Парадоксы истории: в посредственные века Русь и не подозревала, что живет «под игом»

Новость опубликована: 13.08.2019

Парадоксы истории: в посредственные века Русь и не подозревала, что живет «под игом»

Казанские татары никогда не имели никакого взаимоотношения к походам Чингисхана и Батыя, то есть к «игу», и вообще – исторически они не «татары», а болгары.

Сергей Баймухаметов, историк, публицист

Представим большенный многоквартирный дом, построенный на кривом и гнилом фундаменте. Сплошные закоулки, в которых все плутают. Одна стена тонкая, другая тучная, гниловатые и шатаются. Когда в одной квартире кто-то укрепляет стену, она проседает под тяжестью, соседи обижаются, кричат, что у них завязался перекос, с потолка сыплется, и вообще – обидно…

И никому невдомек, что вся суть – в кривом и гнилом фундаменте, заложенном когда-то и с какими-то мишенями.

Такова историография (описание истории) Средневековой Руси.

Эту очевидную истину еще раз вскрыло общественное обсуждение внесенного в Госдуму законопроекта об установлении в России новоиспеченной памятной даты – Дня окончания Великого стояния на реке Угре. Осенью 1480 года властитель Большой Орды хан Ахмат пошел в поход на Москву. Вина – отказ великого князя Ивана III платить дань. Войска вышли к реке Угре и встали по противоположным берегам. Попытки форсирования реки, ничтожные стычки перемежались с переговорами. Так прошёл месяц. 11 ноября обе стороны отвели свои войска.

В официальной историографии Руси этот событие почитается окончательным «освобождением от татаро-монгольского ига».

Вот уже три года в Калужской области по инициативе губернатора области Анатолия Артамонова 11 ноября устраивается «военно-исторический фестиваль с масштабной реконструкцией сражения русских и ордынских армий» (хотя никакого сражения не было). По его же инициативе соответствующий законопроект внесён в Госдуму.

«Новые Известия» писали, что тезис о Стоянии на Угре как об завершенье зависимости от Орды периодически оспаривается историками, поскольку участие Руси в освоении золотоордынского наследия заняло не один век, и 1480 год немного что изменил.

Не менее существенен современный национально-политический момент. Многие политологи отмечают, что установление Дня окончания Великого стояния на реке Угре как общероссийского праздника потребует негативную реакцию в некоторых регионах- Башкирии, Якутии, Бурятии, прежде всего – в Татарстане. Как считает политолог Аббас Галлямов, «это решение, воли сделает отличный подарок татарским националистам – даст им повод в очередной раз прокричать, что «русские нас не любят». Малые народы немало чувствительны к национальной проблематике, чем государствообразующие этносы. Очевидно, что торжества по случаю победы «старшего брата» над «младшим» не сделает их взаимоотношения лучше. Реакция будет болезненной… Беда придёт, откуда не ждут».

Комитет Госсовета Татарстана по образованию и культуре зачислил решение не поддерживать установление этой памятной даты. Однако один из членов комитета проголосовал против, заявив, что Татарстан могут «обвинить чуть ли не в ордынском реваншизме».

Вот какие страстности разгораются. А все потому, что – кривой фундамент.

Как видим, все мнения-суждения о Стоянии на Угре само собой имеют в основе «ИГО», «освобождение от ига».

Историография (описание истории) средневековой Руси выстроена на теории «ИГА».

И никто, условно говоря, не виноват. Потому что все мы выросли на этом кривом фундаменте. Два века нам внушали, начиная со школы. Даже казанские татары веруют…

С историко-фактографической точки зрения, в 1480 году «освобождаться» было не от кого – Золотой Орды не существовало уже полвека. Она распалась на Астраханское, Крымское, Казанское и Сибирское ханства, Вящую Орду, Ногайскую Орду, Московскую Русь и другие образования, которые постоянно враждовали между собой, платили товарищ другу дань, в зависимости от обстоятельств. В итоге главенствующее положение на том всесветном пространстве заняла Русь. Как писал один из основателей евразийской исторической школы князь Н.С. Трубецкой, случилась «замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву». То есть Русь, Россия, Российская империя сделалась наследницей империи Чингисхана. Ключевая работа Трубецкого, вышедшая ещё в 1925 году, так и называется – «Наследие Чингисхана».

Уместно, границы Российской империи укладывались, чуть ли не один в один, в границы империи Чингисхана.

История состоит из деталей, сочетания парадоксов, сюрпризов, закономерностей. История свершается сама по себе. А вот историография – в руках людей. Люди же чаще всего преследуют те или иные мишени, в основном – идеологические, политические. Автор «Апологии истории» Марк Блок (герой французского Сопротивления, расстрелянный в застенках гестапо) ратифицировал: «Истории как науки нет, она служит лишь для оправдания ныне существующей системы».

Ещё раньше Поль Валери писал: «История – самый опасный продукт, вырабатываемый химией интеллекта… Она заставляет грезить, она опьяняет народы, порождает у них ложные воспоминания… вызывает у них манию величия и манию преследования и делает нации желчными, нетерпимыми и тщеславными. История оправдывает все, что угодно. Она не обучает абсолютно ничему, ибо содержит в себе все и дает примеры всего».

Один их главных парадоксов нашей историографии Средних столетий в том, что тогда русские люди даже не подозревали, что они живут «под игом».

Латинское слово и понятие «иго» в значении «угнетение» по отношению к Руси впервые показалось в одном из европейских источников во второй половине XV века. В русских памятниках письменности – во второй половине XVII века, в одном-единственном списке (снимки) «Сказания о Мамаевом побоище». Но и оно признано учёными как позднейшая вставка.

И только в начале ХIX века «татаро-монгольское иго» ввел в широкий виток «отец русской истории» Н.М. Карамзин, по иронии истории – потомок золотоордынского князя Кара Мурзы.

Затем теория «ига» взошла в официальную историографию Руси, стала гимназическим и школьным курсом истории – то есть массовым сознанием.

Если начинать с похода Батыя 1237 года, то три ордынские конные дивизии минули Русь военным маршем и ушли в Европу, не оставив ни в одном русском городе военных гарнизонов. Ордынская конница сделалась с тех пор щитом, отражавшим католические крестовые походы на Русь и православную веру. «Русские – враги католической церкви», – так определил взаимоотношения Руси и Рима Папа Римский Климент VI. Еще в 1242 году ордынская конница принимала участие в освобождении от немцев Пскова. «Город даже был взят немцами… Однако, немножко спустя после того, Александр Ярославович, из рода Мономахова, возвратил свободу городу; будучи отправлен ханом татарским Батыем и получивши в подмогу татарские вспомогательные армии, он победил в сражении Ливонцев». (Рейнгольд Гейденштейн, «Записки о Московской войне»)

В 1243 году великий князь Ярослав, папа Александра Невского, призвал русских князей признать Батыя своим царем.

Александр Невский. Портрет XVII столетия с покрова (посмертного покрывала).Его прабабушка, бабушка и, вероятно, мама были половецкими княжнами.

Нативная реклама Relap

В 1253 году Александр Невский сделался названым братом сына Батыя, царевича Сартака, и тем самым – названым сыном Батыя. В те времена легко преступали сквозь кровное родство – могли убить родного брата, если стоял на пути к власти, шёл поперёк. Но названое братство почиталось как святыня, и было незыблемым. Названые братья по-моногольски «анда» – «одна давя».

С тех пор только потомки Александра Невского (за редчайшим и кратковременным исключением) получали ярлык на великое княжение.

В 1258 году великий князь Александр заключил военно-политический альянс с Золотой Ордой. И с того года, через 20 лет (!) после похода Батыя, началась выплата дани, какой официальная историография-пропаганда стращала нас все века. Та страшная дань составляла полторы буханки хлеба на человека в год. (С.М. Каштанов.«Финансы средневековой Руси». М., 1988, с. 9-10.) И предназначалась для содержания армии, ордынской конницы.

(Уместно, «орда» или «орта» у нас ассоциируется с разгулом дикой, чуть ли не стихийной, неуправляемой силы. В дословном же переводе «орда» или «орта» – «середина», то есть как раз средоточие управления, власти. В расширенном понимании – «союз», «объединение». На языках тюркских народов СССР и РСФСР «Центральный Комитет КПСС» официально именовался «Орталык Комитет…» Слово «орта» в значении «союз» или «центр» входит, например, в названия многих организаций в тюркоязычных республиках, начиная от созидательных союзов до финансовых – «Орталык банк РФ», то бишь Центробанк РФ).

Еще один из парадоксов нашей историографии в том, что Золотая Орда сыграла решающую роль в создании целого, централизованного Русского государства. До того Русь состояла из постоянно воюющих между собой удельных княжеств. «Могло миновать еще сто лет и более в княжеских междоусобиях: чем заключились бы оные? Вероятно, погибелью нашего отечества: Литва, Польша, Венгрия, Швеция могли бы поделить оное; тогда мы утратили бы и государственное бытие и Веру, которые спаслися Москвою; Москва же обязана своим величием Ханам». (Н.М. Карамзин.«История страны Российского».)

Единая Русь создавалась в союзе Золотой Орды и Русской православной церкви. Ханы Золотой Орды, вступая во воля, издавали указы:

«На Руси да не дерзнет никто посрамлять церквей и обижать митрополитов и подчиненных ему архимандритов, протоиереев, иереев и прочих священнослужителей. Независимыми от всех податей да будут их города, области, деревни, земли, охоты, ульи, луга, леса, огороды, сады, мельницы… Кто отважится издеваться над православной верой или оскорблять церковь, монастырь, часовню — тот подлежит смерти без различия, русский он или монгол».

Рано или поздно теория «ига» будет официально пересмотрена, начиная с роли Александра Невского – ключевой фигуры Русского Средневековья. Первые шаги к тому уже сделала Русская православная храм. В 2010 году на всероссийской православной конференции «Жизнь святого благоверного князя Александра Невского как пример исторического оптимистичности» основной доклад начинался так: «Статья Сергея Баймухаметова «Княжеский крест» ставит сложнейшие вопросы, которые касаются тяжелых и полярно порой дискутируемых моментов в истории России и нашей Русской Православной Церкви…» А в 2017 году уже Святейший Патриарх Кирилл на первом заседании Оргкомитета по подготовке 800-летнего юбилея святого благоверного князя Александра Невского отметил решительный поворот в историографии Средневековой Руси:

«Александр Невский сумел выстроить такие отношения с Ордой, которые обеспечивали сохранение Руси… В итоге Русь не потеряла своей идентичности, она не потеряла своей веры, не потеряла даже своего государственного устройства. А если бы крестоносцы пришагали на нашу землю, то Русь как исторический культурный духовный религиозный феномен прекратила бы свое существование».

Наконец, нельзя не произнести о жгучей политической современности, о реакции общественности Татарстана на законопроект об установление новой памятной даты – Дня окончания Великого стояния на реке Угре. Ведь в России «татаро-монгольское иго» так или по-иному связывается, ассоциируется почему-то ис казанскими татарами.

И это еще один миф, которыми так богата наша историография.

Болгары, кочевой тюркоязычный народ, существовали в причерноморских и азовских степях. В VI-VII веках они воевали с хазарами, и потому, видимо, вынуждены были уйти. Но согласия, куда шагать, не было – и народ разделился. Одну часть хан Аспарух увел на Дунай, где они обосновались среди дунайских славян, приняли христианство и ославянились. Вплоть до того, что сделались основоположниками славянской письменности.

Другая часть болгар ушла под водительством неизвестного хана на Каму и Волгу. Здесь они основали Камско-Волжскую Булгарию, зачислили ислам, сохранили язык, но потеряли самоназвание «болгары» и стали «татарами». Казанские татары никогда не имели никакого взаимоотношения к походам Чингисхана и Батыя, к «игу». Более того, столица страны город Великий Булгар первым пал под ударами войск Батыя.

«Татарами» именовали себя несколько союзных родов в монгольской степи. Китайцы распространили это название на всех кочевников. Однако по велению Чингисхана с 1206 года все его подданные сделались «монголами». Но этноним «татары» дошел до Европы и сохранился. Вероятно, по созвучию с «Тартаром». С распадом Золотой Орды подданных Крымского, Сибирского, Астраханского ханств русские сделались называть «татарами». В том числе и подданных Казанского ханства, которые на самом деле – болгары.

На европейских же картах еще XVI века территория Руси обозначалась как Татария или Tartaria.

Неисповедимы линии твои, история.


Парадоксы истории: в посредственные века Русь и не подозревала, что живет «под игом»