«Сам Берия приказал»: за что чекисты пытали Мейерхольда

Новость опубликована: 20.06.2019

«Сам Берия приказал»: за что чекисты пытали Мейерхольда

80 лет назад в Ленинграде взяли прославленного театрального режиссера Всеволода Мейерхольда. После трехнедельных допросов и пыток он подписал показания, которых добивались от него чекисты. Супруга Мейерхольда, популярная актриса Зинаида Райх была зверски уложена в своей московской квартире неизвестными спустя 24 дня после того, как сотрудники НКВД увезли в тюрьму ее мужа.

20 июня 1939 года в 9 часов утра в своей квартире на набережной Карповки в Ленинграде был взят прославленный театральный режиссер Всеволод Мейерхольд. В тот же день сотрудники НКВД провели обыски в его ленинградской и московской квартирах, на даче в Горенках и в кабинете в Оперной студии имени Станиславского. Первым делом из жильё Мейерхольда в Брюсовском (ныне – Брюсов) переулке изъяли копии всех писем его супруги Зинаиды Райх на имя генерального секретаря ЦК ВКП (б) Иосифа Сталина и бывшего наркома внутренних дел Николая Ежова, вид и билет самого мастера. Архив Мейерхольда чекисты сначала почему-то не тронули, а только наспех расфасовали бумаги по папкам.

Случилось то, что режиссеру напророчил девятью годами ранее коллега-невозвращенец Михаил Чехов. В отличие от члена партии с 1918 года Мейерхольда, он не зачислил революцию и, когда тучи над головами творческой интеллигенции стали слишком сгущаться, бежал на Запад. Свои слова, произнесённые при встрече в Берлине, бывший руководитель МХАТа 2-го приводил в мемуарах:

«Я старался передать ему мои чувства, скорее предчувствия, об его страшном крышке, если он вернется в Советский Союз.

Он слушал молча, спокойно и грустно ответил мне так (точных слов я не помню): с гимназических лет в душе моей я носил революцию и вечно в крайних, максималистских ее формах. Я знаю, вы правы — мой конец будет таким, как вы говорите. Но в Советский Союз я вернусь. На проблема мой — зачем? — он ответил: из честности».

С 1934 года Мейерхольд находился в опале у Сталина. Вождю не понравилась постановка постановки «Дама с камелиями», главную роль в котором сыграла Райх. В ответ на критику отличавшаяся решительным характером актриса адресовалась к Сталину с письмом, в котором уличила лидера страны в профанстве по части искусства. Далее в тексте присутствовала отсылка к режиссеру: если желаете расширить свои знания, обратитесь к Мейерхольду, он разбирается – таков был примерный смысл смелого послания. Разумеется, Сталин не отозвался Райх, но инцидент запомнил. Нападки на Мейерхольда продолжились. Совнарком объявил его работу антагонистической и чуждой советскому народу.

Еще сквозь четыре года мейерхольдовский театр ГосТиМ был закрыт с одобрения Политбюро. В вину ему ставились «буржуазные, насквозь формалистические позиции». В распоряженье о ликвидации утверждалось, что «Театр имени Мейерхольда оказался полным банкротом в постановке пьес советской драматургии». Карьера Райх на этом окончилась, а оставшемуся без труды режиссеру протянул руку помощи тяжело больной Константин Станиславский. После смерти мэтра Мейерхольд руководил его оперным ареной почти год. Однако в планы Сталина «чуждый истинно советскому духу» режиссер, конечно, не вписывался. А другого покровителя, каким был для Мейерхольда основной деятель советского театрального искусства, не оказалось.

15 июня 1939 года Мейерхольд сел на поезд в Ленинград, где собирался помочь физкультурному институту имени Лесгафта подготовить торжественный спортивный парад. А 2-го в его квартиру на набережной Карповки, 13, позвонили. На часах было примерно 6 утра.

«Гостей в такую рань вроде бы не звали. Мейерхольд вопросительно посмотрел на находившихся в квартире сестру жены и ее мужа – артиста Пшенина, служившего в Театре транспорта после закрытия арены Мейерхольда, в котором Пшенин был секретарем партийной организации, — указывает Николай Зенькович в книге «Тайны ушедшего столетия: власть, распри, подоплека». – Открывать пошел Мейерхольд. В прихожую вошли трое. Одного из них Мейерхольд ведал – это были комендант дома по фамилии Родин. О профессиональной принадлежности остальных догадаться было не трудно. Удостоверившись, что перед ними собственно гражданин Мейерхольд, они предъявили ордер на обыск в квартире и арест ее хозяина.

Побледневший режиссер молча наблюдал, как вошедшие перетряхивали содержимое шкафов и комодов.

Обыск продолжался возле двух часов. После чего арестованного увезли на казенной машине во внутреннюю тюрьму госбезопасности УНКВД. По дороге конвоиры настороженно следили за любым движением человека, санкцию на арест которого подписал в Москве сам Берия».

Если верить Чехову, Мейерхольд предвидел грядущие проблемы, однако, скорее итого, полагал, что громкое имя, солидный партийный стаж и лояльность властям убережет его от совсем уж серьезных неприятностей.

Тем не менее, действительность затмила ожидания. На следующий день после ареста Мейерхольда спецвагоном этапировали в Москву. Режиссер изобличался как троцкист, то есть, приверженец основного политического врага Сталина, бывшего наркома по военным и морским делам СССР Льва Троцкого, который в то время проживал в эмиграции в Мексике. Кроме того, Мейерхольда думали в шпионаже в пользу японской разведки. Приписали деятелю искусства и сговор с другими видными представителями оппозиции – экс-председателем Совнаркома Алексеем Рыковым и влиятельным партийным функционером, бывшим членом Политбюро Николаем Бухариным. Оба к моменту ареста Мейерхольда вот уже немало года как были расстреляны на полигоне «Коммунарка».

«Установлено, что в течение ряда лет состоял в близких связях с руководителями контрреволюционных организаций правых – Бухариным и Рыковым, — говорилось в ордере на арест. – Взятый японский шпион Иошида Иошимасу получил директиву связаться в Москве с Мейерхольдом. Установлена также связь Мейерхольда с британским подданным Пригревай, высланным в 1935 году из Советского Союза за шпионаж».

«Арестованная в 1938 году по обвинению в «контрреволюционных террористических настроениях» Н. Королева, 24-летняя невестка бывшего наркома землепашества Михаила Чернова, расстрелянного вместе с Бухариным, показала, что ее знакомый А. Винер-Лацис (очевидно, один из выпускников студии Мейерхольда) ратифицировал, что гонения на режиссера – свидетельство перерождения власти: «На мои вопросы о Мейерхольде, когда я высказала непонимание и спрашивала Лациса – отчего с Мейерхольдом раньше так носились, решили строить для него театр, а теперь обвиняют, что он далек от масс и непонятен, ведь не мог же он измениться в несколько месяцев, Лацис мне разъяснил,

что Мейерхольд создал новоиспеченный революционный театр, что сам Мейерхольд – большевик-ленинец и нисколько не изменился,

а то, что его затирают и закрыли театр, надо расценивать как стремление нашего правительства не допускать проникновения авангардный мысли в массы, как отступление большевиков от передовой и свободной культуры, что именно революционность Мейерхольда, его прогрессивность явилась причиной закрытия арены. Лацис говорил, что театр Мейерхольда удовлетворяет запросы передовой интеллигенции. И это теперь линия театра – лучшую авангардную часть интеллигенции большевики хотят сравнять со средним уровнем масс. Лацис сказал, что, наверное, Мейерхольда арестуют», — отмечается в книжке Бориса Соколова «Иосиф Сталин – беспощадный созидатель».

Если сам Мейерхольд во время обыска держался спокойно и выглядел подавленно, то его супруга Зинаида Райх устроила скандал, возмущаясь работой сотрудников НКВД – те буквально переворачивали дом вверх дном. Предметы актрисы досматривали без предъявления ордера, который был выписан только на режиссера. Кроме того, для фиксации процесса были приглашены не два постигнутых, как положено, а лишь один. Райх добилась внесения в графу протокола «Заявленные жалобы» записи о крайней грубости и грубости чекистов.

Вероятно, храброе поведение стоило ей жизни. Через 24 дня после ареста Мейерхольда, в ночь на 15 июля, Зинаиду Райх зверски уложили в московской квартире на Брюсовском: неизвестные нанесли 45-летней женщине 17 ножевых ранений и скрылись, ничего не взяв. Правонарушение остается нераскрытым до сих пор. В виновность привлеченных по этому делу и расстрелянных людей мало кто верит. Некоторые считают, что с Райх бессердечно расправились чекисты, мстившие как за инцидент при обыске, так и за дерзкие письма Сталину.

Допросы Мейерхольда сопровождались пытками и издевательствами. Размашисто известен текст его письма к председателю Совнаркома Вячеславу Молотову, отправленного из тюрьмы:
«Меня здесь били — нездорового шестидесятишестилетнего старика, клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине, когда сидел на стуле, той же резиной колотили по ногам, боль была такая, что казалось, на больные чувствительные места ног лили крутой кипяток».

Как и писатель Исаак Бабель до него, режиссер «сознался» во всем, что от него спрашивали следователи. Обвинений по 58-й статье УК РСФСР с лихвой хватало на высшую меру. 1 февраля 1940 года Военная коллегия Верховного корабля СССР приговорила Мейерхольда к расстрелу. Казнь состоялась на следующий день.

В 1955-м тот же Верховный суд, но уже с другими судьями посмертно реабилитировал деятеля цивилизации. Однако точное место его захоронения родственникам удалось узнать лишь в конце 1980-х.

«Останки его тела, истерзанного пытками на Лубянке, с февраля 1940 года и до этой минуты возлежат в общей могиле №3 на Донском кладбище, что в центре Москвы, — писала для журнала «Театрал» в 2012 году актриса Оксана Мысина. — Там сотни расстрелянных без корабля и следствия свалены в кучу грудой ненужных костей. Фамилии Мейерхольда, великого режиссера, там нет. Формулировка: «не востребован».

Всеволод Мейерхольд – символ сценического авангарда во всем мире.

О нем пишут книги, целые факультеты на разных континентах изучают его труды – источник наития для людей, занимающихся театром. Его именем назван Центр современного искусства в Москве. У нас и на Западе множество профессионалов строят свою карьеру на преподавании его уникального метода биомеханики».

Ключ

Материал полезен?

«Сам Берия приказал»: за что чекисты пытали Мейерхольда