95 лет назад Ленин победил Сталина и «заложил мину» под созданный Альянс. А были ли варианты?

Новость опубликована: 27.09.2017

 95 лет назад Ленин победил Сталина и "заложил мину" под созданный Союз. А были ли варианты?
Россия в 1922-м году
 

Гладко 95 лет назад происходили события, предопределившие то, что последовало в 1991-м году, развал Союза, борьба двух планов создания этого (тогда лишь конструирующегося еще) нового государства, ленинского и сталинского .
Как известно, все завершилось победой первого — федерализации, а не второго — автономизации союзных республик, откуда и проистекло все последующее.

Уместно, Сталин тогда же говорил, что элиты республик приняли игру в самостоятельность и самодостаточность за реальность, предлагая жестко лишить их этих иллюзий, но — что-то пошло не так…

Наиболее детально этот вопрос разобран в обширном материале с кучей ссылок на первоисточники, небольшую цитату из которого я приведу ниже —

ЛЕНИН И СТАЛИН: ТАКТИЧЕСКИЕ Несогласия ПО ВОПРОСАМ ОБЪЕДИНЕНИЯ СОВЕТСКИХ РЕСПУБЛИК

..Эволюция ряда важнейших положений в этих первых документах Сталина свидетельствует о том, что он вел розыск наиболее приемлемых решений в условиях противодействия.

В третьем по счету документе**** Сталин делает еще один шаг: предлагает создать уже не попросту одно союзное, а единое государство за счет так называемой «автономизации» республик: «Признать целесообразным формальное вступление независимых Советских республик… в состав РСФСР». Соответственно тезис о федерации как одном союзном стране, утративший актуальность, исчезает. Утрачивает смысл предложение о вхождении Закавказских республик в СССР в составе Закавказской федерации, какая сильно раздражала руководство КП Грузии. Сталин в полном соответствии с принципом «автономизации» предлагает им вступать в Союз каждой раздельно. Вопрос о Дальневосточной республике, демократических республиках Бухара и Хорезм он думал оставить «открытым», «ограничившись принятием соглашений с ними по таможенному делу, внешней торговле, иностранным и военным делам и прочее». Он предлагал: «Признать целесообразным формальное распространение компетенции ВЦИКа, СНК и СТО РСФСР на соответственные центральные советские учреждения перечисленных в п. 1-м республик». «Внешние дела (Индел, Внешторг), военные дела, железнодорожные, финансовые и потель…***** самостоятельных республик объединить с таковыми РСФСР… Наркоматы: продовольствия, труда и народного хозяйства формально подчинить директивам соответственных наркоматов РСФСР». Органы борьбы с контрреволюцией — «подчинить директивам ГПК РСФСР». Остальные наркоматы (юстиции, просвещения, внутренних дел, землепашества, рабоче-крестьянской инспекции, народного здравия и социального обеспечения) должны были сохранить самостоятельность. Решение об объединении мыслилось «прочертить в советском порядке через ЦИКи или съезды Советов» республик, а на Всероссийском съезде декларировать создание СССР «как пожелание» республик[733].
Предложенная Сталиным схема союзы советских республик позволяла избежать сложной иерархичной конструкции наций и народов, декларированное равенство которых оборачивалось фактическим неравенством их, закрепленном в Конституции: фактически равновеликими признавались только те республики и их «титульные» нации и народы, которые входили в Союз Республик непосредственно. Равенство других ограничивалось правами лишь на ту или иную автономию.

Новый проект Сталина был направлен в ЦК компартий Украины, Белоруссии, Грузии, Армении и Азербайджана.

ЦК КП Азербайджана и Армении высказались в прок объединения на началах «автономизации». ЦК КП Грузии посчитал государственное объединение «преждевременным» и высказался в пользу хозяйственного объединения. ЦК КП Белоруссии высказался за установление касательств между БССР и РСФСР на началах, аналогичных тем, что будут установлены между РСФСР и УССР[734]. ЦК КП Украины тянул с ответом и упрашивал отложить совещание в ЦК РКП(б) по вопросу о взаимоотношениях с РСФСР, назначенное на 22 сентября, до 15 октября[735].

Накануне начала работы комиссии Оргбюро Сталин письменно изложил Ленину свои аргументы в прок своего плана. 22 сентября 1922 г. в ответ на записку Ленина, содержание которой историкам еще неизвестно, Сталин отозвался обширным письмом, в котором развил аргументацию в пользу предложения о федерировании республик на принципе автономизации как наиболее полно отвечающем задаче создания спокойной, а значит, и эффективной системы управления народным хозяйством в интересах социалистического строительства. В письме этом нет ничего, что указывало бы на имеющиеся у них несогласия.

«Мы пришли к такому положению, — писал он, — когда существующий порядок отношений между центром и окраинами, т.е. отсутствие всякого распорядка и полный хаос (вряд ли такое заявление могло понравиться Ленину. — B.C.), становится нетерпимым, создает конфликты, оскорбления и раздражение, превращают в фикцию т.н. единое федеративное народное хозяйство, тормозит и парализует всякую хозяйственную деятельность в общероссийском масштабе».

«Формально решения СНК, СТО и ВЦИК РСФСР необязательны для самостоятельных республик, причем эти учреждения сплошь и рядом отменяют постановления центральных учреждений независимых республик, что вызывает протесты заключительных против «незаконных действий» центральных учреждений Москвы… Вмешательство Цека РКП в таких случаях происходит обычно после того, как центральные учреждения окраин уже дали свои декреты, отмененные после центральными учреждениями Москвы, что создает волокиту и тормоз в хозяйственных делах и вызывает на окраинах недоумение среди беспартийных и раздражение среди коммунистов».

Из этого Сталин мастерил вывод: «Одно из двух: либо действительная независимость и тогда — невмешательство центра, свой НКИД, свой Внешторг, собственный Концессионный комитет, свои железные дороги, причем вопросы общие решаются в порядке переговоров равного с равным, по договоренности… либо действительное объединение советских республик в одно хозяйственное целое с формальным распространением власти СНК, СТО и ВЦИК РСФСР на СНК, ЦИК и экономсоветы самостоятельных республик, т.е. замена фиктивной независимости действительной внутренней автономией республик в смысле языка и культуры, юстиции, внудел, землепашества и прочее».

Значительное место в письме занял анализ противодействия объединению республик. «За четыре года гражданской войны, когда мы ввиду интервенции вырваны были демонстрировать либерализм Москвы в национальном вопросе, мы успели воспитать среди коммунистов, помимо своей воли, натуральных и последовательных социал-независимцев, требующих настоящей независимости во всех смыслах и расценивающих вмешательство Цека РКП, как обман и лицемерие со стороны Москвы…

Мы переживаем такую полосу развития, когда конфигурация, закон, конституция не могут быть игнорированы, когда молодое поколение коммунистов на окраинах игру в независимость отказывается соображать как игру, упорно признавая слова о независимости за чистую монету и также упорно требуя от нас проведения в жизнь буквы конституции самостоятельных республик».

Отсюда Сталин делал вывод в пользу решительной, наступательной тактики:
«Если мы теперь же не постараемся приспособить конфигурацию взаимоотношений между центром и окраинами к фактическим взаимоотношениям, в силу которых окраины во всем основном безусловно должны подчиняться середине, т.е. если мы теперь же не заменим формальную (фиктивную) независимость формальной же (и вместе с тем реальной) автономией, то через год будет несравненно труднее отстоять фактическое сплоченность советских республик.

Сейчас речь идет о том, как бы не «обидеть» националов; через год, вероятно, речь пойдет о том, как бы не вызвать раскол в партии на этой грунту, ибо «национальная» стихия работает на окраинах не в пользу единства советских республик, а формальная независимость благоприятствует этой работе». Послание завершалось кратким изложением сталинского плана[736].

В литературе утвердилось не совсем верное понимание роли «автономизации» в планах Сталина.

Она представляется в качестве способа ограничения прав республик, концентрации воли в центре и, следовательно, сосредоточения ее Сталиным в своих руках.

Приведенное выше письмо говорит о том, что Сталин руководствовался совсем иными соображениями.

Исходя из признания очевидного — отсутствия фактической независимости республик, — он предлагал лишь узаконить существующее поза вещей, оформить его, но при этом четко обозначить сферу независимости республик.

Поэтому «автономизация» выступала не в качестве способа ограничения прав республик, а в качестве способа сочетания воли сильного центра с реальной властью, остающейся на местах, а также в качестве способа упрощения управленческих структур.

Наконец, в качестве способа обеспечения перехода от федерации к унитарному стране, перехода, осуществляемого не на основе нарушения права наций на самоопределение, а на основе его реализации и при условии, что особенно важно, предоставления им новоиспеченного для теории и практики социалистической революции права — права свободного выхода из Союза…

http://leninism.su/books/4135-politicheskoe-zaveshhanie-lenina-realnost-istorii-i-mify-politiki.html?showall=&start=18

23 сентября 1922 года представителей республик потребовали на заседание комиссии Оргбюро ЦК РКП(б) по вопросу «О взаимоотношениях РСФСР и независимых республик».
Уже в первый день за проект Сталина проголосовали представители всех республик, за исключением воздержавшегося представителя Грузии.

24 сентября бывальщины улажены все спорные вопросы – центр пошел на некоторые уступки. Республикам разрешили иметь своих представителей в Президиуме ВЦИК, увязывать назначение уполномоченных общесоюзных наркоматов, назначать в заграничные представительства наркоматов иностранных дел и внешней торговли своих представителей. Наркомат финансов из общесоюзного был перемещён в разряд союзно-республиканских.

Комиссия приняла проект за основу и рекомендовала его пленуму ЦК.

Однако В. И. Ленин, который был болен и не мог принимать участие в труду комиссии, идею автономизации отверг.

26 сентября 1922 г. он направил членам Политбюро письмо, в котором подверг резкой критике проект «автономизации» и сформулировал идею создания альянса равноправных советских республик.

Формулу «вступления» республик в РСФСР он предложил заменить принципом их «объединения вместе с РСФСР» в союзном Советском социалистическом стране на основе полного равноправия.

Ленин подчеркивал необходимость создания общесоюзных органов, стоящих над РСФСР в такой же мере, как и над иными республиками.

Отстаивая принцип полного равенства объединяющихся советских национальных республик, он писал: «…мы признаём себя равными с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию, «Союз Советских Республик Европы и Азии».

Сталин вырван был признать свой план автономизации ошибочным.

6 октября 1922 года Пленум ЦК одобрил позицию Ленина и принял на ее основе новоиспеченную резолюцию.

Были ли варианты у Сталина? Вероятно, нет.

Почему Ленин действовал так, как действовал — можно только предполагать, ленинские опасения «великорусского шовинизма», исходящего от грузина Сталина, выглядят неубедительными.

В 80-ые годы идея «Альянса республик» достигла вершины абсурда — выдвигалась идея предоставления статуса «союзной республики» всем автономным округам и автономным районам РСФСР (даже тем, в которых русские составляли абсолютное большинство), при этом ни о каком предоставлении автономий или независимости русским Украины и Казахстана не было и выговоры.

При этом, существует версия, что Андропов хотел вернуть сталинский план автономизации, дефедерализировав СССР, но не успел, умер.

Дальнейшее — мы все ведаем, миллионы русских людей, внезапно оказавшихся в других государствах (не все из которых сумели вернуться в Россию после развала Альянса, иногда по объективным обстоятельствам), были потеряны для России навсегда, кто-то эмигрировав, кто-то перестав быть русским, некто — уйдя во внутреннюю эмиграцию в чужом национальном государстве.

И да.

Конечно же, было бы нелепо предъявлять претензии создателю государства, Ленину, в том, что он «не учел отдельный нюансы» и «не сумел предвидеть» на 70 лет вперед.

Потому у меня в связи с этим возникает только один вопрос — отчего, когда в конце 30-х Сталину удалось получить всю полноту власти в стране, он не вернулся к своему плану автономизации, поставив на пункт «заигравшиеся» национальные республики?

Есть предположение, что помешало этому дело Кирова, а потом война, но только ли это?

И что было бы в 91-м, мини все по сталинскому сценарию 95 лет назад?


Ответить