Тягость монеты: как в России завели бумажные деньги

Новость опубликована: 31.12.2018

Тягость монеты: как в России завели бумажные деньги 250 лет назад Екатерина II ввела в России бумажные деньги

29 декабря 1768 года был выпущен Высочайший манифест за подписью Екатерины II, на основании какого в Российской империи впервые вводились бумажные деньги, названные императрицей ассигнациями, достоинством в 25, 50, 75 и 100 рублей. Нужда денежной реформы объяснялась острой нехваткой серебра и тяжестью старых медных монет: перевезти сумму в 500 рублей можно было лишь на телеге. Одновременно создавался Ассигнационный банк для обмена новых купюр на медь: его первым директором был назначен граф Андрей Шувалов.

250 лет назад в России бывальщины введены в обращение первые бумажные денежные знаки. Основная расчетная единица – ассигнационный рубль – приобретал равновеликое хождение с серебряным рублем и просуществовал до середины XIX века. На ассигнации наносились надписи «Дѣйствуетъ къ пользѣ онаго» и «Влюбленность къ Отечеству».

Потребность в эквиваленте монетам возникла, во-первых, по причине истощения серебряных рудников, а, во-вторых, из-за планомерного роста витка денег в экономике страны. Много золота и серебра уходило за рубеж в результате торговых отношений. Правительство несло огромные затраты из-за войны с Турцией 1768-1774 годов, однако острая нехватка серебра и одновременное перенасыщение рынка вящим количеством тяжелых медных монет превращали любой крупный расчет в сложную операцию. Например, для перевозки 500 рублей требовалась отдельная подвода. 1000 руб. тянули 62,5 пуда и транспортировались уже на двух телегах.

Сама жизнь толкала Россию к перенятию опыта Запада, где бумажные денежки ходили уже достаточно давно и успешно.

Первым ввести ассигнации пытался еще Петр III в 1762 году, однако его планам помешал дворцовый переворот и захват воли Екатериной II. Уже напечатанные банкноты, которые предполагалось назвать «банко-циттелями», были в спешном порядке уничтожены чиновниками, боявшимися, что их заподозрят к должностном рвении к свергнутому монарху. Императрица вернулась к идее своего супруга спустя шесть лет.

На высокую актуальность проблемы ее внимание обратил Новгородский губернатор Яков Сиверс. В докладной писульке Екатерине II он доказывал пользу внедрения в России бумажных денежных знаков: «тягость медной монеты, одобряющая ее собственную стоимость, отягощает ее же и обращение».

Именно Сиверс предложил учредить государственный банк с правом выпуска бумажных денег и размена их на «звучную монету». Императрица высоко оценила инициативу чиновника, который отныне пользовался ее доверием и получал престижные назначения на государственной службе. Подготовка плана выпуска ассигнаций была возложена одному из ближайших сановников Екатерины II князю Александру Вяземскому, который в дальнейшем в качестве генерал-прокурора Сената следил за расходованием казенных оружий и имел репутацию неподкупного. Он же предложил использовать ассигнации для покрытия военных расходов.

29 декабря 1768 года был подписан Высочайший манифест, на основании какого вводились в обращение денежные билеты достоинством в 25, 50, 75 и 100 рублей.

«Мы с удовольствием приступаем к учреждению в империи нашей променных банков и надеемся, что оказываем сквозь то новый знак материнского ко всем нашим подданным попечения», — возвещал документ.

Самые первые ассигнации правительница России приказала изготовить из престарелых дворцовых скатертей и салфеток, которые обретали вторую жизнь в новом виде. Ассигнации напоминали титульный лист книжки: вертикальный формат, изящные шрифты, одноцветная печать, ручного изготовления белая бумага с филигранью – фигурными водяными знаками.

Вытекающие тиражи печатались в сенатской типографии на литой плотной бумаге. Они обладали весьма примитивным внешним видом, не имели овальных тиснений в верхней доли и цифр номинала под текстом, что упрощало подделку. Типографская печать выполнялась только черной краской, причем деньги бывальщины односторонними. Властям пришлось принять ряд мер для борьбы с почувствовавшими свой звездный час фальшивомонетчиками. Купюры достоинством в 25 руб легко переделывались в 75-рублевые. С мишенью защиты от фальсификаций такие ассигнации в 1771 году были изъяты из обращения. Их выпуск прекратился навсегда. Наказанием для махинаторов объявлялась тленная казнь.

Одновременно правительство обнародовало манифест об учреждении в Петербурге и Москве отделений Ассигнационного банка для обмена бумажных купюр на медь. В указе отмечалось, что ассигнации имеют хождение наряду с монетой и людям, предъявлявшим их, должны были немедленно выдаваться деньги в надлежащем количестве. При этом выпуск бумажных купюр не должен был превышать наличную сумму звучной монеты, имевшейся в банке. Изначальный капитал Ассигнационного банка составлял 1 млн руб медных денег — по 0,5 млн руб. в столичном и московском филиалах, каким рекомендовалось взять необходимую сумму в упраздненном Медном банке. Металлический фонд полностью обеспечивал эмиссию бумажных банкнот.

«Выдаваемые в публику из тех пунктов на разные суммы печатныя с подписанием обязательства разных наименований добровольно между народа употребляются так, как наличныя монеты,

не имея однако же сопряженных с нею тягостей в транспортированию и трудностей в збережении их, знатно облегчают самым дело обращения денег», — объяснялось подданным империи.

Первым директором Петербургского и Московского ассигнационных банков был назначен граф Андрей Шувалов, энергично взявшийся за ответственную работу. Он разработал и осуществил проект их объединения в один банк — Дворянский заемный. Шувалов утвердил план пополнения казны, предложив повысить выпуск ассигнаций до 100 млн руб и связать их обращение с кредитными операциями, что, по его мнению, должно было обеспечить покупательную способность банкнот.

Для облегчения мены ассигнаций в 1770-е годы были открыты отделения банка в Ярославле, Смоленске, Нижнем Новгороде, Тобольске, Иркутске, Казани, Риге и иных крупных городах империи. С 1771-го Ассигнационным банкам дозволялось принимать вклады от частных лиц из 5% и раздавать их в ссуды в размере 10-25 тыс. руб любая.

Из-за дефицита драгоценных металлов ассигнации обменивались только на медь. Бумажные деньги крепко привязявались к медной монете, какая утрачивала свое значение и становилась лишь разменным средством. В начале существования новой денежной системы этот диспаритет еще не мог мощно влиять на покупательную способность нового, не обеспеченного золотом или серебром рубля.

С 1780 года запрещался ввоз и вывоз ассигнаций за рубеж. Бумажный рубль переставал быть конвертируемым.

Увеличивалась эмиссия ассигнаций, и со второй половины 1780-х годов началось острое понижение курса бумажных денег, потянувшее за собой и свой разменный эквивалент — медные монеты. Появились ножницы цен, отныне в краю существовали две независимые денежные единицы: серебряный рубль, обеспеченный запасами драгметалла в казне и равный 100 серебряным копейкам и ассигнационный рублевка, не обеспеченный ничем, кроме доверия населения к власти, и равный 100 медным коп. Усиленный выпуск ассигнаций, превысивший обеспечение, привел к непрерывному падению курса, которое только усиливалось на фоне нестабильности в экономике и войн.

Источник

Материал полезен?