 1793 года. Неожиданно атакованные испанцами, сослуживцы Ланна чуть не бежали с поля боя, но гасконец сумел застопорить их и даже организовал успешную контратаку.

25 сентября 1793 года Ланн был повышен до лейтенанта и стал командиром роты. Затем, немного чем через месяц (21 октября) стал капитаном и командующим батальоном. В этом звании он и получил первое ранение.

Сколько раз был ранен Ланн, достоверно не знает никто. Разные авторы насчитывают от 10 до 20 ранений за 17 лет. Полагают, что из других маршалов Наполеона вяще ран имел только Удино (от 19 до 34, по разным данным), который за это, кстати, был прозван солдатами «дуршлагом».

Толком не долечившись, Ланн вернулся в армию, где скоро отличился в бою у Виллелонга: во главе 500 боец он выбил испанцев с хорошо укреплённой позиции, захватив 19 артиллерийских орудий и 5 тысяч пар сапог (именно благодаря захвату сапог он тогда сделался невероятно популярен в армии).

Командование также отметило храброго гасконца: 25 декабря 1793 года он получает звание подполковника и назначается командиром бригады.

Полученная Ланном рана в полевых условиях закрывалась плохо, и потому он был отправлен для лечения в Перпиньян. В этом городе он познакомился с дочерью местного банкира – Полеттой Мерик. 19 марта 1798 года она сделалась женой молодого генерала. Этот брак распался после того, как Полетта родила ребёнка, в то время как Ланн был в Египте и отцом быть никак не мог.

Но до этого была ещё война на территории Испании под командованием генерала Периньона. А потом – перевод в Итальянскую армию, где он сделался командиром 105-ой полубригады в составе дивизии Ожеро и принял участие в битве при Лоано.

Знакомство с Бонапартом

После Термидорианского переворота популярный своими проякобинскими взглядами Ланн (к тому времени уже полковник) был отстранён от должности. Формальным поводом послужило отсутствие военного образования. Тяжело сказать, как сложилась бы его судьба в дальнейшем, если бы на глаза Бонапарту, которому требовались решительные люди для подавления роялистского мятежа в октябре 1795 года, не угоди рапорты прежних командиров Ланна – Ожеро и Шерера, где содержались высокие оценки его действий.

Вспомнил он о Ланне и при отправлении в собственный первый Итальянский поход. Опальному полковнику была предложена невысокая должность командира батальона. Ланн согласился и не прогадал. После успешных поступков в сражениях при Миллезимо (13 апреля 1796 г.) и Дего (14—15 апреля 1796 г.) он был назначен командиром полубригады, которая одной из первых форсировала реку По и отличилась в битве при Фомбио (5 мая 1796 г.). После сражения при Лоди (10 мая) Наполеон сформировал отборный отряд для охраны штаб-квартиры армии. Его командиром и сделался Ланн.

При этом он принимает участие в сражении при Бассано (8 сентября 1796 г.) и в том же месяце получает звание бригадного генерала за поступки во время штурма Павии. Затем Ланн заменяет командира одной из бригад, которая под его руководством захватила один из фортов Мантуи. И получает тяжкие ранения в бою при Говерноло. Уже в ноябре 1796 г. недолечившийся Ланн участвует в бою при Арколе, где снова ранен, прикрыв собой Бонапарта. Армию он не покинул и уже на вытекающий день получил новое ранение – на Аркольском мосту. На этот раз его уносят на носилках. Заживало на Ланне всё, «как на кошке», и уже в январе 1797 года он участвует в сражении при Риволи.

Жан Ланн. «Роланд французской армии»
Скульптура Ланна, фасад Лувра, улица Риволи
Затем, в феврале 1797 года, он принимает участие в походе на Рим и в битве у реки Сенино.

Наконец, Ланн оказывается в Восточной (Египетской) армии Бонапарта. Службу в ней начинает в места командира полубригады (в июле 1798 сражается в битвах у Александрии и Каире). Во время Сирийского похода (февраль-июнь 1799 года) уже командует дивизией. Получает очередные ранения при осаде твердыни Сен-Жан-д’Акр и в битве при Абукире. Египет покидает вместе с Бонапартом 23 августа 1799 года – уже в чине дивизионного генерала.

После переворота 18 брюмера (9 ноября 1799 года) Ланн был назначен командующим Консульской гвардией.

Марбо-Младший так описывает его тогда:

«Ланн был посредственного роста и очень хорошо сложен; лицо было приятно и выразительно; глаза небольшие, но выражающие живой ум; характер неплохой, когда он сдерживал себя, но временами его заносило; амбициозен, необычайно деятельный и мужественный в любых обстоятельствах.»
И уточняет, что после ранения в шею, полученного при осаде Сен-Жан-д’Акр, башка этого генерала «была наклонена вправо».

Имеется также описание Ланна в мемуарах Лауры д’Абрантес:

«Этот молодой генерал был ростом пять футов и пять-шесть дюймов (то кушать 165-167 см), стройный, элегантный; ноги и руки довольно красивы. Лицо не отличалось красотой, однако оно было выразительно, и когда его голос выражал одну из военных дум в тех ситуациях, благодаря которым он назван был Роландом армии, его глаза метали молнии. У него была репутация храбреца, какая заслоняла собой все другие.»
Кроме того, многие описывают его, как одетого «с иголочки» изящного и опрятного человека. Причём за своей платьем и внешностью Ланн следил не только в мирное время, но и во время боевых действий, утверждая, что

«на поле боя в глазах солдат их командиры должны глядеть так, как если бы они собрались на свадьбу.»
В это время он как раз развёлся с первой женой – и неожиданно увлёкся сестрой Бонапарта, Каролиной. Эта девица предпочла Иоахима Мюрата. А супругом Ланна стала Луиза Антуанетта Схоластика де Гёэнёк, которая родила ему 5 детей. Свадьба состоялась 16 сентября 1800 года.

Жан Ланн. «Роланд французской армии»
Marguerite Gerard. Duchesse de Montebello with Her Children 1814

Ланн во Втором Итальянском походе Бонапарта

В ходе Другой Итальянской кампании Наполеона, 9 июня 1800 года авангардные части Ланна у Монтебелло до подхода подкреплений успешно отражали штурмы троекратно превосходивших их войск австрийского генерала Отта. Позже Ланн стал герцогом Монтебелло.

За героизм в сражении при Маренго (14 июня 1800 года) он был вознаграждён саблей. Кроме того, по распространённой версии, именно тогда Наполеон и назвал Ланна «Роландом армии».

Опальный генерал Ланн

Однако после возвращения в Париж взаимоотношения между Первым консулом и командующим его гвардией стали неуклонно ухудшаться. Бонапарт был уже не прежним командующим армией, а руководителем мощного страны. Его теперь раздражало панибратство Ланна, который по-прежнему считал возможным обращаться к нему на «ты». А такого тогда уже не позволяли себе даже родственники Наполеона. Ланн, в свою очередность, почти открыто обвинял Бонапарта в предательстве республиканских идеалов. Неожиданно он оказался во главе целого кружка оппозиционно настроенных генералов и высших офицеров. Закончилось всё обвинением (вполне правым) в растрате казённых средств, которое выдвинул против Ланна проводивший ревизию Бессьер (с тех пор Ланн и Бессьер стали летальными врагами). Недостачу покрыл из своих средств бывший командир Ланна Андре Ожеро, Ланн был снят с должности и послан послом в Португалию. Должность командира гвардии была вообще упразднена: гвардейской кавалерией стал командовать Бессьер, гренадерами – Даву, легкой пехотой – Сульт, артиллерией – Мортье. С 1804 года любой из них стал именоваться генерал-полковником гвардии.

Возвращение Ланна

Дипломатическая карьера у грубияна Ланна ожидаемо не задалась. В Лиссабоне он вёл себя чрезмерно дерзко и заносчиво. Очень скоро все португальцы, общавшиеся с французским послом, просто возненавидели его, и в 1803 году Наполеон вырван был отозвать Ланна в Париж. Здесь опальный генерал некоторое время оставался не у дел. Однако скоро Наполеон дал Ланну постигнуть, что служба для него ещё возможна. Таким знаком стало награждение только что учреждённым орденом Почётного легиона. А после коронования Наполеон и вовсе ввёл отставного генерала в число маршалов Франции. Наконец, в августе 1805 года Ланн был назначен командиром V корпуса Великой армии. В её составе ему впервые придётся вступить в бой с русскими армиями. Об этом и многом другом мы поговорим в следующей статье.

>