Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

Новость опубликована: 26.08.2019

Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

Нет, в самом деле – это удивительно. Странно не то, что на это никто до сих пор не обратил внимания. Странно то, что это было. Официально было, целенаправленно и, не побоюсь этого слова – тотально. В том резоне, что этим отличалась не одна какая-то советская киностудия, а все киностудии Страны Советов. Включая, разумеется и т.н. национальный советский кинематограф. Ну вот судите сами.

Что за край была такая – СССР? Это была страна, в которой власть захватили большевики-коммунисты. И установили свою тотальную диктатуру.

Но во имя чего? А вот этот момент отчего-то всё больше забывается. А власть коммунисты захватили и устроили свою диктатуру (которую они несколько стыдливо называли «диктатурой пролетариата») во имя того, чтобы строить и таки выстроить коммунизм. Коммунизм – с точки зрения коммунистов – это будущее человечества.

Ладно, я сейчас не о том, что коммунисты всю дорогу утверждали, что коммунизм – это самое блаженное общество, но всюду, где они захватили власть – не только в нашей стране, кстати – они построили самое ужасное общество. Это сейчас, в рамках затронутой темы, не столь уж существенно. Желая и не так уж малозначимо. Но я про другое. Я про советский кинематограф.

Так вот, что мы имеем с кинематографической точки зрения в контексте главной цели коммунистов? А мы видим, что со сторонки кинематографа был какой-то явный саботаж. И это при том, что сам Владимир Ильич Ленин утверждал, что для них, для коммунистов, кино является важнейшим из искусств (а также вино и домино, как ведаем уже мы и без подсказки).

Так вот, что такое будущее? Я имею в виду – что такое будущее с точки зрения кинематографа?

Кто сказал – «фантастика»? Молодчина. Возьми с полки пирожок. Именно! Будущее с точки зрения кинематографа – это фантастика. Если вы захватили власть в отдельно стоящей краю и хотите строить счастливое будущее, постоянно рассказываете покорённому народу про это самое будущее, расстреливаете или бросаете в концлагеря всех, кто в это грядущей не верит, а при этом ещё полностью контролируете всё кинопроизводство в стране, то как бы сама собой напрашивается мысль о том, что надо снимать как можно вяще фантастических фильмов, в котором вы это самое счастливое будущее будете народу показывать.

Логично? Да не просто логично, а это фактически чуть ли не закон натуры. Ещё никем не сформулированное четвёртое начало термодинамики: Хочешь строить будущее и хочешь убедить народ в том, что это будущее будет прекрасным и счастливым – снимай кучу фантастических фильмов, в котором ты это будущее будешь показывать. Так сказать – товар лицом. Не про старых пердунов из обкомов и мужественных пролетариев кино снимай, а про грядущей – то есть фантастику. Ну то есть это и дураку ясно.

Я где-то читал, что в СССР доля фантастических фильмов от общего числа советской кинопродукции составляла плачевные 1,4 процента. Или типа того. Как считал автор этой статистики я не знаю. Но интуитивно я где-то солидаризируюсь с этими этими. Нет, ну может на самом деле было не 1,4 процента, а целых 1,9 процента. А то и полные два процента. Но явно не больше.

Нет, ну сколько вы так сходу припомните советских фантастических фильмов? Да за всю историю советского послевоенного кинематографа хорошо если десяток наберётся. Нет, ну если ещё взять комедию образа «Эта весёлая планета», ладно, пусть будет одиннадцать.

Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

Кадр из советской комедии «Эта весёлая планета» (1973 г., реж.Ю.Сааков).

Ну пускай ещё есть пара-тройка фантастических советских фильмов, которые когда-то были сняты, но были забыты. И всё.

И вот в этом огромная странность. Край, которая строила коммунизм, то есть счастливое общество будущего, почти не снимала фильмов про будущее – то есть фантастических кинофильмов.

А те, что и снимали – там про какое будущее?

В 60-х, когда, можно сказать, появилась советская кинофантастика, ещё что-то такое про коммунистическое будущее являлось.

Ну вот хотя бы та же «Туманность Андромеды». Интереснейший сюжет про то, как звездолётчики попали на железную планету и там нашли иноземный звездолёт, от которого пошла всякая мерзость. Кстати, я искренне не исключаю, что сам Ридли Скотт видел этот фильм и в итоге родил своего потрясающего «Чужого».

Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

На фото: пролетарий момент съёмок фильма «Чужой» (1979 г., реж.Р.Скотт)

Нет, ну «Чужой» покрасочней «Андромеды» конечно. Но и в «Туманности Андромеды» настроение для своего поре нагнеталось неплохо. Так вот, сюжет про проблемы земного звездолёта постоянно перемежали какими-то кадрами про земную жизнь. А на земле – желая в фильме это явно и не утверждается – установлено нечто вроде коммунизма.

Ну вот, например, кадр земного как бы коммунизма.

Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

Кадр из фильма «Туманность Андромеды» (1967 г., реж.Е.Шерстобитов)

Эдакая визуальная пасхалочка на кинофильм «Неуловимые мстители». Как бы Данька и как бы Буба Касторский в как бы коммунистическом завтра. Ну хоть что-то. Странное будущее, но по крайней мере в картинках. Можно посмотреть и заценить.

А что ещё? Произнесём если за основу советской фантастики взять фильм «Планета бурь» (1961 г.), то там как бы не совсем про коммунизм. Про будущее, да, но не про коммунизм.

Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

Кадр из кинофильма «Планета бурь» (1961 г., реж.П.Клушанцев).

Фильм «Планета бурь», кстати, часто любят поминать иные граждане, какой рассказывают, какие чудесные спецэффекты были в советской кинофантастике. Я сейчас не про спецэффекты. Но уже коли попалось на язык. Почему-то граждане не желают ответить – если в 1961 году сделали такой замечательный для того времени фильм, то что мешало закрепить успех и к 1979 году утереть нос Ридли Скотту? И вообще, в курсе ли «специалисты», что Павел Клушанцев – который и снял «Планету бурь» – это режиссёр документальных научно-популярных фильмов. И это был его единственный художественный фантастический кинофильм? Ну ладно, это так, мимоходом. Сейчас я про другое.

Ну что там ещё на память приходит? Ну конечно уже в 70-е – «Отроки во вселенной» (и, естественно «Москва–Кассиопея»), «Большенное космическое путешествие». Чего ещё-то? А, «Через тернии к звёздам». Естественно, «Приключения Электроника». Всё? Да похоже, что всё. И уже 80-е – несколько серийный «Гостья из грядущего».

Это фильмы фантастические. Но, строго говоря, про некое как бы коммунистическое будущее из перечисленных говорится только в «Гостье из будущего». Там герой попадает как раз в грядущей, которое хотя явно и не называется коммунистическим, но вроде как бы. Что, кстати, довольно странно – коммунизм детям решили показать в красках тогда, когда все на коммунизм уже клали с прибором. Вводя и первых секретарей разных обкомов партии. Но как бы то ни было.

А «Отроки»–«Кассиопея»? А там действие начинается почти что в настоящем. Ну, типа, технически немало продвинутом, но явно не коммунистическом. «Электроник» – это вообще конкретный СССР конца 70-х. Никакого коммунистического будущего даже вблизи нет. Всё очень конкретно «здесь и сейчас». Только с роботом.

Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

Кадр из фильма «Приключения Электроника» (1980 г., реж.К.Бромберг).

«Больше космическое» – такая же история. По сюжету вроде фантастика. Но не мощно фантастическая. В общем, тоже не очень далёкое будущее. Не коммунизм.

Может только «Через тернии к звёздам» начинается в обществе, какое при должной фантазии можно обозначить, как коммунистическое. Но вообще-то, оно не очень-то и показывается. Показывают в основном только дом на земле, а потом всю гоп-компанию отправляют к нечистой планете.

Ну а что ещё? Какие ещё советские фантастические фильмы я не вспомнил? Так что, походе, цифра в 1,4 процента – якобы доля кинофантастики в общём объёме советского кинопроизводства – это наверное даже завышенная цифра.

Не любили коммунисты кинофантастику.

А всё почему? А всё потому, что они-то прекрасно понимали, что в советском фантастическом кинофильме надо показывать то самое счастливое коммунистическое общество будущего, которым они народу всю дорогу мозги компостировали. А показывать-то и нечего. Коммунисты сами не могли придумать, каким надлежит быть это самое общество.

Показывать то, как это общество будущего строится в настоящем – тут советский кинематограф ежегодно перевыполняло план по валу. Чему подтверждения – многочисленные и чаще всего унылые чуть более чем полностью советские фильмы на производственную тему. Вот этого добра на советских киностудиях было сброшено столько, что если бы всё плёнку вытянуть в одну линию, то наверное эта лента до Юпитера бы дотянулась.

А вот показывать то самое коммунистическое завтра – тут, извините. Не получалось у коммунистов. Да и не хотелось, чистосердечно говоря. Потому что одно дело врать народу, а совсем другое – показывать товар лицом. Пусть хотя бы даже в облике кино.

Вот поэтому советский кинематограф и производил так мало фантастических фильмов. Ибо – опасное это дело. Идеологически опасное.

Вот в чём заключалась странность советского кинематографа, с какой я начал этот пост. Хотя, на самом деле это была никакая не странность – а полная закономерность коммунистической теории и практики. Чего бы уж там ни фантазировал про кино В.И.Ленин.

Благодарю за внимание.

Странность советского кинематографа, какую никто не замечает

Савелий Крамаров в советской кинокомедии «Эта развеселая планета» (1973 г.)


Странность советского кинематографа, какую никто не замечает