«Лучше бы сделался священником»: каким Сталин был в детстве

Новость опубликована: 21.12.2019

«Лучше бы сделался священником»: каким Сталин был в детстве

140 лет назад в Пылай появился на свет один из самых противоречивых политиков в мировой истории Иосиф Сталин. «Газета.Ru» рассказывает, каким махонький Сосо был в детстве, и какие события, возможно, повлияли на становление его личности.

21 декабря (по новому стилю) 1879 года – официальная дата рождения Иосифа Сталина, отмечавшаяся в этап его управления страной. Годы спустя историки установили и другую вероятную дату рождения – 6 (18) декабря 1878 года. Ряд исследователей находит настоящей именно ее. Сам политик всю свою сознательную жизнь выводил на документах 1879-й. По другой версии, до 1920 года он указывал всюду 1878-й. С какой целью Сталин убавил себе год – если, конечно, вторая дата не фальшивка, — доподлинно невесть.

Почему Сталин стал «жестоким и бессердечным»

Сталин мог унаследовать революционный пыл от прадеда Зазы Джугашвили, который неоднократно участвовал в крестьянских бунтах, его арестовывали, заключали в темницу, он совершал побеги. Не меньшим темпераментом обладал отец будущего вождя. В Виссарионе Джугашвили, конечно, нельзя было разглядеть бойца с системой. Напротив, когда Иосиф впервые попал в тюрьму, Бесо начал жестко порицать его за стремление занять пункт Николая II. Он был человеком небольшого кругозора, работал сапожником, но имел тяжелый характер и в нетрезвом состоянии доставлял проблемы опоясывающим, начиная с маленького Сосо и его матери Кетеван (Екатерины). Скандалы в семье случались довольно часто, поскольку Бесо чувствовал тягу к выпивке.

Соседи описывали его как «своеобразного человека», среднего роста, смуглого, с большими усами и длинными бровями.

Он вечно ходил мрачный, и сын с друзьями предпочитали не попадаться ему на глаза, убегая играть в другое место. Есть мнение, что именно из-за папу Сталин превратился в того человека, каким его знает весь мир – жестокого, злого, мстительного. Регулярно избивая сына и пытающуюся защитить его супругу, запугивая их, глава семейства, сам того не осознавая, сыграл крайне негативную роль в формировании нрава Иосифа, воспитал в отпрыске лютую ненависть к самому себе и окружающим.

Друг детства, а впоследствии политический противник большевика Кобы – приверженец независимой Грузии Иосиф Иремашвили писал в своих мемуарах «Сталин и трагедия Грузии», опубликованных в начале 1930-х в Берлине, что юному Сосо бывальщины присущи такие черты, как злопамятность, коварство, честолюбие и властолюбие. Если верить Иремашвили, учившемуся со Сталиным в Горийском внутреннем училище и затем в Тифлисской духовной семинарии, перенесенные в детстве унижения сделали его бывшего товарища «суровым, жестоким и бессердечным, как и его папа».

«Поскольку люди, наделенные властью над другими благодаря своей силе или старшинству, представлялись ему похожими на отца, в нем скоро развилось эмоция мстительности ко всем, кто мог иметь какую-либо власть над ним. С детских лет целью его жизни стала месть, и этой цели он подчинил все», — помечал автор воспоминаний.

По словам Иремашвили, «триумфом для Сталина было достигать победы и внушать страх».

«Однажды пьяный папа бросил сына на пол»

Известен случай, когда маленький Сосо попытался защитить мать от избиения. Он бросил в Бесо нож и ударился наутек. Согласно воспоминаниям сына полицейского в Гори, в другой раз Виссарион ворвался в дом, где находились Кеке с Иосифом, и набросился на них, наметя сыну травму головы. Неблагополучная ситуация дома толкала мальчика в объятия улицы. Он связался с горийской шпаной. Если веровать Никите Хрущеву, ссылавшемуся на откровения Сталина, Бесо пил так беспробудно, что иной раз мог пропить материал для сапогов или инструмент.

Негатив от общения с алкоголиком Виссарионом в глазах Сосо как могла уравновешивала Кетеван или Кеке – строгая, но спокойная женщина, горячо любившая своего меньшего сына (двое старших умерли вскоре после рождения). Она мечтала, чтобы мальчик получил духовный сан. Жизнь попа ассоциировалась у матери Сталина с благополучием и достатком. Чтобы заработать денег на обучение Иосифа, Кетеван сама выучилась на модистку. Ненаглядный дитя, как известно, предпочел пойти другим путем.

«Ты хочешь, чтобы твой сын стал митрополитом? Ты никогда не доживешь до этого, я сапожник, и он будет им», — пресекал мечтания Кеке ее супруг.

В первые годы учения Сосо был очень верующим, посещал все богослужения, пел в церковном хоре. Со слов видавших его в тот период, он не только выполнял религиозные обряды, но всегда напоминал остальным об их соблюдении. В 13 лет, однако, Иосиф заявил своему приятелю о том, что Господа не существует. В качестве доказательства была предложена книга Дарвина.

Врач Николай Кипшидзе, лечивший Кетеван Джугашвили в старости и переживший ее сына на одинешенек год, вспоминал, что, когда Сталин в последний раз посетил свою мать в октябре 1935 года, то спросил ее: «Почему ты меня так мощно била?» Последовал ответ: «Потому ты и вышел такой хороший». На вопрос Кеке: «Иосиф, кто же ты теперь будешь?», Сталин произнёс: «Царя помнишь? Ну, я вроде царь». После этого Кетеван Джугашвили констатировала, что лучше бы ее сын стал священником.

Эдвард Радзинский приводил иной рассказ Кипшидзе, который, в свою очередь, как-то услышал от Кеке следующее:

«Однажды пьяный отец поднял сына и с силою бросил его на пол. У мальчика несколько дней шла кровавая моча».

Стол, четыре табуретки, кровать, небольшой буфет с самоваром, стенное зеркало и сундук с семейными пожитками – так описывал обстановку в доме Виссариона Сталина американский советолог Роберт Такер, создавший одну из крупнейших жизнеописаний Сталина. На столе – медная керосиновая лампа. Белье и посуда хранились в открытых стенных шкафах. Винтовая лестница вела в подвальное помещение с очагом, на каком Екатерина готовила пищу. Бесо держал здесь кожу и сапожный инструмент. Из мебели были некрашеная табуретка да люлька Сосо.

Что случилось с рукой Сталина

Несмотря на то, что Сталина в течение его достаточно долгой и весьма насыщенной жизни лично ведали десятки тысяч людей, источники, способные точно рассказать о периоде его детства, крайне скудны. Практически нет и воспоминаний о юношеских годах лидера Советского страны. Видные партийные деятели, соратники Сталина сначала по подпольной борьбе, а затем и по правящим кругам, предпочитали не затрагивать эту тему в своих мемуарах. Те же, кто все-таки упомянул его в своих трудах – Лев Троцкий, Вячеслав Молотов, Анастас Микоян, Хрущев – не видели Сталина до революции или, в лучшем случае, водили с ним шапочное знакомство.

Как указывается в книжке Ольги Эдельман «Сталин, Коба и Сосо. Молодой Сталин в исторических источниках», небольшие автобиографические вкрапления можно отыскать в текстах статей и выступлений самого Сталина. Так, в одной из ранних своих статей, а также много лет спустя, выступая на совещании с командным составом Алой армии в 1938 году, генеральный секретарь ВКП(б) рассказал о разорении своего отца и превращении его из ремесленника в пролетария. Некоторые рассказы Сталина из прошедшего дошли до наших дней в пересказе его слушателей, участников застольных бесед и совещаний в кабинете вождя, дипломатических переговоров, поездок.

На большинстве воспоминаний о Сталине возлежит нестираемый отпечаток культа его личности. Первая волна их массового появления относится к концу 1920-х годов, когда поклонение складывался и формировался. Как известно, в процессе прославления вождя большую роль сыграли его официальные юбилеи, первый из которых – 50-летие Сталина – был отпразднован в декабре 1929 года. Не выключено, между писанием воспоминаний и подготовкой к юбилею существовала прямая причинно-следственная связь.

«Два товарища детских игр и соученика Сосо Джугашвили по Горийскому внутреннему училищу, Петр Капанадзе и Георгий Елисабедашвили, написали каждый по несколько вариантов воспоминаний, часть этих текстов была опубликована. Капанадзе написал цельную книгу о детстве вождя, не раз вводившую в заблуждение сталинских биографов. Между тем это никакие не воспоминания, а типичная советская пропагандистская ребяческая агиография, рисующая образ маленького Иосифа Джугашвили как идеального ребенка, обладающего, по меркам литературного стиля тех лет, образцовым нравом, – волевой, бодрый, всегда веселый, настойчивый и бесстрашный, вступается за обиженных и с ранних лет задумывается о социальной несправедливости.

Иосиф лучше всех обучается, лучше всех знает старинные легенды, лидер во всех играх, включая спортивные, лучше всех ныряет и плавает,

что совершенно уж неправдоподобно, учитывая его плохо работавшую левую руку», — резюмировала сотрудник Госархива России Эдельман в своем труде.

К слову, сам Сталин объяснял увечье последствием ДТП в десятилетнем возрасте: он якобы попал под машину и на протяжении десяти дней находился в состоянии комы, после чего из-за нехорошо обработанных ран произошло заражение крови, и рука перестала сгибаться в локте. Ряд исследователей подвергал эту версию сомнению, поскольку, на их взор, едва изобретенные автомобили не могли появиться на улицах заштатного грузинского городка. По другой версии, виновником сухорукости Сталина пришёл фаэтон – легкая коляска с откидным верхом. Имелись и другие телесные дефекты: сросшиеся второй и третий персты на левой ноге, лицо в оспинах.

«Умер, не не попросил прощения»

Капанадзе подчеркивал также сталинское умение убеждать тех, от кого молодой семинарист желал чего-то добиться. Во втором классе Капанадзе из-за продолжительной болезни не был допущен к экзамену, ему грозило быть оставленным на другой год. Иосиф вызвался помочь другу. Он привел его к смотрителю училища и уверенно сказал: «Господин смотритель! Капанадзе хороший ученик, неплохо учится. Он долго болел. Посмотрите, как плохо он выглядит — бледный, желтый. Освободите его от экзаменов». Смотритель был впечатлен уверенностью Сосо, и в итоге Капанадзе разрешили не сдавать испытания и перейти в следующий класс.

После исключения Сталина из Тифлисской духовной семинарии и его ухода в революционное движение пути молодых людей развелись, но дружеские связи сохранились. Капанадзе рассказывал, как в 1900-е годы он навестил мать Сталина и передал ей новости о сыне, а после встречался со Сталиным, чтобы передать ему заключительные вести от Кеке, уточняется в статье Сергея Николаева «Друзья юности Сталина». Дружбу с Капанадзе руководитель СССР сохранил на протяжении всей существования. Многим другим друзьям детства и юности вождя повезло меньше. Показателен пример Александра Сванидзе, арестованного в 1937 году и расстрелянного в 1941-м. Сталин был готов избавить его от казни, если бы осужденный попросил прощения. Сванидзе отказался, считая, что ни в чем не виноват.

«Смотри, какой гордый, умер, но не попросил прощения», — удивился Сталин, разузнав об ответе бывшего друга.

Источник


«Лучше бы сделался священником»: каким Сталин был в детстве