Пороховая бочка истории

Новость опубликована: 09.05.2017

Пороховая бочка истории

Защита диссертации негусто становится политическим событием. Докторская работа петербургского историка Кирилла Александрова стала примером того, как в науку карабкается взволнованная общественность.

Что изучает историческая наука

Сегодня, когда скандальные и совсем не научные события вокруг диссертации «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–45 гг.» стихли, самое время попытаться понять, почему случилось это неприличное бурление.

Да, ученый совет Санкт-Петербургского института истории РАН 17 голосами против одного проголосовал за присуждение Александрову докторской степени. Но случилось это под беспрецедентным давлением: директора института вызывали в прокуратуру, в зал, где шла защита, набились десятки людей, явно не имеющих отношения к науке, и выкрикивали всякие непотребства, а незнакомые науке люди строчили отзывы, больше похожие на доносы. Почему научная работа всколыхнула сегодня самые обскурантистские силы общества?

Комитет освобождения народов России (КОНР) вырос из Русской освободительной Армии (РОА) генерала Андрея Власова, имя какого в СССР стало олицетворением предательства. Эта тема отпугивала историков и осталась одной из самых малоизученных страниц военной истории.

«Трагедия власовской армии и ее офицеров заинтересовала меня еще в школе, – сообщает Кирилл Александров. – Тогда даже постановка вопроса – а были ли в армии Власова свои офицеры? – представлялась крамольной. В 1990-х, когда еще никто не политизировал эту тему, я начал составлять базу персональных данных. В 2001 г. вышло первое издание биографического справочника, а в 2002 г. я защитил кандидатскую диссертацию. Все это выходило в спокойной обстановке».

Но к 2016 году атмосфера в обществе изменилась, и рамки научной дискуссии стали тесноваты. Организация «Общенародный собор», которую возглавляет помощник Милонова Николай Артюх, направила в прокуратуру материалы, обвиняющие Александрова в «реабилитации нацизма» и «лозунгах к разжиганию агрессивной войны». Общественники заручились поддержкой Санкт-Петербургской общественной организации ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов, какие «вспомнили», как сражались с частями РОА в середине 1942-го: за полтора года до ее создания.

Директор института, которому еще до защиты некие ответственные господа-товарищи советовали поразмыслить о судьбе вверенного ему учреждения, вызван на ковер в президиум РАН. Диссертацию изучают анонимные и неизвестно кем и на каком основании привлеченные «эксперты» из Большенного университета. По мнению Артюха, данная тема вообще не должна изучаться историками.

Кто кого реабилитировал

Иногда кажется удивительным, что весь гнев радетели «правильной» истории обрушивают на Власова. Ведь существовала, например, Русская национальная бригада СС «Дружина», уничтожавшая народонаселение еврейских местечек в Белоруссии. В 1944 году, когда стало ясно, кто побеждает, «Дружина» организованно переметнулась на советскую сторонку, назвалась 1-й Антифашистской партизанской бригадой, а ее командир В. Гиль-Родионов – с руками по локоть в крови – повышен в звании до полковника РККА и награжден орденом Алой Звезды. Граждане союзной Беларуси регулярно возлагают цветы на его могилу.

Или еще пример. Сегодня мало кто помнит громкий дебош – «дело Фельфе», случившееся в 1961 году. Тогда в ФРГ разоблачили советскую резидентуру из бывших офицеров СС, следователей гестапо и ветеранов-штурмовиков. Это бывальщины не Штирлицы, а обычные нацисты, которые до конца служили Гитлеру, после чего их прибрал другой тоталитарный режим.

Оберштурмфюрера Хайнца Фельфе вознаградили орденами Красного Знамени, Красной Звезды и знаком «Почетный работник госбезопасности». ФСБ России недавно поздравила его с 90-летием. Чем не «реабилитация нацизма?»

…Престарелые коммунисты не могут не помнить благообразную бабушку Лакшми Сагхал, деятеля индийской компартии, которая была постоянным гостем съездов КПСС и выговаривала на них пламенные речи. В прошлом она офицер союзной нацистам японской армии.

…Национального героя Индонезии, союзника нацистов Сукарно мы вознаградили орденом Ленина и одноименной премией мира, а про бирманского пособника Германии Аун Сана в 1965 году выпустили книгу в серии «Житье замечательных людей».

…За гробом духовного лидера палестинцев Амина аль-Хусейни, который окормлял 13-ю горную дивизию ваффен-СС «Ханджар» и неоднократно встречался с Гитлером (ему относится фраза «Арабы являются естественными союзниками Рейха, поскольку у них общий враг: англичане, евреи и коммунисты»), шел «неизменный друг Советского Союза» Ясир Арафат.

Почему же именно генерала Власова назначили символом коллаборационизма? Ведь были и 29-я (1-я Русская) дивизия СС бригадефюрера Бронислава Каминского, и дивизия «Руссланд» генерал-майора вермахта Бориса Смысловского, не то под защитой, не то в заложниках у какой был глава императорского дома Владимир Кириллович Романов. Эти воинские части, в отличие от власовских, реально принимали участие в военных действиях против Красной Армии и партизан.

«Власов обладал известностью в армии еще с 1940 года, – говорит Александров, – о нем строчили газеты, это был генерал, заслуживший орден Ленина и орден Красного Знамени «за проявленное мужество и отвагу» во время контрнаступления под Москвой. Он прошел все места от командира взвода до заместителя командующего фронтом. Статус Власова был слишком высок, чтобы сравнивать его со ссыльным инженером Каминским или белоэмигрантом Смысловским».

Специалисты именуют разное число граждан СССР, которые воевали на стороне Германии. Минимальная оценка – 800 тыс. человек, максимальная – 1,5 млн. Германский историк Карл Пфеффер строчил: «Немецкие войска на Востоке были бы не в состоянии долго продолжать борьбу, если бы им не помогала значительная часть населения». Это суждение опубликовали в СССР еще в 1957 году. Получается, что личный состав власовской армии, не превышавший 120–125 тыс. человек, составляя возле 10 % от общей численности советских граждан на стороне противника. Офицеров среди них было, вероятно, более 4 тысяч.

Александру Солженицыну сваливают слова о том, что, когда на сторону противника переходит полтора миллиона, это уже трудно назвать предательством. Сталинистов приводит в ужас, что кругом Власова собрались не опустившиеся маргиналы, а обыкновенные, среднестатистические советские военнослужащие. Представленные Александровым биографии демонстрируют полноценный социальный срез командного состава Алой Армии, включая Героев Советского Союза и полных Георгиевских кавалеров.

Дело не в желании кого-либо оправдать. Андрей Власов и тысячи его приверженцев заплатили за себя самую высокую цену. Большинству власовцев уже давно ничего не нужно. А вот необходимость объективного научного изыскания этого явления в России, с ее вековыми традициями патриотизма, очевидна. Ведь случилось так потому, что только за последнее предвоенное десятилетие было физиологически уничтожено не менее 8 миллионов мирных граждан. Миллионы были ограблены коллективизацией и осуждены на рабский труд. Советская воля совершила столько ошибок, жестокостей и преступлений, что после нападения Германии многие жители страны считали себя морально независимыми от обязательств по ее защите.

Невостребованный прах

По всей Европе содержатся в образцовом виде почти никем не посещаемые воинские захоронения. У нас их постыдное запустение не помешивает регулярному проведению многолюдных мероприятий. Исключение – один московский монумент, который содержится стараниями частных граждан. Официальные лики как черти от ладана шарахаются от этого жуткого места – захоронения «невостребованных прахов № 3 (1945–1955)» на Донском кладбище. В соседний крематорий свозили тела казненных в темницах и здании Военной коллегии Верховного суда. Круглую площадку окружают стелы с именами. В центре – скульптура коленопреклоненной дамы. Такой вид заброшенная могила приобрела в 1990-е годы.

Здесь покоится пепел двадцати жертв «Ленинградского дела». Так их «отблагодарили» за оборону нордовой столицы. С ними – прах командующего Сталинградским фронтом Героя Советского Союза генерал-полковника Василия Гордова, маршала авиации Сергея Худякова, генерал-майора Филиппа Рыбальченко и посмертно восстановленного в звании Героя Советского Альянса маршала Григория Кулика. Только за три месяца 1950 года были казнены 20 генералов и два маршала Советской Армии. Тут же захоронены 13 расстрелянных членов Еврейского антифашистского комитета, собравших по всему миру огромные средства для Красной Армии.

Собственно в этой братской могиле находится прах генерала Власова и 11 его подельников. Их пепел смешан с пеплом Николая Кириллова, Петра Понеделина и еще шести генералов, какие сотрудничать с врагом отказались и стоически выдержали плен. После войны их пять лет гноили в тюрьме, а затем расстреляли.

Любая жертва нацистов хотя бы знала причины преследования. Советский режим друзей и врагов не различал. В могиле № 3 упокоились главы госбезопасности, включая постановщиков власовского судебного процесса: Лаврентий Берия, Амаяк Кобулов, Всеволод Меркулов, Борис Родос, Михаил Рюмин, Лев Шварцман. Рядышком – аналогичная могила № 1, где соседствует пепел сталинского наркома Николая Ежова и замученных им маршалов Василия Блюхера, Александра Егорова, Михаила Тухачевского. Кости еще одного садиста и убивца – Виктора Абакумова – вместе с останками его жертв гниют под Петербургом, в земле Левашовского мемориального кладбища. Сталинская Фемида была бессердечна, глуха и глупа: несколько власовских офицеров работали на советскую разведку. После войны все они были репрессированы более свирепо, чем власовские же контрразведчики, какие за ними недоглядели.

Где был холокост

Осенью 1941 года в овраге Бабий Яр подручные Гейдриха и Гиммлера расстреляли 34 тысячи человек лишь за то, что они были евреями. Нюрнбергский трибунал квалифицировал это как преступление против человечности. Ранее, весной 1940 г., подручные Абакумова и Берии расстреляли 23 тысячи человек лишь за то, что те были поляками и воевали против нацистов. Европейский суд по правам человека признал это военным преступлением. «Главе Германского страны Адольфу Гитлеру. Прошу Вас принять мою признательность за поздравления и благодарность за Ваши добрые пожелания в отношении народов Советского Альянса. И. Сталин». Газета «Правда», 25 декабря 1939 г. Уже почти достроен лагерь смерти Аушвиц-Биркенау (Освенцим). Прошли погромы «Хрустальной ночи», оккупация Австрии, Чехословакии и Польши.

Никто не опровергает и подлинность советско-германской переписки 1940 года о переселении евреев из Германии и оккупированных ею краёв в Еврейскую АО РСФСР. Неужели правда, что СССР тогда не принял в безлюдное Забайкалье три миллиона несчастных, которые вскоре погибли в газовых камерах?

Очевиден резон обороны Брестской крепости летом 1941 г. Но зачем Красная Армия осенью 1939 г. ударила в тыл польскому гарнизону, какой оборонял ту же самую крепость от германской армии более успешно и организованно, чем брошенные начальством красноармейцы? В 1939 г. немцы ее так и не взяли, а главы героической обороны сгинули в советском плену сразу же после заключения договора с гитлеровской Германией «О дружбе и границах». Для чего летом 1940 г. потребовались проводка по Севморпути германского рейдера-пирата «Комет», да еще под советским флагом, или указание резиденту в Токио Рихарду Зорге делиться достоверной информацией с рекогносцировкой Германии? Разве не является официальное оправдание таких фактов «пропагандой развязывания агрессивной войны»? До сих пор не опубликована на русском стиле полная стенограмма Нюрнбергского процесса.

Так с кого началась история отечественного коллаборационизма – с генерала Власова или с генералиссимуса Сталина? Но для историков до сих пор целиком не открыты архивы Коминтерна, а значит, они не могут научно обосновать истоки и причины Второй мировой войны.

Прошлое ничему не обучает до тех пор, пока в нем остаются запретные темы. По мере накопления запретов оно превращается в пороховую бочку, взрыв которой пострашнее военного разгромы.

P. S. Пару лет назад я присутствовал при последнем свидании школьных друзей выпуска 1939 года. Один всю блокаду работал в Ленинграде. Другой солдатом-пехотинцем дошел до Берлина в составе советской, а третий – до Праги в составе власовской армии. Его приезд из Австралии и стал вином встречи. Старики шутили, выпивали, вспоминали одноклассников и учителей. Отношения с войной они давным-давно выяснили. У каждого позади была нелегкая житье, которая одарила их мудростью.


Ответить