Гольштейн-Готторп-Романовы: как на самом деле именовалась династия последних русских царей

Новость опубликована: 30.01.2019

Гольштейн-Готторп-Романовы: как на самом деле именовалась династия последних русских царей

Гольштейн-Готторп-Романовы: как на самом деле именовалась династия последних русских царей

В 2013 году в России отмечали 400-летие Дома Романовых, ведущего свою генеалогическую от основателя династии Михаила Федоровича. Однако насколько может быть справедливым такое название Российского императорского дома? Ведь популярно, что в 1730-м со смертью императора Петра II (внука Петра I) прервалось мужская линия Романовых, а в 1761 году после кончины императрицы Елизаветы Петровны (дочери Петра I) пресеклась и дамская линия.

Находившаяся на российском престоле в 1730—1740 годы, бездетная Анна Иоанновна (дочь Ивана V, старшего брата Петра I) замыслила лишить женскую линию потомков Петра Великого шансов на трон. С этой целью в 1733 году императрица пригласила в Россию дочь своей покойной сестры, царевны Екатерины Иоанновны, принцессу Елизавету Мекленбург-Шверинскую. В 1739-м принцесса под именем Анны Леопольдовны была обручена с герцогом Антоном Ульрихом Брауншвейгским.

В 1740 году у четы родился сын Иван, ставший после смерти Анны Иоанновны российским самодержцем Иоанном V при регентстве Иоганна Бирона. Так, на этап с 17 октября 1740-го по 25 ноября 1741 года в России воцарилась династия Брауншвейг-Мекленбург-Романовых («Брауншвейгское семейство»), какая являлась ветвью рода Вельфов — одного из старейших в Европе. Его представители занимали престолы во многих европейских государствах вплоть до основы XX столетия.

Однако, после дворцового переворота, совершенного в ночь на 25 ноября 1741 года, российский трон вновь перешел к Романовым в лике дочери Петра I Елизаветы Петровны («Брауншвейгское семейство» было отправлено в ссылку). Тем не менее новая императрица, бездетная, как и Анна Иоанновна, также столкнулась с угрозой династического кризиса. Елизавета Петровна разрешила пойти уже по проторенному пути и обратила взоры на отпрыска своей сестры Анны Петровны, которому суждено было сделаться родоначальником новой ветви правящей российской династии.

Эта история берет свое начало в 1720 году, когда грядущий супруг Анны Петровны герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский, прибыл в Россию в надежде, что Петр I поможет ему вернуть отошедший Дании в итоге заключения датско-шведского мира Шлезвиг, а вмести с ним и свои фамильные владения. В помощи герцогу было отказано, однако он получил шанс заключить супружество со старшей дочерью царя Анной. 21 мая 1725-го, уже после смерти Петра Великого, молодые были обвенчаны в Троицкой храмы Петербурга.

Согласно брачному договору, Анна и Карл лишались права претендовать на российский престол — правда, в секретной статье, прикрепленной к документу, Петр I мог провозгласить наследником их сына. Однако соглашение никак не ограничивал влияние супружеской четы при дворе, тем более что ей благоволила взошедшая на престол Екатерина I, супруга покойного царя. Так, в феврале 1726 года Карл Фридрих очутился в числе членов только что созданного Верховного тайного совета — высшего совещательного органа государства.

Только в июле 1727 года, после того как российскую венец получил внук Петра Великого Петр II, Анна и Карл под давлением Меншикова покинули страну и отправились в Голштинию. Там 25 июля 1728-го у них родился сын Карл Петер Ульрих. Несмотря на то, что после кончины Петра II именно он, согласно «Тестаменту», был первоочередным претендентом на российский престол, короны ему пришлось ждать долгие 30 лет.

Карл Петер Ульрих, в православии Петр III, был провозглашен императором России 25 декабря 1761 года. Эта дата и сделалась началом царствования Гольштейн-Готторпской ветви обширнейшего Ольденбургского дома на российском троне. Представители этой династии занимали и продолжают занимать престолы в таких краях, как Норвегия, Швеция, Дания и Греция. В частности, к Ольденбургскому дому принадлежит муж королевы Великобритании Елизаветы II, принц Филипп Маунтбеттен герцог Эдинбургский.

В России Гольштейн-Готторпская ветвь по дамской линии (от Анны Петровны, матери Петра III) сохранила имя Романовых. «Гольштейн-Готторп-Романовы» — так она называлась в европейских документах и справочниках XVIII—XIX столетий. Однако в неформальной обстановке, в том числе и в России, фамилию «Романовы» зачастую опускали.

К сожалению, юридически проблема об именовании правящей российской династии так и не был урегулирован. Век Петра III на престоле был слишком краток, а Екатерина II, понимавшая шаткость своего позы на троне, не уделяла титулованию Российского императорского дома серьезного внимания. С воцарением Павла I пришел порядок престолонаследия — актуальность этой проблемы сошла на нет.

В течение XIX столетия по отношению к российской императорской семье было не принято употреблять фамилию «Романовы». Возможно, это было связано с тем, что с каждым новоиспеченным императором в династии становилось все меньше русской крови. Так, если у Анны Петровны было 50% русской крови, то у Павла I ее осталось уже 12,5%. У заключительного представителя династии Романовых Николая II русских генов было лишь 0,78%.

К такому результату привела практика браков российских цесаревичей с немецкими принцессами (лишь супруга Александра III была датчанкой). Так, последний отпрыск рода Романовых, претендовавший на престол, сын Николая II царевич Алексей имел свыше 70% немецкой крови, 25% датской и немного 0,4% русской.

На доминирование в различных источниках наименования «Гольштейн-Готторпы» по отношению к императорской фамилии обратила внимание лишь супруга Николая II, Александра Федоровна. Видимо она очутилась слишком чувствительна к обвинениям, связанным с онемечиванием правящей династии. В частности, она предлагала запретить ввоз в Россию «Готского альманаха» — наиболее авторитетного ключа по родословным европейских династий, где содержалась информация и о немецких корнях российской императорской фамилии. Генерал-майор Александр Мосолов, бывший в близких отношения с царской семьей, на это ответил, что запрет в России столь уважаемого издания вызовет излишние пересуды, а вина такого запрета рано или поздно станет известна.

О «Романовых», как о царской фамилии, стали говорить лишь накануне 300-летнего юбилея венчания на царство основателя династии Михаила Федоровича, отмечавшегося в 1913 году. Торжественные мероприятия должны бывальщины способствовать представлению у масс незыблемости самодержавной власти, основанной на исконно русских корнях. В дальнейшем фамилия «Романовы» уже крепко вошла в обиход, используясь в различных источниках по отношению к членам Российского императорского дома. Правда, были и исключения. Правнучка императора Николая I, меньшая дочь великого князя Константина Константиновича и великой княгини Елизаветы Маврикиевны, княжна Вера Константиновна до своей кончины в 2001-м именовала себя princess Vera of Russia.

Материал полезен?

Гольштейн-Готторп-Романовы: как на самом деле именовалась династия последних русских царей