Сибирский исход

Новость опубликована: 15.11.2019

Сибирский исход
Отступление колчаковской армии. 1919 г.
Смута. 1919 год. Разгром на фронте, потеря Омска, бегство и партизанская война в тылу вызвали полное разложение колчаковского стана. Разложившиеся гарнизоны городов поднимали бунты и переходили на сторону красных. Кругом зрели заговоры и мятежи.

Окончательное разложение колчаковского стана

Поражение на фронте, утрата Омска, бегство и партизанская война в тылу вызвали полное разложение колчаковского лагеря. Разложившиеся гарнизоны городов поднимали бунты и переходили на сторону красных. Кругом зрели заговоры и мятежи. Так, уволенный в сентябре 1919 г. из Русской армии, лишенный всех наград и генеральского чина Гайда (бывший командующий Сибирской армии), ишак во Владивостоке и начал подрывную деятельность. 17 ноября 1919 года во Владивостоке он возглавил подготовленный эсерами мятеж против колчаковской воли. Эсеры планировали созвать во Владивостоке Земской собор для установления нового правительства. Мятеж, однако, не был поддержан жителями Владивостока. На третий день начальство Приамурского края, генерал Розанов, собрав всех кого смог – гардемаринов, юнкеров, офицерскую школу, подавил мятеж. Гайда был взят. По требованию командования Антанты его освободили и Гайда вернулся в Чехословакию.

Эсеры готовили восстания в Иркутске и Новониколаевске. Вели переговоры с чехословаками. О комплоте знали союзные миссии. Они известили свои правительства о скором падении власти Колчака и создании в Сибири «демократического» правительства. Эсеры контактировали с союзниками, усердствовали привлечь их на свою сторону. Очевидно, что Антанта сдала адмирала, «мавр сделал своё дело, мавр может удалиться». Атаманские режимы в Чите и Хабаровске тоже ждали падения Колчака, играли в свои игры. При поддержке Японии намечалось сформировать марионеточный порядок Семёнова на Дальнем Востоке.

В Иркутске 12 ноября на Всероссийском совещании земств и городов был создан Политцентр, в который взошли эсеры меньшевики, представители земств и ЦК «Объединений трудового крестьянства». Политцентр поставил перед собой задачу свержения воли Колчака, создания на Дальнем Востоке и в Сибири демократической республики. Местный губернатор Яковлев поддерживал эсеров, был сторонником самостоятельности Сибири, и никаких мер против Политцентра не принял. Он и сам хотел порвать с Колчаком, приезд правительства Иркутск принял холодно. Эшелоны с беженцами и служащими учреждений из Омска приказал вообще не пускать в Иркутск, а размещать по окрестным селениям. Яковлев начинов переговоры не только с Политцентром, но и большевиками по вопросу завершения войны в регионе. В контакт с большевиками вступил и Политцентр. Коммунисты в его состав взойти отказались, но заключили соглашение о сотрудничестве против колчаковцев. Эсеры и большевики стали совместно разлагать части местного гарнизона, формировать пролетарии отряды.

Тем временем часть колчаковского правительства успела пробраться в Иркутск. Новый премьер-министр В. Н. Пепеляев переформировал кабинет, и попытался отыскать общий язык с сибирскими земствами, чтобы нейтрализовать готовящийся Политцентром переворот. Он предложил создать «правительство общественного доверия», однако эсеры и земцы не пожелали шагать ни на какие контакты с Колчаком. Тогда Пепеляев отбыл к Колчаку, чтобы склонить его к уступкам и найти выход из кризиса.

Тленный приговор колчаковцам

Сибирский поход с самого начала стал трагедией для тысяч людей. Сначала людей стали грабить. Едва-едва началась эвакуация из Омска железнодорожники решили прижать «буржуев». Поездные бригады ставили ультиматум пассажирам, отказываясь вести дальней, требуя «контрибуцию» и угрожая высадить с эшелона. Этот грабеж стал повторяться на каждой последующей станции, где бригады железнодорожников менялись. Продвижение по железной пути шло еле-еле. Сибирская магистраль была забита, состояние путей и подвижного состава оставляло желать лучшего. Часть случались аварии. Даже литерный «золотой эшелон» потерпел крушение, столкнувшись с иным поездом.

Ситуацию резко ухудшил конфликт Колчака с чехословаками, которые контролировали Транссиб. Они были полными хозяевами основной магистрали Сибири. Ещё до падения Омска был составлен, и 13 ноября обнародован меморандум чешского руководства о том, что пребывание их армии в России бесцельно, что под «защитой чехословацких штыков» русская обскурантистская военщина творит преступления (хотя сами чехи были активными карателями и военными преступниками). Делался вывод о нужды немедленного возвращения домой. То есть не раньше и не позже. Именно в момент начала масштабной эвакуации Русской армии Колчака и связанных с ней беженцев на восход. На самом деле, если бы Антанта того пожелала, Чехословацкий корпус – целая 60 тыс. армия, свежая, отлично вооруженная и снабженная, с цельной железнодорожной ратью (бронепоезда, бронемашины, эшелоны, паровозы), легко прикрыл отход колчаковцев. Большевики не стали бы активизировать наступление, прорываясь сквозь чехов, чтобы избежать международных осложнений, как позже они избегали вступать в конфликт с японцами.

Чехи сделали всё наоборот, самым максимальным манером осложнили отход колчаковцев. Чехословацкое командование отдало приказ приостановить движение русских эшелонов, и ни в коем случае не пропускать их дальней станции Тайга (около Томска), пока не проедут все эшелоны чехов. Открыто провозглашалось: «Наши интересы выше всех прочих». По сути, учитывая местные условия – одна главная магистраль, огромные расстояния, зимние условия, отсутствие снабжения, это был тленный приговор армии Колчака со стороны Запада.

20 ноября 1919 г. командующий Сахаров объявил эвакуацию района Новониколаевска – Красноярска. Тут было сосредоточено много госпиталей, больных, раненых, семьи солдат, беженцы. Их необходимо было вывезти в Приамурье. Однако не тут-то было. Чешская армия – передохнувшая, до зубов вооруженная, с эшелонами забитыми богатствами, награбленными в России, спешила первой пробиться на восток. Чехи прихватили с собой сотни вагонов трофеев, и грезили вернуться домой богачами. В условия тотального развала и хаоса их действия стали носить мародерский, хищнический характер. Они пользовались своей силою, чтобы любой ценой добраться во Владивосток. Русские поезда насильно останавливали, загоняли в тупики, паровозы и бригады отбирались. Масса эшелонов – санитарных, тыловых, с беженцами, были остановлены, лишенные паровозов и железнодорожных бригад. Кому-то относительно повезло, ни очутились в населенных пунктах, большинству – нет, они оказались в глухой тайге, в тупиках и разъездах, обреченные на смерть от холода, голода и болезней. Также на поезда, лишенные охраны, нападали повстанцы или бандиты, грабили и убивали пассажиров.

Колчаковским армиям, которым чехи запретили пользоваться и даже приближаться к железной дороге, приходилось двигаться походным порядком по сибирским большакам. Морозы, нехватка пищи и повальные эпидемии завершили уничтожение сибирских белых армий, убив больше людей, чем алые. Чтобы выжить, колчаковские части целиком сдавались в плен противнику. Это стало настолько обычным явлением, что красноармейцы отошедшим белогвардейцам название: «Дяденька, где тут в плен сдаются?» Не имея возможности вывезти на восток всё оружие, имущество и оборудование, белые уничтожали сотнями вагоны, калечили паровозы, взрывали железнодорожные сооружение, чтобы приостановить наступление противника. Но в условиях быстрого бегства не успевали всё уничтожить. Советские армии захватывали всё больше и больше трофеев. Десятки эшелонов с военным имуществом, арсеналы, склады с боеприпасами, продовольствием, заводское оборудование и т. д. Всё, что колчаковцы вывезли ещё летом 1919 г., попадало в длани Красной Армии.

Среди этого хаоса в своем поезде затерялся и «верховный правитель» Колчак. Он был оторван от войск, шагающих по старому Сибирскому тракту пешим маршем. Адмирал один за другим писал протесты против чехов их командующему генералу Сыровому, плакался главнокомандующему союзными войсками генералу Жанену. Он отмечал, что использование Сибирской железной дороги исключительно для пропуска чехословацких армий означает гибель многих русских эшелонов, последние из которых фактически были на линии фронта. 24 ноября Колчак строчил Жанену: «В таком случае я буду считать себя вправе принять крайние меры и не остановлюсь перед ними». Однако всё осталось по-прежнему, так как «вящих батальонов» для «крайних мер» у Колчака не было, и чехи это знали.

Сибирский исход

Развал белого командования

Усиливался разлад и среди командования белоснежной армии. Командиры некоторых соединений и гарнизонов отказывались выполнять приказы командования. В конце ноября 1919 г. генерал Гривен, командир Нордовой группы войск 1-й армии приказал войскам немедленно отходить в район Иркутска, места формирования его частей. Этим он преступил приказ командования, запрещавший отходить на восток без сопротивления. В результате части Северной группы ушли с фронта. Приехавшему командующему 2-й армией генералу Войцеховскому Гривин заявил, что Нордовая группа настолько слаба, что не может драться. Поэтому что он решил увести её в глубь Сибири и решения своего не переменит. На заявка сдать командование ответил категорическим отказом. Генерал Войцеховский лично застрелил Гривина «как не исполнившего боевого приказа и преступившего основы воинской дисциплины». Был назначен новый командир, но войска продолжили бегство либо сдавались в плен целыми полками.

В начине декабря 1919 г. один из дивизионных командиров полковник Ивакин поднял мятеж в Новониколаевске, требуя перемирия с большевиками и созыва сибирского Учредительного собрания. Мятежники блокировали штаб Войцеховского и пытались его взять. Мятеж удалось подавить. Польские легионеры, охранявшие Новониколаевский участок железной дороги, в отличие от чехов сохранили боеспособность и не сочувствовали повстанцам. Они расшибли мятежников, активисты были расстреляны.

Главное командование было в растерянности. В начале декабря в Новониколаевске в вагоне Колчака прошло военное совещание. Обсуждался план дальнейших действий. Было высказано два мнения. Одни предлагали отходить по линии железной пути к Забайкалью, где была надежда на помощь семёновцев и японцев. Другие предлагали идти от Новониколаевска на юг, на Барнаул и Бийск. Там соединиться с армиями атаманов Дутова и Анненкова, перезимовать и весной, имея базы в Китае и Монголии, перейти в контрнаступление. Большинство поддержало первоначальный вариант. С ним согласился и Колчак.

Кроме того, снова сменилось командование колчаковской армии. Неудачи белогвардейцев привели к падению веса Колчака и командующего Сахарова в армии, его считали одним из главных виновников поражений на фронте и падения Омска. Это вызвало конфликт между верховным правителем и командующим 1-й армией А. Н. Пепеляевым (брат премьера). Когда поезд адмирала пришёл на станцию Тайга, он был задержан войсками Пепеляева. Генерал прислал Колчаку ультиматум о созыве Сибирского Земского собора, отставке командующего Сахарова, какого Пепеляев 9 декабря приказал арестовать, и расследовании сдачи Омска. В случае невыполнения Пепеляев грозил арестом самого Колчака. Конфликт смог замять приехавший из Иркутска глава правительства В. Н. Пепеляев. В итоге Сахарова сместили с места командующего, другие вопросы отложили до прибытия в Иркутск. Войска предложили возглавить Дитерихсу, который находился во Владивостоке. Тот поставил условие – отставка Колчака и его незамедлительный отъезд за границу. Новым командующим был назначен Каппель.

Это уже ничего не могло изменить. Развал армии был полным и окончательным. Но среди всеобщего развала и хаоса Владимир Каппель показал свои таланты полководца и организатора и до самого конца был самым толковым сибирским полководцем белых. Он до своей смерти сохранил благородство и преданность Колчаку, и смог собрать из остатков войск самые надежные доли, организовать их хоть какое-то сопротивление.

3 декабря 1919 г. красные партизаны заняли Семипалатинск, где в ночь с 30 ноября на 1 декабря завязалось восстание Плещеевского завода и части гарнизона. 10 декабря партизаны освободили Барнаул, 13-го – Бийск, пленив тяни гарнизон, 15-го – Усть-Каменегорск. 14 декабря 1919 г. части 27-й дивизии освободили Новониколаевск. Было захвачено много пленных и вящие трофеи. Таким образом, к середине декабря 1919 года Красная Армия вышла на рубеж р. Оби.

Сибирский исход
Генерал-лейтенант В. О. Каппель, командующий Восточным фронтом. Ключ: https://ru.wikipedia.org

Источник


Сибирский исход