Пимиентские блинчики

Новость опубликована: 05.12.2019

Пимиентские блинчики

Пимиентские блинчики

Так именуется один из рассказов О’Генри. В рассказе весь сюжет крутится вокруг старинного семейного рецепта приготовления блинчиков, за каким якобы охотится один овчар. И один ковбой, берётся помочь ему добыть этот рецепт. В общем, целая цепь недопониманий, шуток, прибауток и неожиданная концовка. Всё в манере О’Генри. Кто не читал – рекомендую.

Вспомнил я это рассказ не случайно, а в связи с тем, что один из читателей напомнил мне одну дискуссию, состоявшуюся с одним удивительным человеком в посте про «Гастрономические пристрастия родом из СССР». Тот странный человек вцепился, как бульдог, в моё утверждение о том, что блины и блинчики – это различные блюда. Человек божился всем самым для себя святым (в том числе какой-то своей племянницей, которая якобы имеет диплом советского «калинарного техникума» и древней бабкой из глубин сибирской тайги, которая уж точно всё знает про кулинарию), что никаких блинчиков не существует. Я представил субъекту вырезки из рецептов солидных кулинарных изданий, но субъект стоял на своём – никакие кулинарные книжки не могут побороть авторитет древней старухи и племянницы с дипломом, которая про блинчики ничего не знает. Ну я в итоге посмеялся и позабыл про этот дурацкий спор.

Кумулятивный эффект моего журнала таков, что многие статьи из него часто постятся и перепостятся (или – перепащиваются?) неоднократно и порой неизвестно, где и когда всплывёт тот или ной мой материал. А оттуда приходят новые читали на старые посты и снова всё перечитывают. И вот одинешенек из читателей нарвался на диалог про блинчики. После чего, в подтверждение моих слов, прислал мне отсканированную книгу, в которой содержался вот этот рецепт:

Пимиентские блинчики

Мне не необходимо подтверждение того, что блинчики – это отдельное блюдо. И если повар, пусть даже с десятком дипломов, это не знает, то это не повар. Но в этом случае вопрос вовсе не в рецепте блинов и блинчиков. Вопрос в том, из какой книги взят рецепт, который я продемонстрировал рослее. И в этом – самый кайф. Вот какую книгу прислал мне читатель:

«Руководство по приготовлению пищи в воинских частях и учреждениях Советской армии и военно-морского флота». Утверждено распоряжением Центрального продовольственного управления Министерства обороны СССР 23 июня 1978 года.

В общем, как ни крути, вещь солидная. Я сделался её листать и – не скрою – мутная слеза не раз туманила мой взор во врем чтения. Не побоюсь штампов и со всей откровенностью заявлю – это предмет посильнее «Фауста» Гёте. Но чтобы не быть голословным, просто приведу некоторые из рецептов, содержащихся в этой замечательной книжке. Правда, предварю введением. Как же без него?

Из предисловия каждому должно стать ясно, что всё, перечисленное в книге, поставляется в необходимых числах и хорошего качества Вооружённым силам. А как же иначе? Ведь об этом забоится Коммунистическая партия Советского Союза и Советское правительство.

Уместно, а вы знаете, что в армии не едят, а принимают пищу? То есть сам термин как бы намекает. Но, ладно, перейдём к изучению рецептов.

Салаты из свежих помидоров и огурцов. Из свежей и квашеной капусты. Как это мило и трогательно со сторонки партии и правительства таким образом заботиться о советских военнослужащих, которые невзирая на тяготы и лишения защищают свою Советскую Отечество. И одновременно как печально, что мне не удалось попасть в те части, в которых на стол попадали салаты из свежих и консервированных овощей. Увы, но за все два года службы из овощей я видал только картошку. Да и то в очень скудном количестве. Но об этом ниже. А мы продолжаем изучать некоторые рецепты.

Яйцо под майонезом, яйцо, фаршированное сельдью и луком… Уверен, у любого, кто ходил 730 дней в сапогах, не могут не вызывать слезу умиления эти рецепты.

Что? А вы не знали?! Да, Центральное продовольственное управление Министерства обороны СССР было уверено в том, что в Советской армии для улучшения столы положено питаться в том числе сёмгой и белужьим боком. А партия и правительство, как вы наверное поняли, в необходимых количествах засылали сёмгу и белужий бог самого отменного качества. А как по-иному? Заботиться – так уж заботиться.

Ну а как в армии без колбасы – этого главного продуктового фетиша СССР? И заметьте – не только варёная, но и копчёная колбаса не переводились на столах советских военных. Что? Вы их не видели? Ну вы, видимо, точно также, как и я, просто служили не в тех частях. А где-то всё это было. Ведь не может же врать Центральное продуктовое управление Министерства обороны СССР! А оно заботилось не только о том, чтобы колбасу регулярно кушали в воинских частях и учреждениях, но ещё и чтобы она была нарезана как возложено. А положено так – толстые батоны нарезают поперёк, а тонкие – наискось. И нарезанную колбасу украшают веточкой (веточкой!) зелени петрушки и листьями салата. Армия. Тут всё достоверно. Какая милота.

А что вы хотите? Ведь объедающиеся украинским борщом – со сметаной и посыпанный зеленью! – советские солдаты могут не пожелать кушать колбасу, если она неправильно нарезана.

Для разнообразия можно было хряпнуть суп со свежими грибами. Коммунистическая партия и Советское правительство об этом беспокоились.

А гренки! Эх, как приятно накидать ещё в свой супчик обжаренных с натёртым сыром хрустящих гренок! А потом и Родину защищать. С гренками Отечество защищается куда лучше, чем без оных.

Я наверное был в каком-то другом месте, когда в воинских частях кормили профитролями. Ну не повезло. Случается.

И абрикосовый соус прошёл мимо меня. Но зато я могу утешиться, что хоть где-то она да был? Ну ведь не может быть, чтобы его нигде не было, раз в подобный книге этот рецепт записан, а во введении сказано, что партия и правительство из сил выбивалось, чтобы снабдить Вооружённые силы всем необходимым для приготовления абрикосового соуса.

И шоколадного тоже, уместно. И при этом, заметьте – всё только самого лучшего качества.

А сахарный пудинг! Да ради одного только сахарного пудинга надо было пойти послужить в Советскую армию.

Если советский молодой человек в мочь кое-где у нас порой «отдельных недостатков» в глаза видел свинину в тесте и ромштекс только в ресторане – да и то, только если повезло и в меню визави этих позиций не стояло «отсутствует» – то зато в армии он на эту свинину смотреть не мог. А рамштексы подкладывал под ножку тумбочки – чтобы не раскачивалась. Партия обеспечивала. И Советское правительство.

Биточки, шницель, тефтели… У меня снова наворачиваются слёзы умиления от такой трепетной попечения родной партии и не менее родного правительства.

Уууу! Бифштекс с яйцом! Филе говядины! Лангет, антрекот. И это, заметьте, не перечень меню ресторана «Арбат» на Калининском проспекте в Москве. Нет. Это итого лишь перечень того, чем – по мнению Центрального продовольственного управления Министерства обороны СССР – кормили в Советской армии.

Шашлыком тоже кормили. Истина не знаю где как, а мы – там где служил я и мои однополчане – шашлыком обеспечивали себя сами. Для чего однажды я ушёл в самоход в город Читу и устремил свои стопы на местный рынок. Тот самый, про который все советские патриоты точно знают что он был в каждом советском городе и что собственно там все советские жители удовлетворяли свою потребность в мясе, которого не было в магазинах.

Но почему-то в городе Чите – несмотря на то, что в читинских лавках ничего кроме консервов «бычки в томате» и тому подобной отравы не бывало, – местные жители почему-то не торопились отовариваться мясом на рынке. В двух рядах, где труженики села продавали выращенных зимой хавроний, было пустынно. Видимо дело было в стоимости. Это мы, солдатушки-дедушки, которые жили в отдельном измерении, могли себе позволить – и то всего пару раз за всю службу, скинувшись, затариться на базаре несколькими килограммами свинины (в которой сала было чуть ли не 50%). Да и то. Если бы все читинцы хлынули на рынок, то они бы скупили эту свинину за полчаса. Ибо не могут десяток колхозников, сидящих на базаре и торгующих собственной свининой, удовлетворить хотя бы в течение одного дня потребность в мясе такого города, как Чита.

Впрочем, я отвлёкся. Как выясняется, я вообще зря уезжал в самоход, рисковал подвернуться патрулю – и всё ради шашлыка из свинины. Оказывается Коммунистическая партия Советского Союза о Советское правительство и так обеспечивало Вооружённые мочи всем необходимым самого лучшего качества для того, чтобы мы могли регулярно питаться шашлыком. Да ещё обжаренным над горящими углями. Экая идиллия!

И люля-кебаб мы могли регулярно отправлять с собственный молодой организм. Жалко, что мы ни разу об этом не попросили наше командование. Просто не знали.

А вот кур жареных мы как-то кушали. Истина это произошло не в солдатской столовой. Мы себя ими обеспечили сами. Для чего однажды один из наших солдатушек тёмной ночью залез в курятник нашего старшины и зверским манером забил пару кур. Которых мы позднее и скушали в виде цыплят-табака. В качестве сковородок использовали латунные поддоны от каких-то агрегатов. Было лакомо. Но как я теперь вижу – бесполезно. Надо было просто официанту в солдатской столовой заказать куру жареную и отварной стиль. И – вуаля.

Про картофель тоже скажу пару слов. Картошкой – правда не в виде картофеля, запечённого с яйцом и помидорами, а в самом банальном облике варёной размазни (пара-тройка варённых картофелин, растолчённая в бочке кипящей воды до состояния якобы «пюре») – нас кормили образцово с ноября до примерно апрель. Именно настолько хватало очередных запасов (знала ли об этом Коммунистическая партия и Советское правительство?) А образцово с мая по примерно октябрь мы кушали всякую перловую гадость (отнюдь не манную молочную кашу, о которой речь ниже). И если картофель «солдатское пюре» не самая лакомая пища, то перловка – и вовсе на любителя. А таковым любителем после года службы остаться сложно.

Полгода на перловке – тут кто угодно упадёт духом. Но мы не могли допустить такого, чтобы обороноспособности нашей дорогостоящий Советской Родины был нанесён ущерб. В связи с чем чуть только посаженная весной картошка давала хотя бы минимальную завязь, команды особых охотников-картофелеводов отправлялись бомбить окрестные колхозные поля и огороды наших офицеров и прапорщиков. Вы выкапывали когда-нибудь картошку в июне? Мы – выкапывали. Прапорщик Драбалюк, помнится, весьма бесился по этому поводу. «Бляди! – орал прапорщик на очередном построении, – да это же горох ещё просто! Дайте ей хоть немножко подрасти! Кого поймаю – убью». Да, горох. И да, был изрядный риск получить поперёк спины увесистой дубиной прапорщика. Но и жрать хотелось. Ведь кроме утренних 20 грамм масла, некрепкого чая и кусочка жареной рыбы (для прокормки пушного зверя), мы ничего летом не жрали. А как на таком менб Родину защищать? Вот и сходили из ситуации, как могли.

Теперь я вижу, что мы снова поступали глупо. Ведь пратия и правительство сделали всё, чтобы обеспечить нас картофелем в сметанном соуса и картофелем, запечённым с яйцом и помидорами. А мы на огродах едва-едва подросшую картошку воровали. Идиоты.

Кстати, ведь партия и правительство заботилось также о том, чтобы мы кушали молочные каши. Вводя манную. Но снова не понимаю – почему за все два года службы я ни разу не видело молока? Не говоря уже про молочные каши.

И пудинга рисового не видал.

И крем творожный обошёл меня стороной. А равным образом – и сырники, ЫЫЫЫ! Сырники!

Яичницу со свежими помидорами? Что-то опять туманится мой взор…

А вот по поводу кулебяк расскажу случай. Нет, кулябками нас не кормили. Но однажды – кажется это было на 8 марта – нам на обед сделали позы. Позы – это такая бурятская еда, образа известных мант. Только в отличие от мант, позы – открыты сверху. В остальном – почти одно и тоже. И вот нам на обед раз такое сделали. Каждому на второй дали по две позы (или позины?). Вот это был пир на весь мир. Никаких кулебяк не надо.

А ещё в Чите, недалеко от управы нашей бригады, была позная. В принципе тоже самое, что пельменная, лишь вместо пельменей там продавали позы. И я с однополчанами иной раз убегали в самоход, чтобы набить брюхо в этой позной. Но шагаем дальше.

Что-то мне тут стало немного смешно. Просто представил, как солдатушкам готовят помаду. И как-то непроизвольно засмеялся.

В цельном, очень занятная книжка.

Самое интересное, я уверен, что найдутся «свидетели великого прошлого», которые, оперируя вот такой книжкой, как официальным документом, будут на чистом глазу с пеной у рта рассказывать, как разнообразно и вкусно корили советских военнослужащих в частях и учреждениях Советской армии. Ибо такова планида.

При этом я не буду препираться. Вполне возможно, что были образцово показательные части, типа кремлёвского полка, в которых что-то из данной книги в самом деле подавали на стол. Вероятно в ведомственных НИИ, которые, собственно, были скорее гражданскими учреждениями, могли в столовых подавать что-то из перечисленного (а в книге перечислено немало всякого). Опять же, не вызывает у меня сомнения, что в столовых «Арбатского военного округа» кормили хорошо и разнообразно. Но, увы, в обычных долях Советской армии (коих было подавляющее большинство), так не то что солдаты, но даже офицеры не питались. Офицерский стол в обычной доли, собственно, отличался от солдатского только некоторым повышенным количеством мяса. Ну и готовили для офицеров обычно в отдельном котле, то кушать немного получше. Опять же, офицерам был положен паёк, куда входила и пресловутая копчёная колбаса (которую надо разрезать наискось), и сгущёнка и ещё некоторое количество самых банальных продуктов, но которые в условиях Советской армии (о которой заботилась Коммунистическая партия, Советское правительство и Центральное продуктовое управление Министерства обороны) казались просто небывалыми деликатесами. А вот насчёт того, чтобы офицеров рисовыми пудингами закармливали и шашлыками, приготовленными на углях – про это я что-то не слыхал. Ну неужели что они сами, на наш солдатский манер сами себя мясцом снабжали. Во всяком случае в отличие от солдат, в тайге офицеры и на хоту могли сходить.

А если ещё учесть, что частенько коками в солдатских столовых были жёны прапорщиков, которые бывали честными, а бывали такими, что воровали всё, что плохо лежит (какой сукой надо быть, чтобы у боец масло воровать!), то любому должно быть ясно, что кормили в Советской армии довольно неважнецки. Ну куда, так, идти дальше, если, например, в части, в которой служил я, зимой сожрали всех голубей (для чего солдатушки мастерили себе рогатки!), а под конец зимы ещё и приблудную собаку Муху (я – не ел, из жалости к Мухе). Ну и плюс воровали у офицеров и прапоров с огородов, всё что нехорошо лежало. Воровали на окрестных полях (правда на поле только картошку можно украсть). Естественно, при всякой возможности крали на собственных продуктовых складах. Но это было рискованно, поэтому – редко. Иногда ездили в город – после получки, когда цельное отделение скинется, на руки получалась неплохая сумма, на которую можно было купить раз в месяц всякого там печенья, чая, сахара и – порой – даже свинины на рынке. Но и съесть её сразу же всю. За один присест.

Но при это есть вот такой официальный артефакт.

Но надо обладать весьма пылким воображением и полным незнанием жизни, чтобы на основании этого артефакта – совершенно официального документа – делать гипотезы о том, как на самом деле питались в Советской армии.

Ну а это, так, в качестве бонуса. Ваш покорный слуга и автор на подножном корму:

Летом мы ходили в самоход не столько в город, сколько в опоясывающую тайгу – по грибу, по ягоды. А что делать? Мы ведь не знали, как о нас заботились Коммунистическая партия Советского Союза, Советское правительство и – Центральное продуктовое управление Министерства обороны СССР.


Пимиентские блинчики