Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева

Новость опубликована: 27.05.2019

Битва у Ярослава продолжалась, желая 24-й армейский корпус после ожесточенных уличных боев в ночь на 3-е мая 1915 г. оставил город (см. Тяжёлый Первомай под Ярославом). Решение об отходе было зачислено лично Р. Д. Радко-Дмитриевым.

Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева
Командующий 3-й армией Юго-Западного фронта генерал от инфантерии Р. Д. Радко-Дмитриев со штабом. Летопись войны № 30.

В 23 часа командующий 3-й армией приказал: 24-му армейскому корпусу отходить на правый берег Сана — правым флангом сквозь Ярослав, а левым флангом — через Высоцко, заняв старую оборонительную позицию от устья р. Любачевка до Ветлина; 12-му и 21-му армейским корпусам ночью также отойти на правобережье Сана, и упорно обороняться, взяв 12-м корпусом — линию от Дунковицы до сел. Медыка, а 21-м корпусом — линию от Ветлина через Лазы по р. Вишня до сел. Дунковицы.

Этим он фактически санкционировал уход всех русских армий с левого берега реки, который лишь для 24-го армейского корпуса был вынужденным. Так, в 23 часа 34 минуты Р. Д. Радко-Дмитриев телеграфировал командиру 24-го армейского корпуса: «…если вы не надеетесь восстановить наше престарелое положение на укрепленной позиции, то воспользуйтесь ночью и отведите ваш корпус на правый берег Сана, заняв прочно наши престарелые позиции от устья Любачевки, Ветлин исключительно, которые оборонять до последней крайности; при отходе взрывайте основательно мосты, как железнодорожный, так и шоссейный, а также виадук в городе». А четырьмя минутами запоздалее он сообщал командующему фронтом: «…противник, атаковывавший в продолжение двух дней Ярослав, сегодня оттеснил наши армии в город; за невозможностью восстановить положение там, ночью этот корпус отходит на правый берег Сана, причем с завтрашнего утра обнажается правый фланг немощного 21-го корпуса. При этом положении дел сомневаюсь, чтобы как 21-й, так и 12-й корпуса могли оставаться хотя бы один день на левом берегу Сана. Нахожу долгом вас об этом предупредить».

Приказ оставить левый берег р. Сан вызвал протест главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта и был отменен, 21-й и 12-й армейские корпуса остались на старых позициях. Тем более, что позиции этих корпусов противник лишь обстреливал артиллерийским огнем, накапливаясь для атаки.

Отходя на правый берег Сана, 24-й армейский корпус истребил переправы, заняв позицию от устья Любачевки до сел. Ветлина.

Таким образом, попытки германцев и австрийцев сбить русских с черты р. Сан и взять Перемышль вновь не увенчались успехом. Лишь на участке правого фланга 24-го армейского корпуса они переправились на восточный берег р. Сан, но, повстречав упорное сопротивление русских, продвинуться вглубь их обороны не смогли.

Вместе с тем, падение важнейшего стратегически важного оборонительного узла на р. Сан – г. Ярослав, имело ключевое смысл для исхода операции. Резонанс от падения города присутствует на страницах работ представителей генералитета и офицерства противника. Так, Э. Людендорф отметил: «Генерал фон Макензен надвигался … на Ярослав, и …взял приступом предмостное укрепление последнего». Л. фон Роткирх писал: «перешли в наступление против сильно укрепленных позиций на вышинах западнее Ярослава полки прусской гвардии и уже столько раз отличившийся 6-й армейский корпус. В блестящих 2-х дневных сражениях им удалось отколоть у 62-й, 41-й и 45-й русских дивизий предмостные укрепления и город. 15-го мая вечером (нового стиля – А. О.) мы овладели доступом к нижнему течению Сана».

Поутру 3-го мая противник, оставив против 24-го армейского корпуса заслон, начал сосредотачиваться против 21-го армейского корпуса, создав угрозу правому флангу заключительного. В разговоре с командующим фронтом командующий 3-й армией вновь высказался, что удержание позиций на левобережье р. Сан нецелесообразно, тем более при отсутствии резервов.

Цельный день противник вел огонь по корпусам 3-й армии на левобережном плацдарме, и в 13 часов 30 минут командарм отдал распоряжение, в котором ссылался на директиву Верховного главнокомандующего остановиться на занимаемых позициях и оборонять последние во что бы то ни стало, обеспечив владение Перемышлем. 9-й, 10-й, 3-й Кавказский и 24-й корпуса должны бывальщины оборонять Сан пассивно — на занятых ими участках, тогда как 21-й и 12-й корпуса должны прочно закрепиться на занимаемых ими позициях на левобережье Сана, удерживая их во что бы то ни сделалось. Командир 24-го корпуса, кроме 3-й стрелковой дивизии, должен выделить из 45-й пехотной дивизии более сохранившийся полк и направить заключительный форсированным маршем к сел. Ветлин. Армейский резерв в составе 2-х полков 45-й дивизии под командованием командующего дивизией Свиты генерал-майора П. Т. Николаева остается у станции Бобрувки.

Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева
П. Т. Николаев

3-го мая командование фронта отдало директиву: «дать твердый отпор противнику на ныне занятых позициях…» до подхода резервов, т. е. упорно оборонять рубеж р. Сан. Этой же директивой 21-й и 12-й армейские корпуса передавались 8-й армии, а 3-я армия получала 15-й армейский корпус из состава Северо-Западного фронта и 5-й Кавказский армейский корпус из резерва главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта. Кроме того, 4-го мая Р. Д. Радко-Дмитриев из долей 3-й кавказской стрелковой и 77-й пехотной дивизий сформировал Сводный, а из частей 81-й пехотной и 13-й сибирской стрелковой дивизий — 29-й армейский корпуса. Но заключительный, созданный из потрепанных в предыдущих боях войск, значительной боевой ценности не представлял.

3-го мая 9-й и 10-й армейские корпуса 3-й армии вели бои здешнего значения, а на боевом участке 3-го Кавказского армейского корпуса противник попытался осуществить переправу у Лезахова, но был отбит сибиряками. Противники вели преимущественно огневой бой.

Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева

Во другой половине дня 3-го мая на фронте 24-го армейского корпуса неприятельскому отряду удалось у Шуско переправиться на правый берег Сана — но контратака отбросила противника на левый берег. После наступления тьмы неприятелю вновь удалось переправиться на правобережье (у Гарбарже), а сосредотачивающиеся на левом берегу германские войска были рассеяны огнем русской артиллерии.

В итоге, 3-го мая противнику вновь не удалось форсировать р. Сан и завладеть ее правым берегом.

К исходу дня 3-я армия получила задачу упорно оборонять занимаемые позиции по правому берегу Сана — от р. Цыган на Развадув и до сел. Ветлины и твердо пресечь любую попытку форсирования противником реки Сан. Особое внимание обращалось на «…самое тщательное и энергичное укрепление вверенных … позиций, пользуясь для того всем независимым от боя временем…».

4—5 мая противник пытался развить свой тактический успех на единственном плацдарме на правом берегу Сана — на фронте 24-го армейского корпуса. На этом направлении действовали уже 4 корпуса противника.

В ночь на 4-е мая германцы начали наступление на центральный боевой участок 24-го армейского корпуса, предварительно обработав его огнем тяжкой артиллерии, нанесшим русским частям тяжелые потери. Командарм так оценивал обстановку на фронте соединения: «Всю ночь и сегодня днем неприятель ведет отчаянные штурмы на средний участок генерала Цурикова; положение его признано близким к критическому. По его донесениям, его части расстроены губительным, сосредоточенным артиллерийским огнем неприятеля».

Поутру отдельные вражеские подразделения переправились на правобережье р. Сан — у Вязовницы. Контратака западнее Вязовницы частей 49-й пехотной дивизии успеха не принесла. Подразделения дивизии взяли лесную опушку от Мильницы до Пивода, и к ним на поддержку выдвинулись части 48-й пехотной дивизии, 11-я кавалерийская дивизия, а также полк 45-й пехотной дивизии армейского резерва. Командарм сообщал командующему фронтом: «Контратака долями 49-й дивизии противника, скопившегося в излучине Сана западнее Вязовницы, успеха не имела. Свияжский и Оровайский полки (193-й Свияжский и 195-й Оровайский пехотные полки 49-й пехотной дивизии – А.О.), смяты бригадой противника и отходят; полкам приказано стать на опушке леса от Мельники до Пивода; командующий 49-й дивизией лично устраивает полки. Главная сила противника — в огне, какой он развивает своей тяжелой артиллерией по району Нелипковица, Вязовница, Пивода. Командир корпуса двинул на поддержку 49-й дивизии останки Измаильского и Ларго-Кагульского полков (189-й Измаильский и 191-й Ларго-Кагульский пехотные полки 48-й пехотной дивизии – А.О.), всего 2500 штыков с 4 горными орудиями, и 2-ю кавказскую дивизию; с наступлением тьмы туда же будут направлены со среднего участка Рымникский и Очаковский полки (192-й Рымникский и 190-й Очаковский пехотные полки 48-й пехотной дивизии – А.О.). Мною передан в распоряжение командира 24-го корпуса еще одинешенек полк 45-й дивизии; в армейском резерве остался только один полк 45-й дивизии. Командиру 24-го корпуса мною подтверждено повеление ваше… и мое заявка на этом участке отбросить противника за Сан».

Вместе с тем: «…кризис в центре расположения корпуса миновал, наши войска взяли прочно фронт – перекресток трех шоссе и закрепляются. На правом … участке противник накопился в излучине Сана, что западнее Вязовницы… зачислены меры по вытеснению противника…».

Около 18-ти часов противник атаковал центр и правый фланг 24-го армейского корпуса — русские доли начали отходить. В 18 часов 17 минут командарм отдал приказ: «…командиру 24-го корпуса принять твердые меры для поддержания духа и порядка в войсках, отделенных от главных сил противника рекою, и для выбития тех его частей, которым по оплошности нашей позволили переправиться на наш берег и утвердиться на нем. Командиру 24-го корпуса собственно ознакомиться с положением дела в группе смешанных частей против Ярослава. Главнокомандующий выражает уверенность, что вы уже были там и приняли надлежащие меры для установления распорядка и для укрепления позиции. Если можно мириться с оставлением противника в излучине у селения Гарборж, то недопустимо оставить его утвердиться на вашем правом фланге».

Корпус вел оборонительные бои на фронте Мельники (на р. Любачевка) — Хутки — Ольхова — Маковиска — Ветлины.

Одновременно противник атаковал левый фланг 3-го Кавказского армейского корпуса, выдвинувшись к черты Мышковка — Сенява — Лезахов.

24-й и 3-й Кавказский армейские корпуса выдерживали натиск трех корпусов противника, но в итоге были отброшены от р. Сан. Неприятель форсировал реку, утвердившись на ее правом сберегаю — между Ветлины и Лежайском.

Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева

На боевых участках 9-го и 10-го армейских корпусов неприятель вел артиллерийский огонь, его пехотные цепи приблизились к русским позициям, окопались и вели пламя с левого берега р. Сан.

Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева
Заключительный этап боевых действий в ходе операции у г. Ярослав 4 – 7 мая 1915. Сборник документов. Горлицкая операция. М., 1941

Продолжение вытекает…

Источник

Материал полезен?

Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева