Как “безголовый” министр иноземных дел России русскими землями торговал

Новость опубликована: 27.10.2017

Смириться с утратой родины курильчан уговаривал генерал-предатель

Как "безголовый" министр иноземных дел России русскими землями торговал Курильские острова на флаге Сахалинской области России

Анатолий Кошкин, 22 октября 2017, 15:45 — REGNUM  

Во пора общения президента РФ Владимира Путина с экспертами дискуссионного клуба «Валдай» профессор Таллинского университета Рейн Мюллерсон поведал о встрече в начине 90-х годов тогдашнего главы МИД РФ Андрея Козырева с экс-президентом США Ричардом Никсоном. На встрече Козырев сказал, что

     «у России нет национальных заинтересованностей, а есть только общечеловеческие интересы».            «Никсон только головой покачал», — рассказал эксперт.

     «Это говорит о том, что у Никсона кушать голова»,— отреагировал Путин. И продолжил: «А у  господина Козырева, к сожалению, отсутствует. Коробка есть черепная только. Но головы как  таковой нет».

 

Однако Козырев был не лишь безголовым министром, но и прямым предателем интересов нашей страны. С согласия Бориса Ельцина и его клевретов вроде Бурбулиса он тайком готовил сдачу всех Курильских островов, на которые, не имея законных оснований, претендует японское правительство. Ельцин был готов поступиться дальневосточными территориями ради получения от «благодарной Японии» экономической помощи. Он, по сути, дал Козыреву карт-бланш на разработку схемы передачи островов Японии.

Для подготовки обитателей Курил к переселению и приходу японцев Козырев в октябре 1991 года направил на острова группу высокопоставленных «агитаторов» в составе замминистра иноземных дел РСФСР Г. Кунадзе, члена Комитета по правам человека при Верховном Совете России С. Сироткина и народного депутата СССР, бывшего генерала КГБ О. Калугина (в 2002 году был заглазно осужден за государственную измену и приговорен к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима).

Курильчанин Анатолий Самолюк так обрисовал в своей книге «Трижды теряя…» этот «визит» эмиссаров Козырева:

       «После встречи с жителями Курильска и Рейдово (остров Итуруп — А.К.) парламентеров    тут же окрестили «главноуговаривающими». У немало курильчан сложилось однозначное  мнение, что столичные гости приехали подготовить нас к мысли о неизбежности передачи  родных островов. Представитель МИД России еще пытался как-то завуалировать за потоком  успокаивающих слов истинную ситуацию, а его попутчики, менее искушенные в таких делах,  открыто говорили, тот же Сироткин, что судьба курильчан будет постоянно находиться в  центре внимания возглавляемого им комитета. И еще до возвращения островов Японии  обитателям будет предложено несколько вариантов дальнейшего определения своей судьбы…

 Калугин же предлагал оценить шаг нового демократического правительства России, какое  разъясняет жителям Курил свою политику еще до решения вопроса, а не ставит их перед  фактом и не скрывает возможные варианты…

   Кунадзе с группой поддержки скоро отбыл в Южно-Курильский район. Если на Шикотане его  общение с местными жителями прошло относительно спокойно, то на Кунашире  «уговаривающих» повстречали свистками и отнюдь не самыми лестными словами. Позднее  собкор «Правды» (в Японии — А.К.) И.Латышев писал в своей книге, как раз вечером  смотрел по одному из каналов японского телевидения репортаж с митинга на центральной  площади Южно-Курильска. Было показано, как здешние жители согнали с трибуны и чуть не  избили Кунадзе, прибывшего на Курилы, чтобы морально подготовить население южных Курил  к вероятной передаче островов под контроль Японии».

Однако проникшие на Олимп внешней политики России новоявленные «либеральные дипломаты» упорно гнули свою черту на сдачу желанных Токио русских дальневосточных земель. В марте 1992 года Козырев втайне от российской и японской общественности предложил министру иноземных дел Японии Митио Ватанабэ следующий вариант:

       «Мы заключаем российско-японский мирный договор. Россия, следуя положению  Совместной декларации 1956 года, передает Японии два острова — Хабомаи и Шикотан. По  предлогу принадлежности островов Кунашир и Итуруп стороны продолжат переговоры».

 

Это был разработанный в российском МИД сторонниками уступок Японии план сдачи южнокурильских островов в два этапа по пресловутой схеме «два плюс альфа». Реализовать задуманное руководство МИД намеревалось в ходе запланированного на сентябрь 1992 г. официального визита президента РФ в Японию. Однако развернувшееся в России размашистое движение протеста против ничем не обоснованных территориальных уступок Японии заставило Ельцина скоропалительно, за три дня до отъезда, отменить этот визит. Колебания тогдашнего президента России объяснялись не сомнениями по предлогу правомерности сдачи российских земель, а исключительно заботой о своем политическом будущем. Он объяснял японским журналистам:

       «Российскому народу сейчас тяжело. Добавить ему еще территориальную проблему — он  не выдержит и взорвется. Из Японии я уеду под аплодисменты, а в Россию меня не пустят».

Становилось очевидным, что проблема об уступке российских дальневосточных земель из дипломатического все больше превращался в политический.

О том, как козыревский МИД готовил сдачу Курил, рассказывал занимавший в 1991—1994 годах место первого заместителя начальника главного управления охраны РФ генерал-майор Борис Ратников:

       «21 августа 1992 г за подписью Гайдара вышло распоряжение Правительства РФ N 1553-р    «О подготовке визита Президента РФ Б.Н. Ельцина в Японию». Была создана рабочая группа  во главе с С. Глазьевым, тогдашним первым замом министра внешних экономических связей  России. Исторический визит наметили на сентябрь. Мне сделалось известно, что в Токио Ельцин  готовился передать Японии 2−3 острова Курильской гряды для демонстрации своего нового  политического курса. Борису Николаевичу хотелось показать себя миротворцем. Хрущев,  Брежнев, Горбачев не отдали острова, я смог! К такому шагу его склонял ряд фигур из  ближайшего окружения.

 Козырев, например, министр иностранных дел. Японцы на радостях уже пообещали нам  первый кредит в $100 млн. Но Курильские острова — весьма щекотливый вопрос. Это и  целостность России, и судьба наших граждан, проживающих там. Куда им-то деваться?  Программы переезда, трудоустройства не было. Все это потребовало бы возмущение в стране. Мы  с генералом Георгием Рогозиным решили протестировать ситуацию и посмотреть возможные  варианты развития событий. Рогозин был мощным «оператором-экстрасенсом». Полученная  информация нас буквально ошеломила. Как только Ельцин передаст Японии острова, Китай  сразу предъявит России притязания на свои спорные территории. У нас же тогда сотни  километров границы с Поднебесной были не маркированы. Мог начаться вооруженный  конфликт.

 На этот раз конфликт мог сделаться более масштабным и даже перерасти в большую войну,  которая ослабила бы Россию и Китай, двух конкурентов США. На что и был расчет за океаном.  Сквозь агентов влияния в ЦК КПК Вашингтон подтолкнул бы руководство Китая к решительным  действиям. Русские отдали спорные Курилы Японии, а мы чем хуже? Не отдают территории —  возьмем сами! В обойме у янки был ведь не лишь Козырев, ныне живущий в США, но и  ответственные китайские товарищи. Международное сообщество объявило бы Китай  агрессором. ООН и ряд стран применили бы экономические и политические санкции против  захватчика, посягнувшего на суверенную территорию другого государства. А возможно, и  разделили бы Поднебесную на этнические районы. Пекин мешал Вашингтону ввести  однополярный мир после развала СССР и Восточного блока. Москва тоже мешала, но она,  потеряв советские республики, была на втором плане.

   Вот к какому катастрофическому сценарию вела невиновная, вроде бы, миротворческая  передача Японии спорных Курильских островов, к чему Ельцина подталкивал Козырев.

  Я решил через органы рекогносцировки и контрразведки проверить, имеет ли эта информация под  собой основу, может развитие событий пойти по предсказанному сценарию? Тщательная  проверка показала, что предполагаемая ситуация и её последствия вполне реальны. Острова  отзывть было нельзя.

  Выводы наших разведслужб я сразу доложил своему непосредственному начальнику,  руководителю Службы безопасности президента Александру Коржакову и секретарю Рекомендации  Безопасности России Юрию Скокову. Скоков был очень дальновидным и компетентным  человеком, кстати, непьющим, за что Ельцин его недолюбливал. Скоков нас целиком  поддержал и немедленно отправился к Президенту, настаивая на отмене визита. Но в ответ,  помимо нелицеприятных слов, услышал от Ельцина: «Царь я или не царь?! Пожелаю — отдам,  не захочу — не отдам!»

Мы поняли, что ожидать осмысленных поступков от Ельцина бесполезно, и решили действовать сами».

Хотя генерал Ратников в своей оценке ситуации ссылался и на «экстрасенсорные эти», в целом анализ был верный, что впоследствии подтвердилось и российскими, и японскими источниками.

 

Недовольство японских властей неожиданной отменой визита Ельцина в сентябре 1992 года было потребовано не столько грубым нарушением дипломатического протокола, сколько плохо скрываемым разочарованием по поводу того, что вроде бы уже согласованная с Козыревым и его помощниками сделка оборвалась.

Итак, президент Путин на весь мир нелицеприятно, но справедливо охарактеризовал ныне пригревшегося на пляжах Флориды первого министра иноземных дел «демократической России». Остается вопрос, а как охарактеризовать Бориса Ельцина, который шесть лет держал на одном из высших постов страны столь некомпетентного и недалекого человека, прямо вредившего нашей стране? Или это было пожелание заокеанских друзей «дорогого Андрея», как к нему обращались из Вашингтона?


Как "безголовый" министр иноземных дел России русскими землями торговал