«Зубки свои все утеряешь!»: как глава СМЕРШ допрашивал невестку Хрущева

«Зубки свои все утеряешь!»: как глава СМЕРШ допрашивал невестку Хрущева

Любовь Илларионовна Сизых родилась на Украине в 1912 году, и про таких во все поры говорили «девушка с сильным характером». К 18 годам она прыгала с парашютом, умела летать на самолете У-2 и работала инструктором в летном училище.Там она и познакомилась с 20-ти летним Леонидом Хрущевым, сыном грядущего руководителя СССР.

Молодые люди сразу понравились друг другу и спустя год после знакомства — в 1939 году чета расписались. Люба, считая, что советская женщина должна быть самостоятельной, не стала брать фамилию мужа. В 1940 году у них родилась дочь, какую назвали Юлей, а через год началась война. Леонид Хрущев служил пилотом бомбардировщика и весной 1943 года погиб во пора воздушного боя.

Летом 1943 года Любовь училась в эвакуированном в Ставрополье Московском институте военных переводчиков и во время одного из мероприятий за ней приехали следователи, известившие девушке об аресте. Студентку и вдову боевого летчика этапировали в Куйбышев, а позже в Москву на Лубянку. Любовь Сизых вспоминала, что ее не колотили, а посадили в одиночную камеру и не давали спать.

Оказалось, причиной ареста стала дружба невестки Хрущева с женой сотрудника посольства Франции. Девица была дочерью генерала, руководившего военным оркестром, выступающим на парадах на Красной площади. Вся генеральская семья попала под последствие, но сотрудники контрразведки решили проверить еще и Любовь Сизых, отец которой был этническим немцем, так и не признавшим советскую власть.

Хрущев не вступился за родственницу, да и вряд ли он мог бы повлиять на ее судьбу. В те времена даже жены Калинина и Молотова получали 10 лет лагерей, хотя их супруги бывальщины гораздо ближе к Сталину, чем Никита Сергеевич.

В одном из интервью Сизых говорила, что несколько раз ее лично допрашивал глава советской контрразведки «СМЕРШ» Виктор Абакумов. Влюбленность Илларионовна рассказывала: «Он (Абакумов), бывало, сядет на краешек стола письменного и начинает: «Ну, Люба, будешь говорить? О чем подруга с французом тебя спрашивали, что ты им повествовала?». — «Ничего, абсолютно ничего». — «Если будешь упираться, мы тебя посадим в более строгую тюрьму, а там не такие обстоятельства, как у нас. Зубки свои все потеряешь».

Никаких документальных доказательств работы Любовь Илларионовны на иностранную разведку не было, но после 8 месяцев в камере на Лубянке, ей все равновелико дали 5 лет мордовских лагерей. После выхода на волю в 1948 году ее и других, вышедших на волю заключенных, отправили в пожизненную ссылку. Любовь Сизых 7 лет провела в Казахстане, где работала в группе геологоразведчиков.

Когда ссылка закончилась, женщина переехала в Караганду и, пожив кой-какое время в бараках, времянках и сырых подвалах, написала письмо Никите Хрущеву, в котором изложила свою историю. Сквозь несколько месяцев горисполком предложил Любови Сизых на выбор несколько квартир.

Свою дочь Любовь Илларионовна впервые с момента ареста увидала в 1957 году. Для встречи потребовалось разрешение Нины Петровны, жены Хрущева, которую она считала справедливым и правильным человеком. В 1958 году свекровь пригласила невестку в гости.

Встреча выходила в особняке на Ленинских горах, где, как вспоминала Любовь Илларионовна, ее приняли хорошо и тепло. На следующий день женщина испугалась, что ей придется повествовать о своей жизни в лагерях и утром уехала. Больше Любовь Сизых с семьей Хрущевых не виделось, но с дочерью связи не теряла. Заключительные годы своей жизни Любовь Илларионовна провела в Киеве, где умерла в 2014 году.

Вам также может понравиться