Тотальная скудость в послесталинском СССР

Новость опубликована: 18.12.2016

В нынешней России у значительной части россиян принято мечтать о возвращении времени Сталина. Но к концу его правления советское общество пришлось в тотальной бедности. Расходы на питание, одежду и оплату жилья составляли 70% доходов. Норма жилья у 60% людей была 3-5 кв. м. Послания в ЦК КПСС показывали постоянный рост цен на еду и её дефицит.

Существовавший в советском обществе в первой половине 1950-х уровень потребления минимальных житейских благ (питание, одежда, жилищные условия, отдых) позволяет говорить об абсолютной бедности основной части населения. Бюджетные обследования семейств рабочих, проведенные ЦСУ СССР в первых кварталах 1954 и 1955 годов, показывали, что доля среднемесячных расходов на питание, платье и оплату жилья составляла в совокупном доходе семьи рабочего 70%, а среднемесячный остаток наличных денег равнялся нулю.

В наиболее тяжелом материальном положении оказывались неполные и многодетные семьи. В 1950-е матерям-одиночкам выплачивалось пособие на одного ребёнка 50 руб. в месяц, на двух детей — 75 руб., на трёх и немало — 100 рублей. Выплата пособий прекращалась по достижении детьми 12-летнего возраста.

Конечно, такая система выплаты пособий не могла содействовать снижению дифференциации в доходах и ликвидации бедности многодетных и неполных семей. В ноябре 1954 году персонально Хрущёву была устремлена подборка писем, полученных редакцией газеты «Правда». Авторы этих писем приводили многочисленные примеры социального неравенства, указывали на недопустимость вырастающего имущественного расслоения общества. Чувствовалось, что в обществе назревал осознанный социальный протест, народ требовал элементарной социальной правды. С точки зрения большинства советских граждан, сложившаяся в стране система заработной платы не соответствовала социалистическим принципам оплаты по труду, массовое возмущение возбуждал огромный разрыв в доходах высоко и низкооплачиваемых категорий работников.

 

 

Более того, первые 2-3 года после смерти Сталина (до 1956 года) преемники Сталина продолжали политику ухудшения житейских условий основной массы населения. Так, в январе 1955 года вышло постановление Совета Министров СССР № 113 «Об упорядочении выплаты пособий по преходящей нетрудоспособности и выдачи больничных листков». По сравнению с прежним аналогичным постановлением, принятым в 1938-м, значительно повышались требования к непрерывному стажу на одном и том же предприятии, отменялись все бывшие ранее основания для получения пособия в размере полного заработка, вводился целый ряд других ограничений, в результате которых отдельные категории граждан вообще лишались права на пособие по заболевания.

Постановление 1955 года не только значительно (в среднем на 30%) уменьшало размер пособий по временной нетрудоспособности, но и частично сваливало на плечи рабочих и служащих расходы по пребыванию в больнице. По сути, стационарное лечение становилось платным, и, следовательно, недоступным для немало категорий граждан. О резко отрицательном отношении рабочих и служащих к этому нововведению свидетельствовали протестные письма граждан, какие в 1955 году потоком хлынули в ЦК КПСС.

Нередко потеря работы вела к потере права на жилую площадь. Это выходило во всех случаях, когда рабочий или служащий жил в общежитии или занимал служебную жилплощадь. Острый дефицит жилья был одной из вин, заставлявших граждан искать работу по месту жительства, а не в других регионах, где они могли бы получить работу, но не имели бы крыши над башкой. Жилищный вопрос, всегда сохранявший в России свою актуальность, к середине 1950-х превратился в острейшую социальную проблему.

 

Объектом особой гордости советских руководителей была низкая квартирная плата. Доля всех расходов на оплату жилища, топлива и коммунальных услуг составляла в семейном бюджете индустриальных рабочих в 1954 году в среднем 4,5 %. Но это только в том случае, если речь шла о государственном жилищном фонде. Те рабочие и служащие, какие не имели государственной жилплощади, были вынуждены снимать помещения (комнату или часть комнаты) у частных лиц. В этом случае квартплата была в 5–6 раз рослее, и у многих нанимателей на оплату единственной комнаты уходило до 50% семейного бюджета. 4% семей рабочих не имели вообще отдельной горницы, а занимали «угол», то есть делили комнату ещё с одной или двумя семьями.

В начале 1957 года ЦСУ СССР провело крупномасштабное обследование жилищных условий пролетариев и служащих. Было изучено положение около 20 тысяч семей, всего более 64 тысяч человек. Обследование показало, что 16% семейств имели до 3 кв. м на человека и 42% семей — от 3 до 5 кв. м. В ещё более стесненных условиях жили многодетные семьи. 23 % детей, имевшихся в исследованных семьях, проживали на площади до 3 кв. м. на человека, а 48% — от 3 до 5 кв. м.

Одним из важных источников доходов советского бюджета до начала 1958 года являлись государственные займы, размещаемые по подписке среди народонаселения. Ежегодно свыше 70 млн. человек участвовали в подписке на займы. У 50 млн. рабочих и служащих ежемесячно удерживалось по подписке на заем 7–8% их месячной заработной платы (фактически, это был скрытый налог). По Государственному возьму 1956 года в бюджет страны поступило 33 млрд. рублей, что составило 5,6% от общей суммы доходов госбюджета.

Многие иноземцы, побывавшие в СССР в середине 1950-х, отмечали, что советский человек «привык жить плохо».

Блефом оказалось и «регулярное сталинское снижение цен». Как демонстрируют письма рабочих в ЦК КПСС, цены на основные продукты питания в первой половине 1950-х, наоборот только росли. Об этом повествует «Обзор писем в ЦК КПСС, в которых указывается на тяжелые материальные условия» от 25.04.1955. Письма приводятся в «Документы РГАНИ о социальном кризисе в СССР в половине 1950-х».


Ответить