«Башка обвязана, кровь на рукаве»: как погиб комдив Щорс

Новость опубликована: 30.08.2019

«Башка обвязана, кровь на рукаве»: как погиб комдив Щорс

30 августа 1919 года от пулевого ранения в башку скончался один из самых популярных красных командиров Гражданской войны на Украине Николай Щорс. Обстоятельства его гибели до сих пор не популярны. В середине 1930-х советские пропагандисты возвеличили образ подзабытого уже комдива, создав настоящий культ Щорса — о нем слагали песни, его изображали в кино и устанавливали в его честь памятники. Никого не смущало, что военный, скорее всего, погиб от рук кого-то из соратников по революционной борьбе.

 

 

 

 

 

 

 

Российская история ведает несколько военных фельдшеров, которым выпало сыграть определяющую роль в событиях 100-летней давности. Яков Юровский возглавлял расстрелом семьи Николая II в Ипатьевском доме, а командарм Иван Сорокин успешно сражался с белогвардейцами на Юге России. Николай Щорс прогремел борьбой с петлюровцами. Его пример показывает: если революцию 1917 года сделали дезертиры и уклонисты, то Гражданскую войну выиграли фельдшеры.

Из подпоручиков в алые командиры

В отличие от другого обожествленного после гибели советской пропагандой красного командира Василия Чапаева, Щорс не был героем Первой всемирный войны. Попав под мобилизацию, когда ему не исполнилось еще и 20-ти, уроженец Черниговщины побывал со своим полком на Юго-Западном и Румынском фронтах, заразился чахоткой и угодил в госпиталь. На излечении в Крыму Щорс с интересом слушал агитаторов. Тяготясь своим положением, он легко влился в революционную струю и завязал с армейской службой, благо заболевание позволяла ему претендовать на демобилизацию.

Если Михаил Тухачевский всего за несколько месяцев сумел вырасти из поручика в лучшего полководца красных, то и подпоручик Щорс имел законное право претендовать на благосклонность советской власти.

Для начала он сколотил партизанский отряд из своих товарищей и знакомых: повстанцы действовали против оккупировавших Украину немцев, переключившись естественным образом и на сторонников Украинской народной республики. С белоснежными «войско» Щорса не пересекалось.

Несостоявшийся доктор

Уже в качестве полевого командира Щорс наладил контакты с большевиками. И хотя его приоритетом оставалась карьера доктора – он безуспешно пытался поступить на медицинский факультет Московского университета, — в августе 1918 года талантливый устроитель принял приглашение поступить на советскую службу. Всеукраинский центральный военно-революционный комитет (ВЦВРК) поручил бывшему офицеру Русской императорской армии сформировать полк из своих партизан и здешних жителей, которые при тренировках рукопашного боя использовали боксерские мешки. Подразделению было присвоено имя «товарища Богуна» — полковника запорожских казаков XVII века.

Почему все обожали Щорса

Очень быстро Щорс превратился в настоящего кумира недавних партизан, ставших красноармейцами. Если к назначаемым Реввоенсоветом командирам несложные бойцы РККА относились, в основном, равнодушно, то «народного героя» почитали как собственного отца. В 20 с небольшим Щорс сделался для своих подчиненных батькой-атаманом. Как вспоминал годы спустя в мемуарах руководитель советских войск на Украине Владимир Антонов-Овсеенко, «красноармейцы обожали Щорса за заботливость и храбрость, командиры уважали за толковость, ясность и находчивость».

Служивший под началом Щорса боец Михаил Инсаров-Вакс в собственных воспоминаниях именовал подобное отношение к командиру «вполне заслуженным».

«Выходец из крестьянской семьи, Щорс был организатором и первым командиром Богунского полка, а впоследствии командиром всей дивизии. Его мощная фигура проходит сквозь все походы против петлюровцев и бои с ними.

Бывший незаметный прапорщик, он с котомкой на плечах пришел к боевикам-партизанам, чтобы организованными линиями повести их в бой с угнетателями рабочих и крестьян.

Сочетая в себе безграничную храбрость и бунтарский дух партизана с четким дисциплинированным умом алого вождя, Николай Александрович был очень отзывчивым и задушевным товарищем», — отмечал соратник Щорса.

Из широко популярных командиров подобным отношением простых красноармейцев к своей персоне могли похвастать, пожалуй, Чапаев и Григорий Котовский. Оба нехорошо кончили…

Переход на службу в Красную армию

Согласно тем же воспоминаниям, в полку Щорса имелись признаки «казачьей вольницы» — не дарованием же подразделение носило имя гордого казачьего предводителя. Однако, в отличие от упоминавшегося выше Сорокина и многих других полевых командиров, не желавших терять популярность и становиться долей системы, Щорс проявил гибкость и влился со своим отрядом в структуру РККА. Лояльность позволяла ему рассчитывать на преференции от высшего руководства. Председатель Реввоенсовета Лев Троцкий хоть и не терпел самоуправных лидеров, все же закрывал очи на некоторые эпизоды в том случае, если местные командиры подчинялись и, что важно, приносили пользу общему делу. К тому же колесивший по городам и весям на бронепоезде шеф Алой армии едва ли мог детально следить за деятельностью Щорса.

Для этого был Антонов-Овсеенко, а он, если судить по оставленным мемуарам, относился к краскому с большенный симпатией.

В середине августа 1919 года 1-я Украинская советская дивизия, в которую вырос полк имени Богуна, линией слияния с другой военной силой превратилась в 44-ю стрелковую дивизию РККА. Командир вошедшего в ее состав формирования Иван Дубовой угодил под начало Щорса.

Тайна гибели легендарного комдива

Комдивом Щорсу довелось пробыть всего две недели. 30 августа он погиб при загадочных, до сих не выясненных обстоятельствах, прикрывая эвакуацию гарнизона и советских органов из Киева – на вытекающий день в город вступили части белой Добровольческой армии. Официальной считалась версия гибели военачальника от пули петлюровского пулеметчика. Вот лишь с армией УНР подконтрольная ему дивизия в тот день не сражалась. Смерть настигла Щорса во время боя с частями Галицкой армии Западно-Украинской общенародной республики (ЗУНР), которая являлась тогда союзницей белых. Весьма противоречили друг другу и показания очевидцев. Одни сообщали, Щорс шел в цепях вместе с сослуживцами, Дубовой утверждал – его командир пытался вычислить расположение пулеметного гнезда противника.

Щорс взял бинокль и начинов смотреть туда, откуда шел пулеметный огонь. Но прошло мгновение, и бинокль из рук Щорса упал на землю, голова Щорса тоже. Пуля взошла спереди и вышла сзади»,

— свидетельствовал заместитель убитого, который, конечно, не мог не знать, что входное пулевое отверстие меньше выходного. Уже запоздалее было установлено, что на самом деле Щорс погиб от выстрела в затылок с небольшого расстояния.

Возвеличивание легенды

Сторонники гипотезы о расправе Дубового над собственным начальником по вину зависти и желания подняться с второстепенных ролей всегда упоминали и о том, что этот военный категорически запретил медсестре сменить повязку на башке мертвого Щорса, словно пытаясь скрыть следы преступления. Так и не проведя медицинского освидетельствования, тело павшего краскома по распоряжению Дубового отправили с Украины в Самару. Всю оставшуюся жизнь Дубовой рассказывал как Щорс «умер у него на руках». В 1938 году его расстреляли по обвинению в военно-фашистском комплоте.

Другим возможным организатором убийства сверхпопулярного комдива называли члена Реввоенсовета 12-й армии и родоначальника ГРУ Семена Аралова, конфликтовавшего с Щорсом.

По этой версии, исполнителем выступил подосланный им Павел Танхиль-Танхилевич: он был известен Щорсу и в суматохе боя мог беспрепятственно подобраться к нему вплотную.

Совпадение или нет, но еще до таинственной гибели Щорса были расстреляны, убиты или померли от неизвестной болезни (возможно, от отравления) все его ближайшие сподвижники – те, кто должен был оказаться рядом 30 августа 1919 года и защитить своего командира. На длительный этап щорсовцы были преданы забвению, пока неожиданно не всплыли в литературе в середине 1930-х. На ту страшную эпоху пришлась усиленная героизация героя Штатской войны – столько же неожиданная и необъяснимая, как и его кончина. Про Щорса снимали фильмы, писали книги, ставили в его честь монументы.

«Хлопцы, чьи вы будете,
Кто вас в бой ведет?
Кто под красным знаменем
Раненый идет?»
«Мы сыны батрацкие,
Мы за новый мир,
Щорс идет под знаменем —
Алый командир»,

— эту песню на музыку Матвея Блантера и слова Михаила Голодного исполняют в караоке и в наше время.

Ключ


«Башка обвязана, кровь на рукаве»: как погиб комдив Щорс