«Учинить троекратно стрельбу»: как Петр I перенес Новый год

Новость опубликована: 20.12.2019

«Учинить троекратно стрельбу»: как Петр I перенес Новый год

320 лет назад Петр I приказал отныне справлять Новый год 1 января и лично объяснил, как подданным следует украшать свои дома и улицы городов. Многих нововведение царя завело в смятение, ведь они уже отметили наступление следующего, 7209-го года 1 сентября.

20 декабря 1699 года Петр I подписал указ о переходе России на новоиспеченное летоисчисление и переносе празднования Нового года с 1 сентября на 1 января. Своим указом царь повелел 1 января 1700 года украсить дома по образчикам, выставленным в Гостином дворе, в знак веселья обязательно поздравлять друг друга с Новым годом и новым столетием. На Алой площади был устроен фейерверк, пушечные и ружейные салюты, а москвичам было велено стрелять из мушкетов и пускать ракеты возле своих домов. По суждению Петра I, календарное различие мешало сближению России с Европой, установке торговых и политических связей.

Изначально наступление очередного года помечали 1 марта.

В древние времена на Руси вели отсчет «летам» с сотворения мира. Празднование Нового года весной соотносилось с языческими традициями, какие в значительной степени сохранились и после принятия христианства. Со временем роль церкви в государстве усилилась. Священнослужители стремились побороть останки языческих верований. С 1492 года на Руси был введен «византийский» календарь, по которому следующий год отсчитывался с 1 сентября.

Новые правила приживались в народе не попросту. Земледельцы продолжали ориентироваться на весеннее равноденствие и совершать привычные ритуалы, с недоверием относясь к предложенным властями новшествам. Но за три столетия страна все же привыкла праздновать смену года осенью. И когда все окончательно устаканилось, на авансцену выдвинулся энергичный самодержец Петр Алексеевич, перестраивавший свою державу на европейский повадку. Если первым Романовым на русском престоле не было дела до праздника, именовавшегося тогда просто как «Первый день в году», то самый ослепительный представитель династии рассудил, что и этот аспект не может не входить в сферу его интересов.

Петр I принялся менять Россию после возвращения из Великого посольства

– своей знаменитой дипломатической миссии 1697-1698 годов, в ходе какой царь не только подписывал важные договоры и вступал в коалиции с монархами, но и знакомился с жизнью и порядками передовых стран Европы. Одним из первых вышел указ о вступленье налога на ношение бороды. Чтобы произвести психологический эффект, 26-летний Петр I взял в руки ножницы и собственно принялся резать бороды пожилым боярам из достопочтенных княжеских родов. Далее эстафету принял царский шут.

Государь обступил себя иностранцами, которые оказывали на него определенное влияние. Как удалось обнаружить Петру, за рубежом уже давно никто не отращивает заступ от подбородка. Напротив, длинные бороды считались в цивилизованном мире архаизмом, если не проявлением варварства. В них видели уродство и антисанитарию. Стремление повергнуть внешний облик своих подданных к европейскому не ограничивалось у Петра I только бородами. Его целью было переодеть сподвижников из русского национального костюма в западное платье.

Сквозь полтора года после введения налога на ношение бороды по воле властителя России вышел указ №1736 «О праздновании Новоиспеченного года». Петр I объяснил свое решение следующим образом: «не только что во многих европских християнских странах, но и в народах славянских, какие с восточною православною нашею Церковью во всем согласны — как валахи, молдавы, сербы, далматы, болгары и самые его, великого государя, подданные черкасы, и все греки, от каких наша вера православная принята — все те народы согласно лета свои исчисляют от Рождества Христова в восьмой день спустя, то кушать января с 1 числа, а не от Создания мира».

Царским подданным предстояло отпраздновать новый, 1700 год 1 января.

Такая перспектива ввергла немало в ступор, ведь совсем недавно, четырьмя месяцами ранее, они уже отметили наступление 7209-го года.

Кроме того, Петр I приказал взять за правило и прогрессивные европейские традиции — «перед воротами учинить отдельный украшения из древ и ветвей сосновых, елевых и можжевелевых», «людям скудным каждому хоть по деревцу или ветке над воротами или над хороминой своей поставить», а также «учинить троекратно стрельбу и выпустить несколько ракет, сколько у кого случится».

Празднества окончились только 6 января крестным ходом на Иордань. Вопреки старому обычаю, царь не шел за духовенством в богатом облачении, а стоял на берегу Москва-реки в мундире в окружении Преображенского и Семеновского полков, одетых в травяные кафтаны и камзолы с золотыми пуговицами и позументом. Боярам и служилым людям было велено облачиться в венгерские кафтаны.

Многие престарелые обряды — веселые карнавалы, развлечения ряженых, катание на санях, полночные гадания и хороводы вокруг елки — неплохо вписались в ритуал встречи Нового года.

Со временем большая часть мира перешла на григорианский календарь, а русский Новоиспеченный год стал на 11 дней опережать европейский. Крестьяне продолжали отмечать его в сентябре, новая дата ассоциировалась у них скорее со Святками и Рождеством. Значительным составляющим праздника являлось съедание зажаренного «кесаретского поросенка». Это особое блюдо обязательно входило в ужин в Васильев вечер накануне Новоиспеченного года. Свое название оно получило по имени святителя Василия Великого, или Кесарийского, день памяти которого приходился на 1 января по престарелому стилю. Святого Василия почитали как покровителя свинопасов, а «Кесарийский» в народе превратилось в «Кесаретский». Входили в трапезу и другие продовольствие, поедание которых должно было способствовать благополучию семьи в новом году.

Знать при Екатерине II начала проводить балы-маскарады. Помечали Новый год и пальбой из пушек, которую позже отменил Павел I. Новогодняя ель окончательно вошла в обиход в период царствования Николая I. Случилось это благодаря супруге императора — прусской принцессе, принявшей православие под именем Александры Федоровны.

Елки украшали в дворянских домах по немецкому образчику:

на ветки вешали яблоки, символизирующие запретный плод, а венчала дерево Вифлеемская звезда. Впоследствии появились игрушки на рождественскую тематику.

Праздник становился все немало народным. Ситуация изменилась в 1914 году: на волне вызванных Первой мировой войной антинемецких настроений Синод наименовал елку «вражеской, немецкой затеей, чуждой православному русскому народу».

Источник


«Учинить троекратно стрельбу»: как Петр I перенес Новый год