Бенито Муссолини: основная ошибка вождя итальянского фашизма

Новость опубликована: 10.10.2018

Бенито Муссолини: главная ошибка вождя итальянского фашизма

Бенито Муссолини: основная ошибка вождя итальянского фашизма

Бенито Муссолини — человек, с именем которого нераздельно связано само понятие «фашизм», по сути мощно отличающееся от германского национал-социализма. Перед началом Второй мировой войны Италия формально была монархией, но все рычаги воли были в руках Муссолини.
Он не только занимал пост премьер-министра и был лидером единственной в стране легальной партии – Национальной фашистской – но и собственно возглавлял семь ключевых министерств, носил звание Первого маршала Империи, а впоследствии стал верховным главнокомандующим. Пуще всего его называли просто дуче, что означает вождь, а его официальный титул звучал так: «Его Превосходительство Бенито Муссолини, глава правительства, дуче фашизма и основатель Империи».

Мечтанием Муссолини было возрождение Римской империи. Первые шаги к этому были сделаны еще до начала Второй мировой. В 1935 году итальянцы и французы условились о разделе зон влияния в Северной Африке, а в 1936 году итальянские войска вторглись в Эфиопию. Вскоре Эфиопия, Эритрея и Сомали бывальщины объединены в колонию под названием Итальянская Восточная Африка. Весной 1939 года Италия оккупировала Албанию.

До начала Другой Мировой войны заполучить Италию в союзники хотели как немцы, так и англичане. Уинстон Черчилль, в частности, вел с Муссолини обширную переписку и неоднократно публично высказывался о нем позитивно. Гитлер же в какой-то степени считал Муссолини, пришедшего к власти в Италии десятилетием раньше, чем сам фюрер в Германии, своим преподавателем.

Дуче долгое время лавировал, но в конце концов сделал выбор в пользу Германии. 22 мая 1939 года между Италией и Германией был подмахнут так называемый Стальной пакт (договор о дружбе и сотрудничестве), а в 1940 году — Тройственный пакт (к нему присоединилась и Япония) о разграничении зон воздействия, а фактически о послевоенном переделе мира. Но даже после этих соглашений Черчилль и Рузвельт еще некоторое время пытались склонить итальянского диктатора к вселенной.

Но Муссолини позволил Германии втянуть Италию во Вторую мировую войну, от чего благоразумно сумели уклониться его коллеги — испанский диктатор Франсиско Франко и португалец Антониу ди Салазар. В итоге их страны избежали военных потерь и оккупации, а сами они смогли остаться у власти.

Накануне Второй мировой войны и даже во пора нее Муссолини существенно преувеличивал реальную численность и боеспособность итальянской армии. О том, было ли это сознательным блефом с целью иметь вящее влияние в международных делах, или самоослеплением, выдачей желаемого за действительное, до сих пор нет однозначного мнения. Как бы то ни было, ближайшие военные кампании показали, что подготовка и вооружение итальянской армии оставляли желать лучшего.

Взаимоотношения между Муссолини и Гитлером, несмотря на внешнюю демонстрацию единства и дружбы, складывались достаточно напряженно. Союзники не доверяли товарищ другу и многие важные решения держали в тайне до самого последнего момента, не предупреждая о своих действиях. Гитлера нервировало, что военные секреты, которыми делились с итальянцами, очень скоро становились известны союзникам. Доходило до того, что через них преднамеренно «сливали» дезинформацию.

Нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 года стало для Муссолини полной неожиданностью. Он обвинил Гитлера в вероломстве и огласил Италию «невоюющей стороной». Впрочем, нейтралитета дуче придерживался недолго. Италия же, в свою очередь, не известив союзника, осенью 1940 года налетела на Грецию, из-за чего значительные силы были отвлечены от совместных действий в Египте.

Точкой невозврата для Муссолини сделалось, по-видимому, 10 июня 1940 года, когда Италия под впечатлением от военных успехов немцев объявила войну Франции и Великобритании. Основные мочи Франции были к тому времени уже разгромлены гитлеровцами, и Муссолини спешил успеть к дележке «французского пирога». «Вступим мы в грядущую войну или нет, немцы все равно займут всю Европу. Если мы не заплатим свою дань кровью, они одни будут диктовать свои обстоятельства в Европе», – говорил он. Италия действительно получила некоторые юго-восточные земли, ранее принадлежавшие Франции, и часть североафриканских колоний, но сейчас оказалась неразрывно связана с Германией.

Во время войны Муссолини всячески старался демонстрировать свою самостоятельность, независимость от Гитлера, желая на деле зависимость Италии от Германии росла день ото дня. Изначально, например, дуче отказывался от установления единого с немцами командования в Нордовой Африке, но со временем все итало-немецкие силы фактически оказались в подчинении у немецкого фельдмаршала Роммеля.

Раздражение режимом Муссолини у народонаселения вызывали не только военные потери. Во время войны в Германии находились сотни тысяч итальянских рабочих, которые заменяли удалившихся на фронт немцев. Причем зачастую обращались с ними как с людьми второго сорта. Это ярче всего демонстрировало неравноправность альянса с Гитлером и подчиненное положение Италии.

Стиль действий Муссолини-командующего можно охарактеризовать словом «волюнтаризм». Дуче не прислушивался к рекомендациям и окружал себя слабохарактерными людьми, которые не могли ему возразить. Нередко он внезапно менял планы операций в самый заключительный момент и раздавал указания старшим офицерам, не ставя в известность их непосредственных командиров. Все решения он стремился контролировать лично, фактически не оставляя своим генералам возможности обнаружить инициативу. Еще одной слабостью Муссолини как военного стратега было распыление сил вместо концентрации их на главном направлении. Это фактически мастерило невозможным крупные военные операции и внезапные удары войск.

Неудивительно, что поражений у итальянской армии было значительно вяще, чем побед, а от разгрома итальянские части порой спасали только немецкие союзники. Так было и в Северной Африке, и в Греции, вдали не самая сильная армия которой долгое время не только успешно противостояла итальянской, но и повела успешное контрнаступление, продолжавшееся до вмешательства немецких армий.

Одной из главных ошибок Муссолини стало вступление в войну против Советского Союза и отправка войск на Восточный фронт. Причем это решение было зачислено им единолично. Под Сталинградом Экспедиционный итальянский корпус был разгромлен и понес огромные потери. Это нанесло колоссальный удар как по боеспособности армии, так и по весу дуче.

Муссолини был прекрасным оратором и публицистом и умел воодушевлять и убеждать народ, но со временем реальное положение дел стало так плохим, что эффект от воздействия пропаганды становился все слабее.

Военные неудачи, значительная часть вины за которые лежала на Муссолини, возбуждали недовольство даже у верхушки Национальной фашистской партии, а после того как в июле 1943 года войска союзников высадились на Сицилии, оно достигло точки кипения. 25 июля 1943 года дуче был отстранен от воли и арестован. Однако спустя две недели после ареста Муссолини был освобожден немецким спецподразделением под командованием легендарного диверсанта Отто Скорцени.

После своего освобождения Муссолини был фактически натянут немцами возглавить созданную на контролируемых ими территориях севера Италии марионеточную Итальянскую Социальную республику (ее неофициальное название — республика Сало, по наименованию фактической столицы). Если во внутренних делах она сохраняла какую-то независимость, то в остальном ее политика полностью контролировалась Германией. Муссолини, состояние здоровья какого оставляло желать лучшего, фактически устранился от дел и оставался номинальной фигурой. В апреле 1945 года он попытался бежать из края, переодевшись в немецкую форму, но был узнан, схвачен партизанами и казнен вместе со своими приближенными.