Адрианополь наш! Отчего русская армия не взяла Константинополь

Новость опубликована: 05.07.2019

Русско-турецкая брань 1828-1829 гг. Константинополь-Царьград был у ног русской армии. Войск у турок больше не было. Дибич разметал турок в Болгарии, Паскевич – на Кавказе. Русский флот мог ссадить десант в Босфоре. Султан умолял о мире. Ещё 2-3 перехода, и Константинополь мог бы стать русским. Но этому не суждено было произойти (как и запоздалее, в 1878 году). Русское правительство не посмело пойти против своих «западных партнеров». Освободить Болгарию и повесить щит Олега на вратах Царьграда.

Адрианополь наш! Отчего русская армия не взяла Константинополь
Военный эпизод Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Г. Ф. Шукаев

Блестящий марш русской армии на Балканах и победы на Кавказе не повергли к такой же политико-дипломатической победе. Россия в переговорах проявила крайнюю умеренность. Петербург не использовал исключительно выгодное положение, созданное усилиями русской армии и флота.

Сражение у Сливно

После захвата Ямболя армия Дибича разместилась на южном склоне Балкан, на фронте от Ямболя до Бургаса. Левый русский фланг был обеспечен господством флота на море. Русский флот укрепил поза русской армии на побережье. 21 и 23 июля высаженный с кораблей русский десант под началом подполковника Бурко захватил города Василик и Агатополь. Вящая часть приморской Болгарии оказалась под контролем русских вооруженных сил.

Для защиты тыла армии в центре и на правом фланге со сторонки Шумлы и для связи с придунайской Болгарией русские войска заняли три прохода через Балканские горы. В конце июля 1829 года русская армия получила подкрепления. Однако новоиспеченные части до прибытия на фронт понесли такие большие потери от эпидемии, что немногим усилили Забалканскую армию. В конце июля у Дибича в Айдосе было возле 25 тыс. бойцов. Остальные силы были связаны охраной тыла, занятых крепостей и наблюдением за Шумлой.

Дибич, несмотря на малочисленность русской армии для подобный операции, решил развить наступление на Адрианополь – вторую столицу Османской империи. Это была последняя сильная крепость османов на линии в Константинополь. Движение к Адрианополю было естественным продолжением Забалканского похода. Однако перед броском на Адрианополь необходимо было расшибить турков у Сливно.

Турецкое командование ещё надеялось остановить русских у Сливно. Город был хорошо укреплен, здесь расположился корпус Халил-паши, усиленный здешними войсками. Он ждал прибытия великого визиря с подкреплениями. Русская армия не могла наступать на Адрианополь, пока на фланге стоят порядочные силы противника. Дибич решил упредить врага и уничтожить корпус Халил-паши. Он соединил войска 6-го и 7-го корпусов, усилил их 5-й пехотной дивизией из состава 2-го корпуса, и поспешил к Сливену. Сражение случилось 31 июля 1829 года. По данным нашей разведки основные силы Халила-паши располагались в походном лагере перед городом на Ямбольской пути. Дибич направил часть сил в обход основных сил противника, чтобы захватить сам город и перерезать врагу пути отхода. Иная часть армии быстро наступала по дороге, с помощью артиллерии и кавалерии сметая передовые отряды врага. В такой ситуации Халил-паше надо было нестись или драться в окружении.

Русские войска на правом фланге обошли противника и вышли к городу. Здесь они встретили противодействие вражьей артиллерии. Русский главнокомандующий бросил в бой 19-ю артиллерийскую бригаду. Русские артиллеристы по меткости огня сильно превосходили противника, потому турки быстро бросили позиции и вывезли орудия в город. Преследуя врага, батальоны 18-й пехотной дивизии ворвались в Сливен. Халил-паша, как и намечалось, бросил ямбольские укрепления. Турецкие войска бежали по ещё свободным дорогам. Русскими трофеями стали 6 знамен и 9 пушек.

Таким манером, попытки турецкого командования остановить движение русской армии к Адрианополю провалились. У Айдоса, Ямболя и Сливно турецкие корпуса последовательно бывальщины разбиты и рассеяны. Великий визирь, находясь в Шумле, ослабил свою армию выделением отдельных отрядов, потеряв возможность к деятельным действиям и связь с Константинополем. Русский главнокомандующий Дибич, обеспечив свой тыл и правый фланг, теперь мог спокойно идти на Адрианополь. Желая войск у него по-прежнему было мало.

Адрианополь наш!

Дибич мог подождать и пополнить армию идущими в Болгарию резервами. Но, учитывая факт стягивания турецких армий к Адрианополю, и быстрое строительство новых укреплений, наш главнокомандующий предпочёл быстроту и натиск, по заветам Суворова. Дав войскам один день передышки, 2 августа 1829 года Дибич продолжил наступление.

Несмотря на отсутствие сопротивления противника, поход был тяжелым. Стояла жар. Наши войска, непривычные к таким условиям, сильно страдали. Отступающие турецкие войска портили по пути колодцы, закидывали их трупами животных. Встречавшиеся ручьи пересохли от жары. Болезни косили солдат. В итоге каждый переход походил на сражение – численность армии всегда сокращалась. За шесть дней войска прошли 120 верст и 7 августа вышли к Адрианополю. У Дибича осталось всего 17 тыс. бойцов. Дибич с начальником штаба Толем выехали на рекогносцировку, планируя на вытекающий день пойти на штурм города. Это был великий день. Со времен князя Святослава русские дружины не стояли у стен Адрианополя.

Тем порой турки собрали в Адрианополе значительные силы: 10 тыс. регулярной пехоты, 1 тыс. конницы, 2 тыс. ополченцев. Кроме того, стены города могли отстаивать 15 тыс. вооруженных горожан. Местность у города была пересеченной, что ухудшало возможности атаки, имелись старые укрепления. В городе было немало больших каменных зданий, удобных для обороны. Русская армия не имела сил для полноценной блокады, а решительный штурм при мощной сопротивлении неприятеля мог закончиться провалом. Затягивать осаду Адрианополя было опасно. Русские войска косила эпидемия. Султан Махмуд II призвал для защиты Константинополя армии из Македонии и Албании. Проявлять осторожность в этой ситуации было нельзя, это показывало слабость армии. Только решительность и стремительность могли привести к победе. Оценив обстановку, Дибич всё сделал правильно. Русские войска приготовились к наступлению. 2-й корпус был в первой черты, 6-й корпус – во второй, 7-й – в резерве. Казаки передового отряда генерала Жирова заняли дозорами высоты вокруг города. Донской казачий полк полковника Ильина взял дорогу на Константинополь.

Прорыв русских через Балканы, поражение турецких отрядов у Айдоса и Ливны парализовали волю османов к сопротивлению. Они бывальщины ошеломлены и растеряны. Дибич, без паузы начав движение малочисленной армию к Адрианополю, ещё больше испугал османов. Они были уверены в мочи русских. Такой угрозы османы ещё не знали в истории войн, которые они вели в Европе. Турецкие командиры и начальники потерялись, отдавали противоречивые приказы, и подготовиться к обороне не смогли. Войска парализовала апатия, среди горожан началась паника. Уже вечерком 7 августа турецкие командиры Халил-паша и Ибрагим-паша предложили обсудить условия сдачи.

Дибич под угрозой скорого и решительного штурма предложил уложить оружие, сдать все знамена, пушки, всё армейское имущество. На этих условиях туркам разрешали покинуть Адрианополь, но уйти не в Константинополь (там они могли усилить тамошний гарнизон), а в иную сторону. Русский главнокомандующий дал османам 14 часов на размышление. Утром 8 августа русские войска начали движение на Адрианополь двумя штурмовыми колоннами. Первую вёл Дибич, вторую Толь, резерв возглавлял Ридигер. Но штурма не было. Турецкие командиры дали согласи отдать город на условии свободного прохода войск без оружия. Они ушли в западном направлении.

Таким образом, 8 августа 1829 года русская армия взяла Адрианополь. Русским достались богатые трофеи – 58 пушек, 25 знамен и 8 бунчуков, несколько тысяч ружей. Нашей армии пришлось большое количество различных припасов и имущества – Адрианополь был одной из тыловых баз турецкой армии. Падение Адрианополя произвело огромное впечатление не лишь на Константинополь, но и на Западную Европу. В турецкой столице был шок и паника. От Адрианополя до Константинополя была прямая дорога, и русские могли будет быстро выйти к сердцу Османской империи.

Константинополь у ног русской армии

9 августа 1829 года русские войска возобновили движение. Авангардные силы выдвинулись к Кирклиссу и Люле Бургасу, угрожая уже Константинополю. Штаб-квартира русского главнокомандующего расположилась с Эски-Сарае – загородной резиденции турецких султанов.

Русский император Николай Первоначальный подчинил Дибичу Средиземноморскую эскадру, действовавшую в Восточном Средиземноморье. Дибич поручил командующему русской эскадрой (она состояла из кораблей Балтийского флота) в Средиземном море Гейдену приступить блокаду Дарданелл и действовать против турецкого побережья. Тем самым был блокирован подвоз продовольствия в Константинополь из Южных областей Османской империи, в первую очередность Египта. В это же время Черноморский флот под началом адмирала Грейга блокировал Босфор. Русские корабли перехватывали турецкие корабли у берегов Анатолии и Болгарии. Ещё 8 августа черноморские моряки захватили Иниаду, а 28 августа – Мидию на болгарском сберегаю. В Стамбуле очень боялись, что русские высадят десант и для захвата укреплений Босфора. В таком случае сильные отряды моряков-черноморцев могли поддержать наступление армии Дибича на Константинополь.

Ещё до захвата Адрианополя, граф Дибич приказал генералу Киселеву, командующему нашими армиями в Валахии, перейти из обороны в наступление. Наши войска должны были форсировать Дунай на правом фланге и быстрым маршем (в основном мочами конницы) идти по болгарской земле к Балканам, начать боевые действия в западной часть Болгарии. Такой поход повстречал бы поддержку болгар, как и Забалканский поход Дибича. Генерал Киселев с 4-м резервным кавалерийским корпусом успешно форсировал Дунай, взял город Врацу и вышел к Балканским горам. Русский авангард уже собирался спуститься с гор в Софийскую долину и освободить Софию. Однако этом марш был застопорен в связи с началом переговоров с турецкой делегацией.

Таким образом, русская армия могла все возможности освободить Софию и всю Болгарию от турецкого владычества. Генерал Киселев строчил: «Казаки мои были в двух маршах от Софии, и через три дня я занял бы сей замечательный и важный для нас город… болгары встречали нас приятельски…». Армии Киселева очистили от разрозненных турецких отрядов обширную область. Русские заняли города центральной части Болгарии Изворачиваюсь, Плевну и Габрово и важный для возможного продолжения войны Шипкинский перевал. Остатки турецкой армии оставались только в долине р. Марицы. Уже после заточения мира русские войска под началом генерала Гейсмара разбили отряд Мустафы-паши (он решил продолжить войну самостоятельно) у перевала Орхание, всё же взяли Софию.

Ведомая Дибичем русская армия оказалась на пороге османской столицы, древнего Царьграда-Константинополя. В это же время русские армии под началом Паскевича-Эриванского разгромили османов на Кавказе, взяли Эрзерум. Турки потеряли две главные армии. Стамбул оказался без зашиты. Османское правительство не могло скоро восстановит армии на Балканах и в Анатолии. Больших армейских резервов для защиты столицы не было. Такого поворота событий в Турции и Европе не ожидали. Русские армии были в 60 километрах от Константинополя – один суворовский суточный марш-бросок.

Паника охватила Стамбул и европейские дворы. Из Константинополя в Адрианополь и назад заспешили дипломаты и послы. В первый же день пребывания Дибича в Эски-Саре к нему прибыли посланцы от британского посла Гордона, от французского Гильемино, прусского – Мюфлинга. Все европейские послы бывальщины единодушны – любой ценой остановить движение русских к Константинополю и проливам. Очевидно, что они лучше чем российское правительство понимало основную тысячелетнюю национальную задачу Руси-России – занять Царьград и проливную зону, сделать Чёрное море русским «озером».

Османское правительство, ободренное подобный мощной дипломатической поддержкой, теперь не торопилось с переговорами о мире. Султан надеялся, что Франция и Англия введут свои флоты в Мраморное море и защитят турецкую столицу. Дибич, встревоженный поведением турецких «партнеров», уже планировал двинуть армии на Константинополь и встать лагерем в видимости со стен города. Как отмечал находившийся тогда при штаб-квартире главнокомандующего военный историк и генерал А. И. Михайловский-Данилевский, взять Константинополь было легковесно – авангард левой колонны армии располагался в Визе, и был вблизи от водопроводов, снабжавших столицу. Поток воды можно было застопорить, и город был обречен на сдачу в самые короткие сроки. Кроме того, в армии знали, что Константинополь некому оборонять, сопротивления не будет. Русская армия ожидала приказа войти в Константинополь – это было разумно, справедливо и отвело национальным интересам русского народа. Михайловский-Данилевский, автор официальной истории Отечественной брани 1812 года, писал, что никогда он не видал большего уныния, чем в дни стоянки изнуренных войск, когда стало ясно, что такого распоряжения не будет.

В итоге император Николай Первый остановил Дибича в Адрианополе. В Петербурге боялись крушения Османской империи. Всерьёз полагая, что «выгоды сохранения Оттоманской империи в Европе превышают его невыгоды». Это была стратегическая промах. На выходе Россия получила позор Крымской войны, когда русским запретили иметь вооружения и флот на Чёрном море и побережье, брань 1877 – 1878 гг. и выступление Турции против России в Первую мировую войну. А ведь могли решить все вопросы в пользу России одним ударом в 1829 году.

Русская армия могла попросту войти в древний Константинополь, а русские эскадры занять Босфор и Дарданеллы. Коллективный Запад тогда не был готов выступить против России, по образцу Крымской кампании. Россия после победы над империей Наполеона была «европейским жандармом», ведущей военной державой Европы (значит и вселенной). Однако ошибочная политика Александра I с его Священным союзом, приоритетом «стабильности» и легитимности в Европе, продолженная правительством Николая I, заинтересованности «западных партнеров» перевесили русские национальные интересы. Прозападный вектор Петербурга тяжким заклятием сковал движение русского богатыря.

Адрианополь наш! Отчего русская армия не взяла Константинополь

Адрианополь наш! Отчего русская армия не взяла Константинополь
Медаль «За турецкую брань». Медалью награждали всех, принимавших участие в военных действиях против Османской империи с 1828 по 1829 год. Награждались все генералы, офицеры, нательные чины, как строевые, так и нестроевые, а также ополченцы. С декабря 1830 года стали награждать и моряков, участвовавших в сражениях. Ключ: https://ru.wikipedia.org

Источник


Адрианополь наш! Отчего русская армия не взяла Константинополь