Основание крепости Орешек.

Новость опубликована: 26.05.2017

Основание крепости Орешек.
Основание твердыни Орешек.

Основание крепости Орешек.

«Впервые клочок суши в истоке Невы упомянут Новгородской летописью в 1228 году, когда новгородцы во пора похода на финское племя емь «отступиша в островлец». На островке площадью 300 на 200 метров (современные измерения) и отстоящем от обоих берегов Невы образцово на 400 метров действительно можно было удобно укрыться. Этот участок суши, вероятно, издревле использовался для лагеря торговых караванов, остановки и ночевки ратей.

В течение всего XIII века здесь не существовало постоянного населения. При первом упоминании островок еще не имел наименования. Его использовали как наблюдательный пункт, как естественное убежище, как безопасную стоянку и уходили «без боя» так же легко, как и приходили. Несомненно, что во время таких визитов были оценены географические преимущества острова.

Между тем к исходу XIII века военно-политические события на севере Новгородской земли приобретали все немало напряженный характер. Шведы основали в 1300 году в устье Невы крепость Ландскрону и готовились к дальнейшему наступлению на Русь. По извещению шведской рифмованной хроники, у Ореховского острова (это первое дошедшее до нас название острова в письменных документах, возможно, связано либо с его конфигурацией, либо с росшим на нем кустарником) был оставлен сторожевой шведский отряд.

«Однажды, — сообщается в хронике, — когда они (то есть шведы. — Авт.) стояли там (на Орехове. — Авт.) и глядели на берег, они увидели, что идет более 1000 готовых к бою русских людей. Больше ждать не годилось, всякий знает, что ему вытекает делать, когда приходится трудно. И они двинулись вниз по реке (по направлению к Ландскроне. — Авт.)». Шведская крепость вскоре пала, а новгородцы обратили особое внимание на необжитой, но спокойный на случай военных действий остров.

В 1323 году на Ореховом острове внук Александра Невского великий московский князь Юрий Данилович «поставиша город». Что воображал собой новосозданный форпост? Археология сумела ответить на этот вопрос. Площадь городка, судя по распространеию культурного слоя, составляла 8500 квадратных метров и была узко застроена деревянными избами. В. И. Кильдюшевский обнаружил 17 из них. Исходя из того что площадь каждого из таких домов, включая хода и пристройки, составляла 50-55 квадратных метров, что в острожке было две взаимно перпендикулярные улицы шириной 4 метра и, очевидно, церковь и какие-то социальные здания, количество одновременно построенных жилищ приближалось к 130, а численность их обитателей к 400. Взрослые 100-130 мужей — хозяева жилищ, очевидно, и составляли гарнизон острова.

Таким рисуется пограничный городок, возникший у берегов Невы в эпоху могущества Великого Новгорода. Послы шведского короля, пришедшие в 1323 году на остров, чтобы заключить «вечный мир», с удивлением и тревогой увидели новую крепость, которая отныне сделалась центром большой пограничной округи, начинавшейся на реке Сестре и включавшей устье Невы…

Новгородский форпост первоначально именовался по имени острова — Орехов, Ореховый, Ореховец. С 1352 по 1404 год к этим названиям добавляется новое — Орешек. С 1404 года в документах упоминается необыкновенно это новое название. Прошло, таким образом, 80 лет, прежде чем поселение обрело собственное имя, не совпадающее с названием острова…

Самые драматические в истории новгородского Орехова события грянули в 1348 году. Они привлекли особое внимание летописца, благодаря чему до нас дошли ценные подробности о первоначальном Орехове и его укреплениях. Шведский король Магнус Эриксон предпринял крестовый поход на Русь. Придя с наемниками в устье Невы, король послал новгородцам приглашение на диспут, чья вера лучше — православная или католическая. Новгородцы отозвались, что для состязаний о превосходстве веры пусть король отправляет послов в Царьград, а для разбирательства пограничных обид они готовы явиться. В ответ Магнус потребовал, чтобы русские зачислили католическую веру, и двинулся к Орешку…шведское войско «с многими кораблями и людьми» взяло крепость. Осада, по-видимому, была недолгой, а сопротивление сломлено «льстивыми» словами. Был пленен весь посольский корпус, участвовавший в предшествующих переговорах со скандинавским соседом, новгородских бояр во главе с тысяцким Авраамом. Горожане бывальщины отпущены за выкуп.

Шведы оставили в городе гарнизон из 800 человек. Это был крупный успех противника. Под угрозой оказался тяни район Невы.
Семь месяцев владели враги Ореховом. В том же 1348 году новгородцы после длительной осады отважились на штурм городка. К деревянным стенам подкинули пылающий хворост, они загорелись. Шведы устремились в каменную башню. Новгородцы, сокрушая врагов, ворвались в укрепление. В пламени штурма твердыня 1323 года сгорела. Нетронутой, очевидно, осталась лишь башня, послужившая последним прибежищем осажденным.

По летописным описаниям мы можем представить себе первоначальный вид Орехова, обнесенного деревянной кольцевой стеной с одной каменной башней. Такие образцы в северорусском крепостном зодчестве известны нам по Изборску (между 1303 и 1330 годами) и Кореле (1364 год). Судя по башне 1364 года, замеченной в Кореле, диаметр подобной постройки достигал 9 метров. Все же Ореховская крепость вряд ли занимала весь остров. Подтверждение этому мы находим и в таких летописных оборотах, как «оступи», «приступиша», «прикинув примет» (то есть хворост), словно речь идет о сухопутной осаде высадившегося на остров армии.

События, разыгравшиеся на Ореховом острове в 1348 году, имели последствия: в 1350 году состоялся обмен пленными, и тогда же «ореховским серебром» была поновлена храм Бориса и Глеба в Новгороде. Так как Орехов только что пережил бедствия войны, то правдоподобна версия историка и писателя Н. М. Карамзина, что серебро на украшение крупнейшей новгородской храмы было трофейным.

В связи с пожаром крепости возникла необходимость вновь срочно укрепить Орешек. В 1352 году новгородские бояре и «черноволосые люди» били челом своему владыке архиепископу Василию, чтобы он, как гласит летописное сообщение, «ехал и организовал башни в Орехове». Наказ был выполнен в короткий срок, и вскоре среди невских волн поднялся новый «град каменный» Орешек. Крупнейший новгородский политический деятель и политик того времени архиепископ Василий, видимо, хорошо разбирался в военном деле. С его именем связаны крупные работы по стройке каменных укреплений Новгорода.

Необычная, общенародная просьба новгородцев и участие фактического главы Новгородской республики придали ореховскому стройке характер чрезвычайности. Новое укрепление возводили не деревянным, а каменным. Орешек после Ладоги (1114 год), Копорья (1297 год), Пскова (1309 год), Новгорода (1302 год), Изборска (1330 год) был на северо-западе Руси шестой цельнокаменной русской твердыней и, что особенно важно, явился первой крепостью с несколькими каменными башнями. По-видимому, именно события 1348 года ускорили появление и распространение на Руси новоиспеченного типа многобашенных каменных сооружений. В стратегически важном для Руси районе — на приневских землях — был опробован новый фортификационный зачисление, который через два-три десятилетия стал необходимостью и позволил резко усилить всю систему обороны городов.

Итак, в истоке Невы в 1352 году на пункте деревянного городка возникла многобашенная каменная твердыня. В дальнейшем ей случалось страдать от пожаров, ее ремонтировали и подновляли, но враги не покушались на нее образцово полтора столетия.»

А.Н.Кирпичников, В.М. Сапков «Крепость Орешек»


Ответить