Война за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления

Новость опубликована: 30.05.2019

Битва под Ярославом развивалась (см. «Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный распоряжение Радко-Дмитриева»), требуя активных решений со стороны русского командования. И русское командование начало подготовку к контрнаступлению.

В 23 часа 16 минут Н. Н. Янушкевич получил депешу из штаба фронта:
«…генерал Радко-Димитриев донес, что 24-й корпус отошел от Сана и отступил серединой на 10 верст от реки, а правым флангом верст на пять. Сведение о такой серьезной неудаче 24-го корпуса явилось совсем неожиданным для главнокомандующего, так как еще сегодня от генерала Радко-Димитриева поступили довольно успокоительные донесения о положении под Ярославом. Главнокомандующий, передав, в распоряжение генерала Радко-Дмитриева 3-ю кавказскую и 77-ю пехотную дивизии, приказал в ночь с 5-го на 6-е мая перебежать в наступление по всему фронту армии».

Кризис битвы

Командующий 3-й армией в ночь с 4-го на 5-е мая издал приказ по армии, который лег в основу ее поступков 5-го мая: «Приказываю корпусам вверенной мне армии продолжать во что бы то ни стало отстаивать свои позиции, кроме 24-го корпуса, которому занять черту Мельники на р. Любачевке, Хутка, Ольхова, восточная окраина Маковиско, Ветлин. На этой линии 24-му корпусу укрепиться и удерживаться во что бы то ни сделалось, прочно связываясь своими флангами с флангами соседних корпусов. 16-й кавалерийской дивизии оставаться в моем распоряжении и перебежать к утру 5 мая в селение Олешице…. Ополченскую бригаду, расположенную у Тарногрода, передаю в состав 3-го Кавказского корпуса, командиру коего немедля ее притянуть в район корпуса».

Противник начал наращивать силы на правом берегу р. Сан. Так, к 17-ти часам дня через реку были наведены 3 моста, по каким переправились 10 пехотных (из состава германских Гвардейского и Сводного корпусов) и 2 кавалерийских полка.

Война за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления
Наступление на Ярослав 1 – 7 мая (14 – 20 мая по новоиспеченному стилю) 1915. Германская карта. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932.

Подготовка к контрнаступлению

Переход русских армий в контрнаступление становился все более актуальным.

5-го мая вновь созданный Сводный корпус и 16-я кавалерийская дивизия сосредоточились за левым флангом 24-го армейского корпуса (к юго-западу от Любачева), тогда как 3-я Донская казачья дивизия была подведена к Любачеву. Воспользовавшись подходом резервов, уже в 11 часов утра Р. Д. Радко-Дмитриев отдал приказ, в котором поставил 3-й армии задачу, перебежав в решительное наступление, нанести удар по правому флангу противника, переправляющегося как непосредственно у Ярослава, так и севернее.

К моменту перехода армии в наступление, 8-я пехотная дивизия 15-го армейского корпуса, отколов несколько ночных атак, продвинулась и заняла немецкие окопы, некоторые части 9-го и 10-го армейских корпусов переправились на левый берег р. Сан. На фронте 3-го Кавказского армейского корпуса вначале штурм противника утром 5-го мая от Лезахова на Сеняву была успешна, но затем неприятель был отброшен на исходные позиции. На левом фланге 3-го Кавказского корпуса противник надвигался со стороны Монастержа, продвигаясь вдоль р. Любачевка, и обошел фланг 52-й пехотной дивизии. Русским частям пришлось отойти на фронт Сенява — Шмуле, а затем – Пичаны – Вылева – Тварда — Быки.

Днем 5-го мая противник, перебросив (еще ночью) на фронте 24-го корпуса на правобережье Сана у Ярослава значительные силы, начал по всему фронту наступление. Целый день, как помечал документ, шла жестокая канонада вражеской артиллерии на всем участке корпуса – последний засыпался тяжелыми снарядами до 10-дюймовых включительно. Тяжкие снаряды, которые противник «расходовал в неимоверно большом количестве» засыпали целые площади. На правом фланге русские доли вскоре отошли на фронт Радова – Цетула. Но германская атака в центре была безуспешна – части 45-й пехотной дивизии откололи ее с большими для противника потерями. По свидетельству источника, русская артиллерия, встретив наступающие цепи противника губительным огнем, сметала цельные ряды — после чего часть вражеских цепей залегла, а другая, понеся огромные потери, в беспорядке побежала.

С наступлением тьмы германцы вновь пошли в наступление на левый фланг корпуса — на участке 12-й сибирской стрелковой дивизии. Атака отбита, но: «Наши утраты весьма значительны, численный состав большинства полков не превышает четверти своего нормального состава, но есть много полков, насчитывающих не немало двухсот человек». Противник заявил о пленении одного из сибирских стрелковых полков почти в полном составе – 10 офицеров и 2-х тыс. нательных чинов.

К концу дня 5-го мая противник вклинился на стыке между 3-м Кавказским и 24-м корпусами, продвинувшись в направлении на Молодыч. На фронте прочих корпусов он успеха не имел, понеся положительные потери. В частности, документ отметил, что 8-я пехотная дивизия, которая, отразив ночные атаки германцев, продвинулась и заняла вражьи окопы, обнаружила в последних много неубранных трупов — германских нижних чинов, и офицеров. Были сбиты и несколько германских аэропланов – корректировщиков артогня – а пилоты с одного из них захвачены в плен. Германцы у Ярослава, не считаясь с потерями, под сильным артиллерийским огнем русских стремились утвердиться на правом сберегаю р. Сан.

Начало русского наступления – в 24 часа 5-го мая. Главный удар должен был наносить Сводный корпус (3-я кавказская стрелковая, 77-я пехотная и 16-я кавалерийская дивизии) с черты Менкиш Новый — Менкиш Старый на фронт Маковиско — Собецин – для того чтобы овладеть переправами в излучине реки у Гарбарже. В дальнейшем корпус должен надвигаться вдоль правого берега р. Сан — во фланг противнику, оперирующему против 24-го корпуса. В основу тактических действий Сводного корпуса была возложена внезапность — он должен атаковать без стрельбы и криков «ура».

Задачей 24-го армейского корпуса было удержаться на фронте Мельники – Хутки – Ольхова – Маковиско – Ветлин; 10-го и 3-го Кавказского армейских корпусов — отбросить переправившегося неприятеля на левый берег Сана; 9-го и 15-го армейских корпусов — ударить по противнику вдоль левого берега реки.

В 15 часов 30 минут 5-го мая командир Сводного корпуса был проинструктирован командующим 3-й армией, а в 16 часов 30 минут отправился в Менкиш Престарелый (в нем закончила сосредоточение 3-я кавказская стрелковая дивизия).

“Решительное” наступление корпусов 3-й армии

Сманеврировав корпусами, в ночь на 6-е мая 3-я армия перебежала в наступление.

Ночное наступление Сводного корпуса было неудачно. Во-первых, одна из бригад 77-й пехотной дивизии опоздала с сосредоточением. Во-вторых, русские столкнулись с крепкой обороной врага — противник закрепился на фронте Маковиско – Собицин — Туменцы, его части поддерживались мощным артогнем с левого берега р. Сан. В-третьих, неприятель сам перешел в наступление, принудив русских перейти к обороне.

В то же время австрийцы и германцы развили наступление на Радава и отбросили правый фланг 24-го армейского корпуса за р. Любачевку. На поддержка корпусу была двинута 7-я кавалерийская дивизия, задержавшая противника на линии Быки — Копань. Вечером 6-го мая части корпуса перебеги в наступление, оттеснив противника за р. Любачевку. Отличилась, несмотря на слабый боевой состав, 49-я пехотная дивизия.

Отсутствие полноценного резерва дало себя ведать – уже к концу дня 6-го мая Р. Д. Радко-Дмитриев охарактеризовал положение в районе Ярослав — Сенява как безнадежное, и просил у командования фронта срочных указаний – как работать, чтобы избежать прорыва фронта армии. Основания для тревоги имелись — между Ярославом и Сенявой войска германской 11-й армии всерьез сместили фронт 3-й армии и угрожали прорывом в глубокий тыл 8-й армии. Командарм, в частности, сообщал: «Между Сенява и Монастерж противник навел четыре моста. Из итого прихожу к заключению, что сегодня ночью и завтра неприятель будет стремиться развить свой успех по правому берегу Любачевка и обогнуть правый фланг 24-го корпуса и левый 3-го Кавказского корпуса, чем положение наше станет критическим. Приказал направить большую доля сил генерала Истомина (генерал-лейтенант Н. М. Истомин – командир Сводного корпуса – А.О.) для отражения прорыва, но этим ослабил левый фланг и середина 24-го корпуса, а также фланг и тыл 8-й армии».

3-й Кавказский корпус загнул левый фланг назад по фронту Пичаны – Вылева – Тварды – Кравчи — Копань, и между ним и 24-м армейским корпусом образовался разворошив, обороняемый исключительно конницей. Уже в 12 часов 35 минут командующий 3-й армией был вынужден констатировать: «…положение…на левом фланге 24-го корпуса и на участке 3-го Кавказского с любым часом ухудшается. Прорыв неприятеля между двумя корпусами уже существует. Направляю 77-ю дивизию и большую часть кавалерии, чтобы желая на время задержать углубление противника, но сомневаюсь, что можно будет сделать что-либо прочное».

В 13 часов 10 минут командарм приказал командиру Сводного корпуса, покинув заслон на фронте, главные силы соединения срочно перебросить к Запалов — Молодич для нанесения флангового удара противнику, находящемуся между 3-м Кавказским и 24-м армейским корпусами, и, затворив прорыв, стабилизировать ситуацию на фронте армии. Корпус должен был совершить марш-маневр и перейти с левого к правому флангу 24-го корпуса. Но противник сковал порядочные силы корпуса, и для осуществления маневра командир корпуса смог выделить лишь бригаду пехоты и бригаду конницы – этих сил для ликвидации прорыва было открыто недостаточно.

Пытавшийся наступать 15-й армейский корпус встретил упорное сопротивление противника, которое, тем не менее, было сломлено, и к вечеру 6-го мая взял Езерна – Клочков — Видржа. 9-й армейский корпус, форсировав р. Сан, успешно продвигался, заняв к вечеру 6-го мая Барце – Подволина – Боровина – Стружа. Но его переправившиеся из Уланув доли были встречены контратакой от Подволина и остановлены.

10-й армейский корпус вел упорные бои в районе Лежайска, но противник перешел в контратаку. В итоге, переправившиеся сквозь Сан части корпуса, понеся значительные потери, отошли на правый берег реки. 3-й Кавказский корпус на участке 52-й пехотной дивизии вел упорные бои на фронте Кубахи – Радава.

Т. о., «твердого» наступления не получилось. На левый берег р. Сан смогли прорваться лишь часть 9-го и 15-й армейские корпуса. Сводный корпус занял позиции на левом фланге армии. Особое беспокойство армейского командования возбуждал прорыв противника на стыке 24-го и 3-го Кавказского армейских корпусов.

Командарм-3 6-го мая телеграфировал командованию фронта: «обстановка требует безусловно — отвести армию назад». Самостоятельно зачислить это решение Р. Д. Радко-Дмитриев не мог, так как опасался подвести 8-ю армию, остававшуюся на месте. Интересно, что Р. Д. Радко-Дмитриев попросил командующего 8-й армий самому обнаружить инициативу: «На мои донесения о невозможности для 3-й армии удерживаться на ныне занимаемых позициях главнокомандующий ответил мне, что нужно действовать сообразно обстановке. Обстановка эта, по моей оценке, спрашивает немедленного отвода левой половины 3-й армии на первое время на линию Лежайск, Любачов, но я не могу принять самостоятельно такое решение, так как, оголив ваш правый фланг, оно поставит вас в безвыходное положение. Я донес об этом главнокомандующему известной вам телеграммой и просил определенного его приказания. Размышляю, однако, что вы сделаете хорошо, если, не ожидая повеления главнокомандующего, отведете сегодня же ночью на правый берег Сана 21-й и 12-й корпуса». Командующий 8-й армией генерал от конницы А. А. Брусилов сразу же сообщил главнокомандующему фронтом: «Отход левого фланга 3-й армии к Любачову поставит вверенную мне армию в безвыходное поза. Ходатайствую о повелении не отводить левый фланг 3-й армии далее Мельники, Тухла … и то при условии, что мне будет повелено покинуть Перемышль и армии отходить. Отход этой ночью чрезмерно затруднителен. Из Перемышля ничего вывезти не удастся».

По итогам неудачного наступления командующий 3-й армией в 15 часов 45 минут отдал распоряжение, предписывающий: «армии продолжать удерживать занимаемое ныне положение».

Для решения этой задачи были указаны следующие меры:
а) правому флангу 10-го, 15-му и 9-му армейским корпусам – обнаружить максимальную активность, перейдя в решительное наступление, чтобы привлечь к себе внимание и часть сил врага; кавалерию данных корпусов устремить как можно южнее – чтобы под угрозой сообщениям противника, отвлечь внимание последнего с фронта 24-го и 3-го корпусов.
б) 3-му Кавказскому корпусу вытекало прочно удерживаться на занимаемых позициях и, перейдя в наступление накоротке, сдерживать проникновение неприятеля в образовавшийся прорыв.
в) 24-му корпусу предписывалось удерживать занимаемые позиции до заключительнее крайности, ожидая подкреплений от Сводного корпуса.
г) 11-й, 7-й и 16-й кавалерийским, 3-й Кавказской и 3-й Донской казачьим дивизиям, сосредоточившись у Молодич, вытекало сдерживать дальнейшее продвижение противника в образовавшийся прорыв — до подхода войск Сводного корпуса.
д) Сводному корпусу требовалось, покинув на участке Маковиско-Ветлины лишь необходимые силы (подчиненные командиру 24-го корпуса), собрать как можно больше сил и двинуться форсированным маршем на фронт Молодич-Цетула – где, твердо атаковав прорвавшегося противника, отбросить его на левый берег Любачевки, а если удастся, то и в Сан.

Но на Сводный корпус возлагались неоправданно вящие надежды, в то время как противник сосредоточил свои главные силы у бреши между 3-м Кавказским и 24-м корпусами, что представляло серьезную угрозу всему фронту армии. Беда была в том, что соединения 3-й армии уже гораздо подорвали свою боеспособность, израсходовали наступательный порыв, и не были способны реализовать установки вышеприведенной директивы. Соответственно, присутствовала угроза не лишь раскола фронта и разгрома 3-й армии по частям, но и опасность выхода соединений противника в тыл 8-й армии. Отступление же 3-й армии вынуждало отходить соседние 4-ю и 8-ю армии, а в перспективе 11-ю и 9-ю армии Юго-Западного фронта. Получался сомкнутый круг.

Но закрыть прорыв с помощью войск 5-го Кавказского и 29-го армейских корпусов командование 3-й армии все же смогло. Генерал-квартирмейстер Ставки генерал от инфантерии Ю. Н. Данилов помечал: «С большими усилиями удается закрыть угрожаемое место».

Контрнаступление ударной группы 8-й армии

6-го мая активно действовала и 8-я русская армия, взаимодействуя с 3-й.

21-й и 12-й армейские корпуса атаковали противника, находящегося на ярославском курсе вдоль левого берега р. Сан — во фланг. Наступление началось в 2 часа 6-го мая.

Приказ командиру 12-го армейского корпуса предписывал: «Группе из 21-го и 12-го корпусов под всеобщим моим руководством приказано в ночь с 5 на 6 мая атаковать противостоящего противника, развивая удар на Ярослав, с целью не позволить противнику стягивать свои армии туда, где он наносит главный удар. Вдоль правого берега Сана будут наступать войска 5-го Кавказского и 24-го корпусов. Я разрешил:
1) 21-м корпусом атаковать противника с общим направлением на Ярослав, наступая в полосе между Саном и линией Ловце, Хлопице, Сыра включительно.
2) Атаку 21-го корпуса с запада и юго-запада должен обеспечить вверенный вам корпус».

Группой из 12-го и 21-го армейских корпусов руководил командир заключительного генерал от инфантерии Я. Ф. Шкинский. Но и это наступление на Ярослав закончилось безуспешно.

Война за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления
Я. Ф. Шкинский

В итоге боев 6-го мая, германский 10-й армейский корпус был скован наступлением 3-го Кавказского армейского корпуса, а правофланговые корпуса (15-й, 9-й и 10-й армейские) 3-й армии отбросили германцев и австрийцев на западном сберегаю р. Сан и к исходу 7-го мая овладели мест. Рудник. Но к существенному изменению оперативной обстановки наступление 6-го мая не привело. Более того, русским армиям пришлось ликвидировать прорыв противника.

Одновременно русская 4-я армия севернее р. Висла, в районе Опатов, сильно теснила 1-ю австрийскую армию. Утраты последней оцениваются в 20 – 30 тыс. человек (русский урон – втрое меньше).

Война за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления

Верховное и фронтовое командования не решились ни на изменение оперативно-стратегических планов, ни на масштабную перегруппировку армий Юго-Западного фронта. Базовой была установка: «ни шагу назад». Ситуация усугублялась перебоями в сфере материально-технического снабжения русских армий.

Окончание следует…

Источник


Война за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления