Ребята войны: в каких условиях жили эвакуированные в 1941 году из Москвы ребятишки

Новость опубликована: 31.01.2019

Ребята войны: в каких условиях жили эвакуированные в 1941 году из Москвы ребятишки

Ребята войны: в каких условиях жили эвакуированные в 1941 году из Москвы ребятишки

Стремительность, с которой на первом этапе Великой Отечественной брани нацисты продвигались в восточные районы СССР, остро поставила перед руководством страны вопрос о вывозе из прифронтовых территорий ребяческого населения. Решение этой проблемы, наряду с переброской в безопасные районы стариков, квалифицированных рабочих, жизненно важных индустриальных производств и ценностей материальной культуры, было возложено на оперативно созданный 24 июня 1941 года Совет по эвакуации.

Начин

Из докладной записки, написанной 19 июля 1941 года, на имя секретаря ЦК Александра Щербакова, становиться очевидным, что эвакуация московских детей была начата 30 июня 1941 года, и за первые 19 дней в тыл устремили около 200 000 ребятишек разного возраста. В числе малышей, перевезённых из столицы в Подмосковье, на Рязанщину, в Ярославскую и Тульскую районы, были также воспитанники детских домов и интернатов.

Когда через несколько недель стало очевидным, что эвакуация в близлежащие зоны, организованная по поспешному плану Московского совета, не имеет практического смысла, ранее эвакуированных детей стали обратно привозить в белокаменную, чтобы совместно с новой партией отправить в более надёжные города.

Защищённый тыл

Такими местами на карте СССР оказались Урал, Поволжье и Центральная Азия, воли, которых должны были обеспечить детей жильём, питанием, медицинским обслуживанием и воспитательно – образовательными программами.

2304 ребёнка из 16 московских интернатов на пора войны стали жителями Казахской ССР, а десятки тысяч малышей попали под опеку детских учреждений Горьковской, Молотовской (Пермский кромка), Новосибирской и Челябинской областей, Мордовской, Мари, Чувашской и Татарской АССР.

Слаженность действий

Проверка, организованная в середине июля 1941 года Отделом школ ЦК ВКП(б)продемонстрировала отсутствие слаженности в проведении эвакуационных мероприятий в касательстве детей.

За неимением плана мобилизации вывоз подрастающего поколения столиц проходил с грубыми нарушениями. Ребятишек, посаженных на поезда, не успевали гарантировать продуктами питания и предметами первой необходимости, более того их не сопровождал медицинский персонал. Кураторами детских групп назначались некомпетентные люд без педагогического образования, каждый из которых нёс ответственность за 600 учеников.

Данные недоработки при детской эвакуации способствовали росту числа инфекционных заболеваний, сбою в порядке питания, плохому соблюдению санитарных норм, и даже несчастным случаям со смертельным исходом из-за попустительского педагогического надзора.

Не лучше дела обстояли и в пунктах размещения детей, где наблюдались схожие проблемы.

Исправление недочётов

Однако уже 30 июля 1941 года Владимир Павлюков, занимавший в тот этап должность секретаря Московского горкома партии, докладывал начальству об исправлении недочётов. Эвакуация детей приобрела упорядоченный вид, любой её участник знал свои обязанности, чёткое исполнение которых облегчало транспортировку на восток железнодорожных составов с ребятишками. Отдела Младенчества Мосгорздравотдела следил, чтобы больные дети не помещались в вагоны со здоровыми, а за физическим состоянием и первых и вторых следили доктора из расчёта один доктор на 500 малышей.

К моменту, когда немцы вплотную подобрались к Москве, Василий Пронин, на тот момент председатель Мосгорсовета, издал указ об ускорении ребяческой эвакуации и отправке в безопасные районы страны не занятых на производстве женщин с малышами, в случае их отказа покидать дома, милиционеры могли пригрозить им судебным погоней.

А всё могло быть иначе

Кстати, Василий Пронин был причастен еще к одному важному документу, о котором в своих работах упоминают исследователи Ксения Сак и Никита Пивоваров.

За несколько недель до объявления немцами брани, а точнее 3 июня 1941 года, он передал Сталину проект Постановления Совнаркома СССР «О частичной эвакуации населения г. Москвы в военное пора», в которой выдвигал инициативу созыва особой комиссии по эвакуации граждан, ключевых в военно-экономическом отношении предприятий и важных политических учреждений.

Сообразно документу в общей сложности предполагалось вывести из города 1 040 000 человек, среди которых значились 432 000 школьников, 226 000 дошкольников, 101 000 питомцев детсадов и яслей, а также 174 000 детей с матерями.

Эвакуацию предлагалось проводить железнодорожным и автобусным транспортом, для чего соответственным ведомствам необходимо было дать распоряжение предусмотреть в своей деятельности возможность экстренного вывоза большого количества людей. Кроме того, рекомендовалось заблаговременно оснастить всем необходимым для жизни клубы, дома отдыха и иные помещения восточных областей страны, куда планировалась переброска эшелонов с эвакуированными детьми.

Рассмотрев писульку Василия Пронина, верховный главнокомандующий Иосиф Сталин наложил резолюцию: «Ваше предложение о «частичной эвакуации населения г. Москвы в военное пора» считать несвоевременным. Комиссию по эвакуации прошу ликвидировать, а разговоры об эвакуации прекратить. Когда нужно будет, и если необходимо будет, подготовить эвакуацию, ЦК и СНК уведомят Вас».

Ощущения детей

Дети, повергшиеся эвакуации, поначалу воспринимали её как приключение со сменой пункты жительства, пейзажей, круга общения и занятий. Рамзия Мухутдинова в своём очерке «Село Бизяки – второй дом для эвакуированных» помечала, что «в татарском селе эвакуированным вначале все было и ново, и чуждо, и интересно. Они с удивлением наблюдали, как наши бабушки и дедушки… садятся на пол и декламируют намаз».

Но дети в силу психологии быстро адаптировались к новым реалиям, привыкали к местным традициям, осваивали языки и заводили новоиспеченных друзей. Хотя у них было достаточно много свободного времени, они всё же помогали взрослым в быту, а подростки еще и на производстве.

Надзор за беспризорными

Те ребятишки, какие волею судьбы во время эвакуации потеряли родителей, попали в зону особого внимания властей, которым было предписано биться с ростом числа беспризорников и предотвращать безнадзорность.

Осиротевших детей согласно постановлению 1941 года «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», необходимо было вовлечь в социально-образовательные программы и отвлечь от улицы.


Ребята войны: в каких условиях жили эвакуированные в 1941 году из Москвы ребятишки