Славяне на Дунае в VI в.

Новость опубликована: 23.08.2019

Как же на Дунае показались славяне?

Анты, подчиненные гуннами, вошли в их «союз». Они были вынуждены, добровольно или принудительно, участвовать в походах гуннов, желая прямых упоминаний в источниках об этом нет. Но есть косвенные данные: Приск, автор V в., сообщал о том, что его посольство к правителю гуннов Атилле потчевали напитком, названным именно славянским словом «мёд», а Иордан писал о похоронах Аттилы, что «они («варвары») справляют на его кургане «страву».

Славяне на Дунае в VI в.

«Страва» – устаревшее слово, но встречающееся утилитарны во всех славянских языках, означающее совместную еду, кушанье, пищу, погребальные поминки, аналог ему «тризна». Наличие таких слов, встречающиеся в словарю «гуннов», может говорит о присутствие славян в войске гуннов.

После смерти Аттилы в 453 г. государственное объединение, придерживавшееся на силе гуннов, распалось:
И не иначе смогло любое скифское племя вырваться из-под владычества гуннов, как только с приходом желаемой для всех племён, а также для римлян, смерти Аттилы. («Getica» 253) .

Объединения, подобные гуннскому, называются «кочевыми империями», обыкновенно они существуют краткосрочно, если не происходит захват оседлых государств с последующим оседанием доминирующего кочевого этноса на землю, так, как это было у турок, болгар-тюрок или венгров. (Кляшторный С.Г.)

Для антов – славянских племён и родов, которые находились на ранней стадии родоплеменной организации, процесс вовлечения их в раннегосударственные союзы, вначале готов, а затем гуннов, имел положительное значение, так как у них, условно говоря, происходило «знакомство» с иными институтами воли.

Славяне на Дунае в VI в.
Воин-славянин VI в. Реконструкция автора.

Уже в IV веке у антов был единый вождь и старейшины, представители племен. Разгром, осуществлённый гуннами народонаселению лесостепной зоны Восточной Европы, и последующее поражение антов от готов, вызвали регресс, нашедший отражение в материальной цивилизации славян. (Рыбаков Б. А.)

Из обихода исчезает высококачественная гончарная глиняная посуда, приходит в упадок ювелирное искусство и кузнечное мастерство, орудия труда и быта производятся не в мастерских, а в домашних условиях, что сказывается на их качестве. (Седов В. В.)

Вся эта ситуация вызвала деградацию социальных структур: анты, союз которых началось в период Божа, выступают в это время отдельными племенами или родами, названными чуть позднее на Балканах «славиниями».

Социальная деградация может частично разъяснить тот регресс, который наблюдается в новых формирующихся археологических культурах, связанных со славянами, по сравнению с черняховской культурой.

Славяне, условно сообщая, в V – VI веке делились, в канун и во время миграции на юг, на склавен (западная ветвь), антов (восточная ветвь) и венетов (северная ветвь). Иордан строчил про ситуацию с расселением славян в VI в.:
У левого их склона [Альп – В.Э.], спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах разместилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. (Щукин М. Б.)

Славяне на Дунае в VI в.
Карта гадательного расселения трех частей славян

Анты обитали между Днестром и Днепром (Среднее Поднепровье и Левобережье). Склавины существовали на территории средней Европы, Карпат, современной Чехии, Волыни и верховьях Повислья, верховье Днепра, до Киевщины. Венеты – между Одером и Вислой, в Беларуси и у истоков Днепра.

Археологически это отвечает: пеньковская культура – антам, пражско-корчакская – склавенам, колочинская, суковско-дзедзицкая и тушемлинская культуры – венетам.

Конечно, существуют разные суждение по поводу этих культур. По антам и склавинам нет особых вопросов. А вот соответствие венетам – колочинской, а тем более суковско-дзедзицкой археологической цивилизации вызывает много вопросов.

Более того, многие исследователи не видят связи между упомянутыми нами в предыдущих статьях пшеворской и черняховской цивилизациями с четко определяемыми, как славянские, пеньковской и пражско-корчаковской культурами:

«Славянские культуры VIII-IX вв. имели с черняховской и пшеворской культурами даже вяще общего, чем непосредственно следующие во времени за последними раннеславянские памятники VI-VII вв.». (Щукин М. Б.)

Возможно в этом выводе и кроется ответ на проблема. Гуннский разгром и уход готов на юг, дал толчок регрессу, преодоление которого было достигнуто через серьёзный промежуток поре для одной части славян, и перемещением к римской границе – для другой их части.
Хотя, с другой стороны, мы имеем преемственность в жилье и даже в посуде (Пастырское городище) с черняховской археологической цивилизацией. (Седов В. В.)

Не стоит упускать из вида и доводы этнографов:
«первобытные общества или те, которые считаются первобытными, управляются кровнородственными связями, а не экономическими касательствами. Если бы эти общества не подвергались разрушению извне, они могли бы существовать бесконечно долго». (К. Леви-Стросс)

С точки зрения изучения и последующей трактовки археологических ключей представляется, что данный вопрос будет долго открытым.
А вот письменные источники дают нам большой материал по истории славян в VI столетье.

Славяне на Дунае в VI в.
Карта археологических культур, связанных со славянами

Движение на юг или миграционная волна славян, во след многим германским народам, к рубежам Восточноримской империи началась после 453 г., после смерти Аттилы и междоусобной войны племён, входивших в гуннский альянс.

На дунайской границе

В самом конце V в. протоболгары уничтожили сорокатысячную комитатскую армию Иллирика, а другие части отсюда бывальщины переведены на более опасную для империи восточную границу. Несколько войн, произошедших в начале VI века, полностью оголили нордовую границу на Дунае.

Не помогла римлянам даже традиционная политика «разделяй и властвуй» по привлечению к охране дунайской границы племён гепидов, победителей гуннов, и эрулов, взявших земли вокруг города Сингидон (совр. Белград, Сербия).

По пути, проторенном германцами и гуннами, к границам Византии сделались подходить славянские племена. Их вторжение в 517 г. имело сокрушительное последствие для ромейского населения западной части Балканского полуострова. Они ограбили Македонию, первую и вторую, Престарелый Эпир и дошли до Фермопил.

Одна часть славян двигалась на Дунай из района проживания антов, другая – из средней Европы и Карпат. Прокопий Кесарийский подчёркивал, что обыкновения, религия и законы у антов и склавин совершенно одинаковые.

На левом берегу Дуная они осели по границам провинций Скифия (анты), Нательная Мёзия, Дакия и Верхняя Мёзия (склавины). Западнее славян, за Дунаем, в Паннонии на реке Саве, излучине Дуная и нательнее Тисе находились гепиды. Рядом, в «Дакии прибрежной», были герулы, а позднее сюда, в бывшую римскую провинцию Норик (доля современной территории Австрии и Словении), мигрировали лангобарды.

Этим территориям была чужда этническая монолитность, славяне массово поселялись на землях, контролируемых германскими племенами, здесь же обитали остатки фракийцев, сарматов и других ираноговорящих кочевников, а также различные группы тюркского кочевого народонаселения. По мнению грека Прокопия – «звероподобные племена».

Жили здесь и подданные Византии, на землях которых стали поселяться пришельцы с севера и востока.
Последующая история славян, оседавших в Придунавье, была связана как с Византией, так и с кочевыми племенами, совершавшими набеги на территорию империи.

Славяне были на ранней стадии общинно-родовой формации, когда основой общества являлся стихийный коллективизм, вот что пишет по этому поводу Прокопий Кесарийский: «эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле существуют в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим».

Он же указывает на то, что славяне имеют одинаковые законы и поклоняются верховному господу молний:
«что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды».

Бог молний или Перун – выступает тут верховным божеством, но еще не богом войны. Ошибка – отождествлять его, опираясь на материал Древней Руси, исключительно с дружинным богом. (Рыболовов Б. А.)

Перун, как и Зевс, имел разные «функции», приравненные к разным периодам становлению общества. От бога, олицетворяющего молнии, сквозь бога – управляющего громом и молниями, до бога периода становления «военной демократии» – бога войны. (Лосев А. Ф.)

С момента появления славян на Дунае завязались бесконечные их вторжения в пределы Византии: «…варвары, гунны, анты и славяне, часто совершая такие переходы, наносили римлянам неисправимый вред».

Византийские историки фиксируют лишь крупнейшие вторжения, не обращая внимания на мелкие столкновения: «Хотя теперь, – сообщает современник событий Иордан про славян, – по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно». А Прокопий Кесарийский в своем обличительном памфлете на императора Юстиниана I ровно писал, что анты и склавины, правда вместе с гуннами, разграбили до основания всю Европу.
В 527 г. большое войско антов перебежало Дунай и встретилось с войсками магистра Германа, родственника императора Юстиниана I. Ромейские войска полностью уничтожили антов, а слава о грозном воителе Германе прогремела на тяни варварский мир Задунавья. Эта победа дала возможность Юстиниану прибавить к своему титулу “Антский”.

Тем не менее, в 30-е годы анты деятельно вторгаются на территорию Фракии. В ответ на усилившиеся нападения славян, василевс Юстиниан поручил своему оруженосцу Хильбудию защиту дунайской рубежи рядом со столицей. Существует мнение, что Хильбудий был родом ант. (Вернадский Г. В.)

Он, занимая высокий пост магистра армии Фракии, в течение трех лет свершил несколько успешных карательных операций за Дунай, тем самым обезопасив провинцию Фракию.

В это же время была осуществлена попытка привлечь славян к охране рубежей, попытка неудачная, ввиду отсутствия у антов вождей, с которыми можно было бы договориться. Этот факт свидетельствует о том, что у антов тут еще не сложился племенной союз, а «каждый род» жил самостоятельно. Что, кстати, не мешало им действовать сообща в случае военной угрозы. Так Хильбудий, опрометчиво перебежавший Дунай с небольшим отрядом, был вынужден вступить в открытую схватку с превосходящими силами антов и погиб в этом бою. С этой поры рубеж снова стала доступна для вторжений, более того, славяне начинают селиться в провинции Скифия, в устье Дуная.

Одновременно продолжаются набеги кочевников, а в 540 г. гунны доходят до предместий Визàнтии и хватают штурмом Херсонес Фракийский. Здесь это был первый случай, когда кочевники взяли большой имперский город. В этот же этап происходят столкновения между склавинами и антами, последние были побеждены. Император Юстиниан предложил антам взять под охрану рубеж в районе заброшенного города Турриса, построенного ещё Трояном на левом берегу Дуная. Одни исследователи предполагают, что договор не состоялся, иные считают, что, наоборот, этим самым Византия обезопасила себя на некоторое время: походов гуннов и антов не было несколько лет. В то же пора, в Италии у полководца Велисария появляется целая арифма антов (300 воинов), которые успешно сражаются против готов.

Зато разошлись нападения склавенов: в 547 г. они вторглись в Иллирик и дошли до города Диррахия на побережье Адриатического моря (совр. Дуррес, Албания). Магистр армий в Иллирии, имея здесь 15 тысяч солдат, собранных для Италии, не решился дать отпор врагам. Спустя два года, в 549 г., случилось новое вторжение славян силами всего трёх тысяч человек: часть их пошла в Иллирию, а часть к столице.
Главнокомандующий всеми мочами империи в этом районе, магистр Фракии и Иллирии, вступил в бой с одним из отрядов славян и был разбит, его войско, превосходящее по численности славян, неслось.

Против славян выступил кандидат Асбад, офицер подразделения телохранителей императора. Он командовал отрядом кадровых (каталожных) конников из г. Цурул (Чорлу – Восточная Фракия, Турция), отличных наездников, но славяне и их обратили в бегство, а у пленного Асбада они вырезали со горбы ремни и сожгли его на костре. После чего стали опустошать Фракию и Иллирию, совершая всяческие бесчинства, пытки и силы. Во Фракии они штурмом взяли приморский город Топер. В нем было перебито 15 тыс. мужчин, а дети и женщины уведены в рабство. С захваченным собственностью, пленными, быками и мелким скотом воины беспрепятственно вернулись за Дунай.

В 550 г. славяне двинулись на Фессалонику, но узнав о том, что в Сардике (совр. София, Болгария) легендарный полководец Герман собирает армии для Италии, они повернули в Далмацию, чтобы там перезимовать. Герман не стал их преследовать. Славяне, уже имевшие столкновение с ним, решили не испытывать судьбину. Вскоре Герман скоропостижно скончался, и славяне снова начали свой поход, Ходили слухи, как писал Прокопий Кесарийский, что их подкупил король итальянских готов Тотила.

К тем отрядам славян, какие перезимовали в Далмации, присоединились новые, перешедшие через Дунай, и всеми силами они стали опустошать провинцию Европу у самого Константинополя. Угроза столицы вырвала собрать значительные силы ромеев, которые возглавили ряд византийских полководцев, под командованием дворцового евнуха Схоластика. Войска повстречались во Фракии у Адрианополя, в пяти днях пути от столицы. Славяне решили принять открытый бой с византийским войском, но для того, чтобы усыпить бдительность неприятеля они не спешили сражаться в то время, как в рядах ромеев нарастало недовольство нерешительностью полководцев: солдаты-стратиоты упрекали их в трусости и нежелание приступить битву. И командиры, опасаясь мятежа, вынуждены были уступить.

Войско славян располагалось на возвышенности и ромеи вынуждены бывальщины наносить удар вверх, что измотало их. После чего славяне перешли в наступление и полностью разгромили войско противника, захватив даже стяг одного из полководцев – Константиана. После чего они беспрепятственно ограбили богатую местность Астику (современный район Пловдива, Болгария). На возвратном пути один из их отрядов был атакован византийцами, которые спасли из рабства много народа, а также вернули знамя Константиана, но, несмотря на это, основная масса славян вернулась за Дунай с добычей.

Невольники у славян в VI – VII вв.

Многочисленные свидетельство византийских авторов сообщают нам о том, что склавины и анты, в ходе своих набегов и походов на Византийскую империю обогащались не лишь добычей, но и рабами. Прокопий Кесарийский пишет о том, что погибло и было порабощено более двадцати мириад римлян, то есть 200 000 человек.

А Менандр сообщает, что воевавший со склавинами Боян, вернул из рабства многие мириады пленных. У славян рабами становились исключительно иноземцы, соплеменники не могли быть рабами: основным ключом рабов были военнопленные. Так, однажды, во время войны между склавинами и антами, склавин взял в рабство некого юношу Хильбудия, после установления вселенной, его выкупил ант, узнав, что он его соплеменник.

Захваченные пленники были собственностью не отдельных воинов или вождей, а всего племени, уже на землях славян выходил их раздел по жребию между родами. Так, ант, который купил юношу Хильбудия, имя которого было таким же как у пропавшего без вести полководца ромеев, пытался вернуть его за выкуп в Константинополь, но разузнавшие об этом соплеменники, решили, что это дело всего народа, и требовали решить вопрос с псевдо-полководцем к выгоде всех.

Захваченные дамы и дети адаптировались в рамках семейных коллективов, а мужчины находились в рабстве определённое, точное время, после чего им предлагали на выбор: или откупиться и отправиться на отечество, или остаться на правах свободных и друзей. Таким образом, бывший раб становился полноправным членом общества, он мог иметь имущество, вступать в супружество, тем более, принимать участие в военных предприятиях. Взрослые рабы компенсировали убыль воинов и участвовали в битвах наряду со независимыми. Эту стадию исследователи определяют, как «первобытное рабство». (Фроянов И.Я.)

Наряду с грабежами, важнейшей «статьёй доходов» для славян был возврат пленённых за выкуп, тем немало что и византийское государство уделяло этому повышенное внимания, выделяя значительные суммы.

Продолжение следует…

Источники и литература:
Иордан. О генезисе и деянии гетов. Перевод Е.Ч. Скржинской. СПб., 1997.
Прокопий Кесарийский Война с готами/ Перевод С. П. Кондратьева. Т.I. М., 1996.
Стратегикон Маврикия/ Перевод и комментарии В. В. Кучма. С-Пб., 2003.
Кулаковский Ю. История Византии (395-518 гг.) СПб., 2003.
Ловмянский Г. Вера славян и её упадок (VI- ХII). Перевод М.В. Ковальковой. СПб., 2003.
Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 1988.
Седов В. В. Славяне. Древнерусская народность. Историко-археологическое изыскание. М., 2005.
Фроянов И.Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI – Х вв.). СПб., 1996.
Хазанов А. М. Разложение первобытнообщинного строя и возникновение классового общества// Первобытное общество. Основные проблемы развития. /Отв. Ред. А.И. Першиц. М., 1975.
Щукин М. Б. Рождение славян. СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И Крушения. Сборник символической индоевропейской истории. СПб., 1997.

Источник


Славяне на Дунае в VI в.