Что советские генералы размышляли про американцев в конце Великой Отечественной

Новость опубликована: 10.01.2019

Что советские генералы размышляли про американцев в конце Великой Отечественной

Что советские генералы размышляли про американцев в конце Великой Отечественной

7 ноября 1944 года американская авиация совершенно неожиданно подвергла бомбардировке советскую военную колонну возле югославского города Ниш. Случай имело все шансы перерасти в полномасштабную войну.

Предыстория

Отношения между СССР и США накануне открытия Второго фронта не бывальщины ни дружественными, ни враждебными – в них присутствовало определенное напряжение. Следует вспомнить, что Соединенные Штаты одними из последних признали Советский Альянс, при этом категорически возражая против вхождения в его состав Прибалтики.

Осторожность в отношениях между двумя странами не позволила им подмахнуть полноценный союзный договор, какой, к примеру, был заключен между СССР и Великобританией. Впрочем, это никак не повлияло на соглашение по ленд-лизу: технику, вооружение, сырье и продуктовые товары американская сторона поставляла исправно.

Свои обязательства США выполняли и после открытия Второго фронта, однако военные действия вели так, что от них в значительной степени страдало мирное население. Очень подозрительно выглядит бомбардировка американскими ВВС Белграда, какая пришлась на дни Православной Пасхи. Местных жителей тогда погибло в несколько раз больше чем немецких солдат.

По свидетельству очевидцев упадающие бомбы «украшал» издевательский лозунг «Счастливой Пасхи!». Он был явно адресован югославам, а не немцам – их Протестантская Пасха уже прошла. В этом можно усмотреть и скрытый вызов Советам, чьим союзником был югославский лидер и коммунист Броз Тито.

Бой над Нишем

На поле интенсивных и зачастую хаотичных бомбардировок европейских городов атаку американской авиацией советской колонны во главе с генерал-лейтенантом Григорием Котовым можно было наименовать досадной случайностью и списать на издержки военного времени.

Но настораживают два факта. Во-первых, американское командование уже знало, что около Ниша нет немецких армий, во-вторых, «огонь по своим» был осуществлен в день годовщины Октябрьской революции. Очередная бомбардировка в праздник!
Внизу размахивали алыми знаменами, убеждая налетчиков, что это не немецкие войска, но американцы не видели или не хотели видеть. Жертвами авианалета стали 34 человека, в том числе и командир корпуса Котов, 39 боец получили ранения, более 20 автомашин с грузами оказались сожжены.

В ответ на бомбардировку советским ПВО удалось сбить одинешенек американский самолет. Немедля два истребителя Як-3 и Як-9 поднялись навстречу «союзной» эскадрильи, за ними – еще шесть Як-9.

Командование установив «национальность» противника отдало распоряжение: «принять все меры к предотвращению столкновения в воздухе», однако после того как был сбит один из «Яков», советские истребители вступили в бой и в первой же штурму уничтожили два американских самолета. Среди летчиков был ас Александр Колдунов, который пытался жестами указать ведущему «Лайтнингу» (Lockheed P-38 Lightning) на промах – это, казалось, возымело успех.

Советские самолеты отвели американскую эскадрилью за горный хребет, однако очень скоро возле 40 «Лайтнингов» возобновили атаку. Советские «Яки» снова отправились в сторону американских самолетов, произведя несколько предупредительных выстрелов из пушек и одну пулеметную очередность. Только тогда

Командование ВВС США по горячим следам было вынуждено извиняться пред советской стороной, называя происшедшее «досадным инцидентом». Их мишенью была немецкая колонна, шедшая из Греции в Триест. Американские ВВС ошиблись примерно на 400 километров! Однако вторая группа аэропланов не должна была повторять ошибку первой, так как между ними поддерживалась радиосвязь. Но это лишь одна из загадок в этой удивительной истории.

Любопытны ответы американских пилотов, которые, по их мнению, действительно долго не видели советские опознавательные знаки. И лишь после слов полковника Эдвинсона «это русские, валим отсюда к черту!» эскадрилья ВВС США ушла от Ниша.

Один из американских пилотов с бахвальством вспоминал: «Мы остались без боеприпасов или почти без боеприпасов. Большой расход был при штурмовке колонны, иначе русским бы пришлось еще хуже. Сшибли мы пять-семь русских «Яков». Они были как «мессера», но на нашей стороне были лучшая тактика и инициатива».

Итоги

Разумеется, итоги воздушного боя у американской и советской сторон разнятся. Американцы пишут о 4-х сбитых советских самолетах и 2-х – ВВС США, оба американских пилота по их сведениям погибли. Наша статистика сообщает о 3-х потерянных «Яках» и двух погибших летчиках, при 5 сбитых «Лайтнингах».

Относительно инцидента над Нишем у советского командования было масса проблем, однако расследование было прекращено – портить отношение с союзниками никто не хотел. Случись подобное в конце войны – все могло пойти по-другому.

Посол США в СССР Аверелл Гарриман принес извинения по предлогу несчастного случая от имени президента Франклина Рузвельта и генерала армии Джорджа Маршалла. Гарриман предложил направить в штаб 3-го Украинского фронта американских представителей для координирования совместных поступков ВВС. Сталин это предложение отверг, мотивируя уже установленной линией, разграничивавшей действия союзников.

«Американские жертвы» Кожедуба

Можно было бы позабыть об инциденте над Нишем, если бы не две скорые встречи русских и американских самолетов.

17 апреля 1945 года Иван Кожедуб был атакован двумя «Мустангами» (North American P-51 Mustang) в небосводе над Берлином. Тем более странно, что это произошло после того, как советский летчик пытался защитить союзников от нападения «мессершмиттов». «Кому пламени? Мне?!», – с негодованием тогда воскликнул русский ас. В считанные минуты оба «Мустанга» были сбиты – один взорвался в воздухе, иной чудом дотянул до советской территории. Выживший после боя «здоровенный негр» на вопрос «кто его сбил?» ответил – «Фокке Вульф» (немецкий истребитель). Однако не четко, ошибся американский пилот или отказался признать победу русского летчика.

После проявки пленки ФКП воздушный бой удалось рассмотреть во всех деталях. Командир дивизии Евгений Савицкий, отдав пленки Кожедубу, настрого приказал никому их не показывать, а потом добавил: «Эти победы – в счет грядущей войны». Уже тогда советское командование воспринимало американцев как потенциального врага.

Взаимностью отвечали и американцы. Георгий Жуков сохранил нам высказывания командующего ВВС США Спаатса, какой на одной из встреч с маршалом при обсуждении порядка полетов над советской зоной демонстративно возмутился: «Американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений!».

В самом крышке войны Кожедубу пришлось еще раз встретиться с бомбардировщиками американских ВВС. Тогда эскадрилья многомоторных гигантов, игнорируя предупредительные выстрелы, взошла в зону советской оккупации. Русский ас сбил три самолета – остальные обратились в бегство. Однако официальный список этими трофеями ему пополнить не разрешили. Командир полка Павел Чупиков то ли в шутку, то ли всерьез заявил, что с янки придется подраться очень скоро, и в первый день новой войны трофеи припишут задним числом.

Материал полезен?

Что советские генералы размышляли про американцев в конце Великой Отечественной