Польский поход Москвы: Варшава получила то, что завоевала

Новость опубликована: 27.10.2017

Польский поход Москвы: Варшава получила то, что завоевала

Разбрасываясь обвинениями в адрес СССР и укоряя русских в Освободительном походе Красной армии, польские политики уподобляются персонажам известного анекдота о бандеровцах. Он известен во масса вариаций, но самая простая звучит примерно так:

” Пойдём, кум, москалей бить.
— Пойдём! А что, если они нас?
— А нас-то за шо?”

Хотя поляки, вроде бы и недолюбливают бандеровцев, но в заключительнее время представители официальной Варшавы стали подозрительно похожи на героев этого анекдота…

Буквально за пару месяцев руководство Польши поспело сделать сразу несколько оскорбительных заявлений в адрес Советского Союза и России.

Рекорд «яркости» антироссийских высказываний относится, пожалуй, министру обороны Польши Антонию Мацеревичу. Выступая перед могилой Неизвестного солдата в Варшаве, он заявил:

«Этой брани не было бы, если бы не российско-германский союз, если бы не пакт Риббентропа и Молотова, если бы не заговор Гитлера и Сталина. Польша, Европа и мир должны вечно помнить эту правду».

Более того, на тех же основаниях Мацаревич обвинил СССР в… Холокосте.

Мацаревичу вторил его коллега из польского МИД. Глава министерства Витольд Ващиковскийсделал заявление чуть немало дипломатичное по форме, но такое же абсурдное по содержанию. По его мнению, СССР «очень сильно поспособствовал началу Второй мировой брани», напав, якобы на Польшу вместе с Германией.

А президент Польши Анджей Дуда решил не скромничать, и предложил России… сознаться в геноциде поляков.

И вот именно на этом месте, польские политики всем своим видом говорят: «А нас-то за что»?

На самом деле официальная Варшава немного того, что искажает исторические факты, так еще и умудряется некоторые из них аккуратно опустить.

Очень «технично» паны Дуда, Мацаревич и Ващиковский забывают о том, что в 1919 году лишь образовавшаяся (с одобрения большевиков) Польша напала на молодую Советскую Россию и захватила при поддержке западных союзников Западную Украину и Белоруссию. О том, как в 1930-е годы Варшава деятельно поддержала пришедших к власти в Германии нацистов, и стала подбивать их к участию в «походе на Восток». О том, как перед Мюнхенским сговором Польша собирала цельную коалицию против Советского Союза и готовилась спровоцировать нападение западных стран на СССР, если Москва попытается поддержать Чехословакии защититься от Третьего рейха. О том, как по итогам Мюнхенского сговора Польша поучаствовала в разделе Чехословакии и отторгла у нее Тешинскую район…

Но сейчас хотелось бы сказать пару слов о пресловутом Польском походе, которым официальная Варшава так любит тыкать нам в очи.

Вплоть до начала 1939 года Варшава отчаянно уговаривала Берлин вместе ударить по Советскому Союзу, но у Адольфа Гитлера уже бывальщины вполне конкретные претензии к вчерашним союзникам. Немцы задумались над возможностью создания «коридора» между Восточной Пруссией и прочий территорией Германии. А Польше, не пожелавшей делиться территориями ради «благого» дела, еще в марте пообещали, что она разделит судьбу Чехословакии.

Уже в мае завязались первые организованные Берлином диверсии на польской территории, летом Абвер развернул массированную подготовку антипольской агентуры. Стратегический замысел и антипольские задачи немецких армий были сформулированы еще 15 июня. Решение о войне с Польшей в Берлине было принято задолго до подписания Договора о ненападении между СССР и Германией.

Москва изначально не подгорела желанием заключать договор с Гитлером, однако Варшава в категоричной форме отказывалась подписывать антигитлеровский договор с «русскими», а Лондон и Париж водили советское руководство за нос. В крышке концов, в Москве поняли, что в случае начала войны с Третьим рейхом, никто на Западе Советскому Союзу помогать не сделается. Именно это и толкнуло Москву на подписание договора, давшего СССР некоторую отсрочку от начала большой войны. Советский Альянс банально выигрывал время.

А сама Польша к войне была не готова. Во-первых, вплоть до 1939 года своим основным противником она находила СССР, который, согласно документам Генштаба, собиралась «ослабить, разгромить и расчленить». На войну с Германией поляки попросту не рассчитывали. Во-вторых, Польшу мощно подвели западные «союзники», которые в ответ на гитлеровскую агрессию против поляков, не предприняли никаких активных действий по защите Польши.

Германия налетела на Польшу 1 сентября 1939 года. На севере польские войска были полностью разбиты за 3−5 дней, на юго-востоке — они отходили. За две с небольшим недели гитлеровцы окружили Варшаву, вышли к Львову и Бресту. Война Польшей была полностью проиграна образцово к 16 сентября.

И только 17−18 сентября началось выдвижение Красной армии на территории, которые Польша аннексировала в 1919—1921 годах. Польские армии практически не оказывали сопротивления и либо сдавались в плен советским военным, либо отступали на территорию соседних стран. Украинцы, белорусы и евреи массово приветствовали красноармейцев, как освободителей.

19 сентября в зоне Львова произошел бой между советскими и германскими частями. 20−21 сентября командование установило демаркационную линию между армиями. В октябре войска были выведены на новую границу, к охране которой сразу же приступили пограничники. За всю кампанию Красная армия и иные советские силовые подразделения потеряли от 700 до 1500 человек… Сдались в плен советским войскам до 450 тысяч польских военных и государственных служащих.

Таким манером, мы видим, что, во-первых, Красная армия отправилась в Польский поход, когда судьба войны была на 100% решена; во-вторых, в деятельных боевых действиях с поляками РККА участия практически не принимала; в-третьих, СССР не захватывал Польшу, а вернул себе лишь то, что было незаконно захвачено поляками у Советской России.

Советский Союз сумел избежать в 1938—1939 годах «большой брани» со всем Западом вместе взятым, почти на два года отсрочил нападение гитлеровской Германии, отодвинул свои восточные рубежи примерно на 200−250 километров (кто знает, возможного именно этого хватило для того, чтобы удержать потом Москву и Ленинград). Никакого решающего воздействия на судьбу Польши Москва не оказала. Зато Варшава сделала все возможное для того, чтобы Германия убедилась в своей безнаказанности и основы войну на Востоке.

Парадоксально, но факт: если не считать самой Германии, то найти страну, которая сделала бы для начала Другой мировой войны больше, чем Польша, наверное, невозможно. По большому счету, начало войны в Европе давно уже пора отсчитывать не от нападения Гитлера на Польшу, а от немецко-польской агрессии против миролюбивой Чехословакии в 1938-ом…


Польский поход Москвы: Варшава получила то, что завоевала