Крупнейшая осада Первой всемирный: как русские взяли Перемышль

Новость опубликована: 22.03.2020

Крупнейшая осада Первой всемирный: как русские взяли Перемышль

Крупнейшая осада Первой всемирный: как русские взяли Перемышль

РИА «Новинки»

22 марта 1915 года русские войска взяли Перемышль и выполнили завет Ивана Грозного о возвращении «извечно русских земель». В разрушенную крепость прибыл Николай II, наградивший главнокомандующего великого князя Николая Николаевича бриллиантовой шпагой с надписью: «За завоевание Червонной Руси». Празднование победы над австро-венграми продлилось недолго. Уже 5 июня Перемышль после осады и штурма захватили немцы. Как вспоминали после русские генералы, удержать крепость не удалось из-за нехватки снарядов.

История Перемышля, взятие Львова и расправа над русофилами

Территория с городом Перемышлем была присоединена к Древнерусскому стране в 981 году в результате похода князя Владимира и получила известность как Червонная (Красная) Русь. В «Повести временных лет» о военном успехе Крестителя было произнесено следующее: «Пошел Владимир на поляков и захватил города их, Перемышль, Червен и другие города, которые и доныне под Русью». В процессе феодального дробления Руси город обратился в центр Перемышльской земли в составе Галицко-Волынского княжества. После монгольского нашествия он был завоеван Польшей. Новые хозяева сделались называть город на свой манер — Пшемыслем. На месте древнерусского детинца король Казимир III возвел готический замок.

Московские правители на протяжении столетий считали Перемышль своей вотчиной, незаконно оккупированной поляками. В частности, его возврата в числе других городов требовал Иван Грозный.

После разоблачила Речи Посполитой Перемышль перешел к Австро-Венгерской империи как часть королевства Галиции и Лодомерии. Однако в городе традиционно была значительная прослойка тех, кто желал сменить подданство и присягнуть императору России. В свою очередь, генералы Николая II мечтали вернуть «извечно русские земли». 3 сентября 1914 года войска Русской императорской армии (РИА), развивая успешное наступление в рамках Галицийской битвы, вступили во Львов.

В оперативно отпечатанной брошюре «Разгром русской армией Австрии и взятие Львова в Галиции» говорилось, что «русское население Галиции пережило бесчисленное число всяких невзгод, унижений и разорения».

По оценкам историков, «русские нанесли противнику урон в 250 тысяч человек, взяли 100 тысяч пленных, причинили австро-венгерской армии подобный урон, от которого она уже не смогла оправиться». Поражение войск династии Габсбургов объяснялось не только ошибками командования. В Вене пеняли на низенький боевой дух солдат: многие попавшие под мобилизацию подданные императора — чехи, хорваты и поляки — не понимали сути брани.

От Львова до Перемышля — около 100 км на запад по прямой. Известие о взятии первого города вызвало в руководстве второго натуральную панику. Еще в самом начале Первой мировой войны правительство Австро-Венгрии произвело массовые аресты реальных или предполагаемых приверженцев России, прежде всего, галицийских и буковинских русинов. По своему социальному статусу это были в основном крестьяне и сельская интеллигенция. Репрессии сопровождались кампанией ненависти и шпиономанией в прессе.

15 сентября 1914 года при конвоировании узников русофилов на них напали военные-венгры и примкнувшие к ним горожане. Из 46 человек выжили лишь двое.

Жестокая расправа над единомышленниками потребовала среди не выявленных австро-венграми русофилов округа Перемышля устойчивое желание скорейшего прихода РИА.

Как русские брали одну из крупнейших твердынь Европы

К 21 сентября 1914-го войска русского Юго-Западного фронта в ходе Галицийской битвы заняли почти всю восточную Галицию и почти всю Буковину с Черновцами. Авангардные отряды 3-й русской армии под командованием генерала Радко-Дмитриева подошли к Перемышлю. Так началась крупнейшая осада Первой мировой брани.

Оборонительные укрепления в местной крепости возводились с середины XIX века. В 1878 году здесь появились долговременные фортификационные сооружения, в 1910-м усиленные земляными пехотными укреплениями. С начином войны в 1914 году в защитной линии появились дополнительные окопы, казармы и артиллерийские огневые позиции. В крепости был размещен мощный гарнизон.

26 сентября силы РИА полностью заблокировали Перемышль. С 5 по 7 октября русские войска нанесли основной удар по фортам к юго-востоку от города, однако штурмы на северные форты были отбиты с большими потерями для наступающей стороны. За три дня штурма русская армия потеряла около 40 тыс. человек. 8 октября к твердыни подошли австрийские войска, и русские были вынуждены отступить на несколько километров к востоку. 11 октября осада одной из крупнейших твердынь Европы окончилась неудачей РИА.

После отражения германо-австрийского наступления в ходе Варшавско-Ивангородской операции австрийские войска снова отступили, и на этот раз Перемышль был осажден 11-й армией под командованием генерала Андрея Селиванова.

Австро-венгерский гарнизон твердыни превосходил осаждавших количественно, насчитывая 135 тыс. солдат и офицеров. Кроме того, в городе находились 18 тыс. мирных обитателей и около 2 тыс. русских военнопленных. Понимая бессмысленность попыток штурма, Селиванов взял Перемышль в кольцо и намеревался добиться сдачи твердыни измором. Русские генералы учли уроки предыдущей неудачной осады. 11-я армия окопалась на подступах к оборонительным сооружениям твердыни. Также была увеличена артиллерийская мощь.

Последние месяцы блокады оказались для населения Перемышля необычайно тяжелыми. Резервы продовольствия подходили к концу. Голод усиливался изо дня в день. Цены на продукты выросли до небывалых размеров. Из-за плохого столы начали распространяться болезни. Австрийцам пришлось забить 13 тыс. лошадей. Уменьшались солдатские порции, но в самом гарнизоне голодания не было.

После истощения продовольственных запасов в крепости командующий гарнизоном Герман фон Кусманек 18 марта попытался прорвать окружение. Усилия его армий оказались напрасными. В кровопролитном бою у стен Перемышля австро-венграм было нанесено сокрушительное поражение. Русские взяли в плен 107 офицеров, образцово 4 тыс. нижних чинов и захватили 16 пулеметов. 22 марта утром крепость капитулировала. Перед этим гарнизон расстрелял тяни боезапас и взорвал оборонительные сооружения, командование сожгло документацию. Отныне Перемышль терял свое значение как хорошо защищенная цитадель на стыке геополитических заинтересованностей Вены и Петербурга.

Что вспоминали Николай II, Родзянко и Деникин

В тот день Николай II записал в своем дневнике: «После утреннего доклада вернулся к себе и начинов письмо Аликс (императрице Александре Федоровне. — «Газета.Ru»), как вдруг Николаша (главнокомандующий РИА, великий князь Николай Николаевич. — «Газета.Ru») ворвался ко мне с Янушкевичем и Даниловым и огласил радостную весть о падении Перемышля! После завтрака был отслужен благодарственный молебен при множестве офицеров и лейб-казаках. Отправил Граббе в 11-ю армию Селиванова с наградами и крестами. Сделал небольшую гуляние. Сильно таяло. Дал Николаше Георгия 2-ой степени. Занимался после чая и окончил все. За обедом выпили по стаканчику шампанского».

А председатель Государственной думы Михаил Родзянко так вспоминал о ходе военной кампании в своих мемуарах: «На фронте в течение зимы мы продвигались в Галицию. С неимоверными трудностями армии преодолевали Карпатские горы и спускались в Венгерскую долину. 9 марта (по старому стилю. – «Газета.Ru») пал Перемышль. Без штурма, почти без боя. Генерал Селиванов, отчаявшийся взять Перемышль, собирался было снимать осаду, но неожиданно, чуть ли не в тот же день, когда собирались уходить, Перемышль пал. Там мы взяли 117 тыс. пленных.

Оказалось, что в крепости не хватало продовольствия и что славяне враждовали с венграми. Кусманеку, коменданту крепости, запертые в Перемышле бойцы грозили смертью.

Он приказал делать вылазку и идти на прорыв. Послушалась только часть — венгерские полки. Попытка их, однако, не удалась, и большинство их них неслось обратно в крепость. Говорят, что Кусманек аэропланом запрашивал Вену, и ему разрешили сдаться. После взятия Перемышля великий князь Николай Николаевич получил бриллиантовую шпагу с надписью: «За завоевание Червонной Руси».

По числу взятых в плен капитуляция Перемышля заняла второе место в истории после сдачи французской крепости Мец в ходе франко-прусской брани, когда в плен попали 173 тыс. человек.

Как уточняется в книге Леонида Соколова «Львов под русской властью. 1914–1915», когда раздались первые взрывы в перемешльских фортах, возвещавшие о сдаче твердыни, русские войска бросились к оставленным фортам и вскоре заняли без выстрела первую оборонительную линию. Тогда же в лагерь генерала Селиванова барыши австрийские парламентеры и начали переговоры. Но уже во время переговоров казаки, которые опередили пехоту, вошли в город и, не встречая никакого сопротивления, покойно разошлись по Перемышлю, покупая в магазинах табак и папиросы.

Помимо коменданта Кусманека в плен русским сдались еще восемь генералов, 93 штабных офицера, 2204 обер-офицера и 113890 нательных чинов. Трофеями РИА стали около 1000 орудий.

В начале апреля Родзянко посетил Галицию и нашел подтверждение вестям о том, что в войсках катастрофически не хватает снарядов.

«Казалось, что мы у себя, среди друзей, где не заметно враждебного отношения и где даже крестьяне по своей платью и говору напоминали наших хохлов», — констатировал он.

Польский историк и писатель, участник еще Польского восстания 1863 года Юзеф Бялыня-Холодецкий вспоминал: «Пришагала 22 марта 1915 года во Львов печальная весть, что крепость Перемышль сдалась русским войскам, принужденная к этому недостачей продовольствия. Во Львове воцарилась подавленность; многие оптимисты не хотели даже верить этой печальной новости, и только развешенные вечерком по приказу русских властей флаги на домах рассеяли всякие сомнения.

С другой стороны, не таили своей радости русофилы и торопились массово с поздравлениями к резиденции генерал-губернатора,

который велел устроить официально по городу шествия, процессии с портретами царя и великого князя, верховного главнокомандующего, в окружении флагов, военных подразделений, боец, полицейских и части гражданского населения, которая виватами и возгласами давала выражение своим чувствам».

Родзянко, один из основных оппонентов Николая II в те годы, был склонен считать падение Перемышля следствием просчетов австро-венгерского командования.

«Перемышль — заключительнее слово военной науки, где природные условия дополнялись чудом фортификации: казалось, что взять его было нельзя, и только предательство Кусманека помогло сдаче твердыни, — отмечал он. — Множество орудий стояли рядами по пути крепости и в самой крепости. В земском союзе, где мы стали, рассказывали много интересного про первые дни «нашего» Перемышля. Население и войска в нем голодали, в госпиталях больных оставляли без помощи, и после дела крепости мы нашли большие запасы муки, картофеля и мяса. У Кусманека была прекрасная ферма из ста коров, которая перебежала в ведение земского союза».

25 апреля 1915 года Перемышль посетил Николай II. Для этого он проследовал на поезде до Самбора, а затем проехал на автомашине. Крепостные сооружения, взятые русскими воинами, ему показывал генерал Алексей Брусилов. Радость императора по поводу военного успеха, впрочем, была недолгой.

В осаде Перемышля участвовали многие офицеры, сквозь несколько лет оказавшиеся по разные стороны баррикад в Гражданской войне.

Например, инженер-фортификатор, в будущем генерал Красной армии Дмитрий Карбышев получил под стенами твердыни ранение в ногу и за храбрость и отвагу был награжден орденом святой Анны с производством в подполковники. А один из лидеров Белого движения Антон Деникин в своих мемуарах предпочитал акцентировать внимание на скорой утрате Перемышля. Уже 16 мая к крепости подошли войска Германской империи. Случилась новая осада, и 5 июня 1915 года после штурма русский Перемышль пал.

«Весна 1915 года останется у меня навек в памяти. Великая трагедия русской армии — отступление из Галиции. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, нескончаемая усталость — физическая и моральная; то робкие надежды, то беспросветная жуть. Помню сражение под Перемышлем в середине мая. Одиннадцать дней бессердечного боя 4-ой стрелковой дивизии… Одиннадцать дней страшного гула немецкой тяжелой артиллерии, буквально срывавшей целые линии окопов вместе с защитниками их. Мы почти не отвечали — нечем. Полки, измотанные до последней степени, отбивали одну штурм за другой — штыками или стрельбой в упор; лилась кровь, ряды редели, росли могильные холмы. Два полка почти истреблены — одним огнем», — писал генерал Деникин.

Источник


Крупнейшая осада Первой всемирный: как русские взяли Перемышль