Семен Дежнев: от Якутска и Колымы до Анадыря и Берингова пролива

Новость опубликована: 04.07.2019

История любого фронтира – это вечно череда сильных, авантюристичных и безжалостных личностей. Основной мотивацией при любом завоевании диких земель чаще всего служит нажива, а наиболее легкие на подъем для погони за опасными, но легкими денежками люди чаще всего горячи и всегда готовы пойти на конфликт. Совсем не таким был герой нашей статьи. Да, он обладал достаточной энергией, чтобы мотаться по фронтиру десятки лет сряду, но при этом имел редкое спокойствие и склонность решать вопросы по возможности мирным путем. За что был в полной мере вознагражден судьбиной.

Семен Дежнев: от Якутска и Колымы до Анадыря и Берингова пролива

Ушел на год, не вернулся и через двадцать

Родился Дежнев в 1605 году в Пинеге, что в полутора сотнях километров от Архангельска. Пора и место были отличные – многие покорители Сибири как раз вышли из жителей северной части страны.

Как и многие решительные и желающие обогатиться земляки, Семен подался на восток. Дежнев хорошо понимал в охоте, и поначалу занимался не дальними походами, а промыслом в сравнительно освоенных местах. Да так лихо, что в конце 1630-х годов добывал шкурки ценных пушных зверей сотнями. Не только собственно, разумеется, а, в том числе, и организовывая процессы – закупку и логистику, а также уплату пошлин.

В 1638 году наш герой переселился в Якутский острог. Там он обручился с дамой местных кровей, родившей сына. В ближайшие несколько лет Дежнев во главе отряда в десяток-другой человек регулярно ходил в походы за собором ясака (пушного налога) с здешних племен.

Предприятие это всегда было потенциально опасным, так как туземцы всегда могли попробовать убить сборщиков, чтобы не платить. Но покойный, рассудительный нрав Дежнева берег его от неприятностей – когда это помогало делу, он даже терпеливо мирил враждующие якутские кланы.

Семен Дежнев: от Якутска и Колымы до Анадыря и Берингова пролива
Мыс Дежнева

В 1641-м Дежнев в очередной раз покинул Якутский острог для очередного сбора ясака – для того, чтобы вернуться максимум в вытекающем году. Но последовавшая цепочка событий отложила эти планы почти на два десятка лет – впоследствии Дежнев появлялся в Якутском остроге будет редко, и долго там не задерживался.

Колыма

Все началось с того, что в Якутск прибыл Михаил Стадухин – еще одна яркая личность в истории сибирского фронтира. Стадухин снарядил экспедицию в несколько десятков человек – казаков и союзных якутов. В их числе был и Дежнев.

Дела отправь не очень хорошо – отряд попал в засаду туземцев, которые перебили лошадей. Тогда Стадухин решил построить кочи (небольшие парусно-гребные корабля), и казаки принялись ходить по местным рекам в поисках необъясаченных туземцев. И в 1643 году Стадухин открыл Колыму. Основав на ней несколько острогов, он ушел в Якутск, где рассказал всем о новоиспеченной реке (транспортная артерия же!) и местах, богатых соболем. А также о не приведенных (пока что) под руку Москвы племенах.

Сквозь пролив не родившегося Беринга

А Дежнев остался на Колыме, занявшись промыслом и бранью с агрессивными туземцами, изо всех сил пытавшимися сковырнуть русских со своей земли. В 1648 году он присоединился к экспедиции торговца по имени Федот Попов. В деле участвовало 7 кочей – они вышли в Нордовый Ледовитый океан и повернули на восток.

Но все пошло наперекосяк – море сильно штормило, и кочи бились один за другим. Экспедиция прошла через Берингов пролив, хотя до дня появления на свет самого Витуса Беринга оставалось еще более 30 лет.

Все дело в том, что в XVII столетье, пока Сибирь кишела соболями, она представляла собой грандиозные возможности для личного обогащения, и всех интересовали именно меховые шкурки, а не географические открытия сами по себе. И сам пролив воспринимали в прикладном резоне, как объект транспортной инфраструктуры, а не как средство стяжания славы. Поэтому сведения о существовании пролива дальше Якутска не пошли. И в итоге географический объект уже в XVIII веке получил имя Беринга – тот совершенно искренне не знал, что имеются другие задокументированные первооткрыватели.

Семен Дежнев: от Якутска и Колымы до Анадыря и Берингова пролива
Стилизованная под картографию XVII столетия карта-схема прохода Дежнева через Берингов пролив и действий на Анадыре

Правда, свою долю географических названий наш герой все же получил – после его кончины именем Дежнева назвали мыс, крайнюю восточную точку Чукотки.

Смута

Через какое-то время после прохода Берингова пролива коч Дежнева тоже выкинуло на берег. Наш герой проявил себя с лучшей стороны – собрал всех выживших, сохранившиеся припасы, и, толком не понимая, где есть, пошел пешком. Пока не достиг реки Анадырь. Достигнув этой реки, он, в лучших традициях покорителей Сибири, поставил острог.

В 1650 году к Дежневу подошел отряд Семена Моторы, разыскивающий того же, что и любая группа русских в Сибири – пушнину. Надо заметить, не без приключений.

Мотора успел повстречаться с Михаилом Стадухиным – тем самым человеком, что организовал экспедицию 1641 года, «выдернувшую» Дежнева из Якутска. Стадухин был храбрым и беззаветным исследователем, но обладал буйным нравом. А еще он ненавидел Мотору, что было, впрочем, взаимным.

Оба этих отряда искали сухопутный линия на Анадырь. Конкурентов Стадухин терпеть не собирался, и напал на отряд Моторы. Последний был взят в плен и посажен в колодки. Стадухин какое-то пора выбивал из Моторы письменное обязательство повернуть обратно, после чего Семена выпустили. Мотора, впрочем, придерживаться полученного таким манером слова не собирался. Отойдя от Стадухина достаточно далеко, он вновь повернул на Анадырь, и в итоге соединился с куда более адекватным Дежневым, после чего приготовился к худшему.

Но, видимо, увеличение сил недруга, и, вероятно, и позиция уже знакомого Стадухину Дежнева, удержали Михаила от агрессивных действий. Хотя атмосфера в остроге все равно была напряженной. Но в итоге проблема разрешилась сама собой. Недовольный скудостью соболей кругом, Стадухин повернул на юг.

Эльдорадо

И совершенно зря. Дежнев с Моторой, вполне удовлетворенные окрестными землями, занялись привычным делом – промыслом и подчинением окрестных племен. Заключительнее занятие стало роковым для Моторы – весной 1652 года он погиб в бою с юкагирами.

Зато оставшийся главным Дежнев вскоре сорвал джекпот – дойдя до устья Анадыря, он заметил огромное количество моржей. Их бивни ценились не меньше соболя – зато добывать нерасторопных моржей было куда легче. Этим удовлетворенные люди Дежнева и занялись.

В Анадырском остроге лежали тонны моржовой кости, но было неясно, как переправлять ее на «большую землю». Шагать обратно через Берингов пролив после пережитого в 1648 году кораблекрушения не тянуло, а наземный путь был наполнен злобными туземцами. Небольшие партии могли легковесно проскочить, но полноценный караван был бы с высокой вероятностью разгромлен по пути.

В 1654-м Дежнев решил попробовать, и отправил в Якутск небольшое число моржовой кости – всего пуд. Заодно его посланцы везли и челобитную. В ней Семен просил охрану для большого конвоя, свое жалование за десяток миновавших лет, а также приказчика в Анадырский острог для своей замены.

Семен Дежнев: от Якутска и Колымы до Анадыря и Берингова пролива
Обложка кинофильма “Семен Дежнев” (1984 год)

Процесс несколько заволокся – в следующем году в острог к Дежневу пожаловал торговец Юрий Селиверстов, приятель Стадухина. Помнящий конфликт своего товарища с уже мертвым Моторой, он попытался «наехать» на Дежнева, обвинив его в самоназначении на управление Анадырским острогом. Попытка оказалась неудачной – люд Дежнева своего уравновешенного командира любили, и потакать провокациям Селиверстова не стали. Тогда тот, обозленный, уехал и начал строчить доносы на анадырцев.

Триумф

После долгих переписок с вышестоящим начальством Дежневу удалось очистить свое имя, и в 1659 году в Анадырский острог все же прислали новоиспеченного приказчика. Самому Дежневу позволили лично доставить собранную им моржовую кость прямо в Москву.

Ему удалось это сделать к озари 1664 года. Привезя в столицу четыре с половинной тонны клыков, он продал их за 17 тысяч рублей – сумасшедшие, по тогдашним порам, деньги. Моржи были, конечно, были не его, а государственные, но Дежневу полагалась не такая уж и маленькая доля – 500 рублей. Как это много, можно судить из соотношения этой суммы с жалованьем за почти 20 лет (с 1641 года), выплаченным Дежневу там же – 126 рублей.

Обогатившийся и возведенный в звание казачьего атамана, Дежнев продолжал служить в Сибири, занимаясь в том числе и конвоированием крупных партий соболей из Якутска в Москву. Во пора одного из таких предприятий, в 1673 году, он и умер в столице.

Источник


Семен Дежнев: от Якутска и Колымы до Анадыря и Берингова пролива