Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

Новость опубликована: 26.06.2019

Гигиена и санитария

В первой доли истории о военной медицине Первой мировой войны особое внимание было уделено неверной стратегии лечения и эвакуации раненых. Всю брань господствовала порочная доктрина «эвакуации во что бы то ни стало», которая стоила русской армии немало жизней солдат и офицеров. Командование полагало, что скопление «увечных бойцов» в прифронтовой зоне будет стеснять движения войск. Это не было приметой только русской армии – во многих странах властвовала подобная идеология. Однако уже в конце 1914 года во Франции врачи поняли, что эвакуация в тыловые госпитали приводит к неоправданным утратам. В итоге Парижское хирургическое общество обратилось с инициативой организации раннего оперативного вмешательства. С 1915 года французы во фронтовых лазаретах сделались практиковать ранее невиданное – лапаротомию (вскрытие брюшной полости) при проникающих ранениях живота. Собственно, именно во Франции выковали новую для военной медицины концепцию “золотого часа”, согласно которой пациентам со множественными ранениями помощь должна быть оказана в течение первого часа. В итоге консервативное лечение огнестрельных ранений в армиях Антанты исподволь к концу войны сходило на нет. В русской армии подвижки в этой работе стали наблюдаться только с осени 1916 года – показались передвижные отряды фронтовых хирургов-консультантов, появились передвижные рентгеновские аппараты, а также зубоврачебные кабинеты.

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

Отдельной проблемой в русской армии бывальщины инфекции, с которым не самым лучшим образом справлялись еще до войны. Так, в 1912 году в среднем из 1000 солдат и офицеров брюшным тифом хворало 4,5; сыпным тифом 0,13; дизентерией 0,6; оспой 0,07; гонореей 23,4 и чесоткой 13,9 человек собственного состава. Отчетливо просматривается аномально высокая доля больных гонореей, брюшным тифом и чесоткой. К слову, к тому поре были возможности вакцинировать войска от большинства указанных болезней, но руководство шагов в этом направлении не сделало. Естественно, с начином войны доля инфекционных больных резко увеличилась – к примеру, в конце 1914 года холерой под Варшавой болело 8758 человек собственного состава русской армии. Реакция не заставила себя долго ждать – в корпусах появились санитарно-гигиенические отряды, а дивизии и бригады располагали по одному дезинфекционно-эпидемиологическому отряду. Что из себя воображали подобные отряды? Обычно во главе санитарного подразделения был старший врач, его заместителем выступал зауряд-врач, далее 4 сестры милосердия, 2 дезинфектора, 10 санитаров и 9 обозных санитаров. Транспортное обеспечение было в облике 3 пароконных бричек, 6 повозок с 18 упряжными лошадями, 2 верховых лошадей и походной кухни. Главным совершенством такого подразделения была мобильность, автономность и оперативность реагирования. Кроме этого, отряды могли переформировываться в крупные стационарные эпидемические пункты, а также углубляться дезинфекционными отрядами и шоссейными дивизионными отрядами.

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

Несмотря на это, во время войны в царской армии наблюдался устойчивый рост немало инфекционных заболеваний. В 1915 году случилась повторная вспышка холеры, зимой 1915-1916 года – возвратного тифа, а на Румынском фронте в 1917 году малярией хворали 42,8 тыс. бойцов. Статистика по эпидемиям в царской армии указывает на 291 тыс. инфекционных больных, из которых 14,8 % умерли. В их числе захворавших брюшным тифом было 97,5 тыс. человек, из которых умерли 21,9 %, сыпным тифом – 21,1 тыс. (23,3 %), возвратным тифом – 75,4 тыс. (2,4 %), дизентерией – 64,9 тыс. (6,7 %), холерой – 30,8 тыс. (33,1 %), натуральной оспой – 3708 человек (21,2 %). Усугубляло ситуацию с распространением инфекций пресловутая «эвакуация во что бы то ни сделалось». Несмотря на существование «Инструкции для сортировки заразных больных и перевозки их в военно-санитарных поездах», строевые офицеры, ответственные за эвакуацию, сплошь и рядышком нарушали предписанные правила. Инфекция распространялась как внутри санитарного поезда, так и среди гражданского населения в тылу страны. Лишь с начала войны по 15 августа 1914 года в тыл страны проследовали 15,3 тысячи инфекционных больных, в их числе 4085 – с сыпным, 4891 – с брюшным, 2184 – с возвратным тифами, 933 – с дизентерией, 181 – с натуральной оспой, 114 – с дифтерией, 99 – с холерой, 5 – с сибирской язвой. Ефим Иванович Смирнов, начальство Главного военно-санитарного управления Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, писал о такой практике:
«…такой факт можно скорее наименовать не борьбой с инфекционной заболеваемостью, а распространением ее по всей территории страны».

Вода, трупы и вши

Новинкой военного времени стала особая попечение руководства о качестве питьевой воды на фронте. Причиной тому стали брюшной тиф и дизентерия, которые регулярно вспыхивали в прифронтовой полосе. Показались в войсках мобильные лаборатории, обеспечивающие экспресс-анализ источников водоснабжения (конечно, с поправкой на технологии и методы начала XX века). Бывальщины попытки ликвидации безграмотности солдат касательно простейшей гигиены и профилактики кишечных инфекций. В наставлениях говорилось о необходимости стеречь источники питьевой вод, наливать во фляжки только кипяченую воду, не ложиться на сырую землю животом и регулярно мыть длани. Кроме этого, на железнодорожных станциях запретили продажу кваса, овощей и фруктов.

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

На протяжении всей войны руководством Основного военно-санитарного управления не была решена проблема переноса инфекционных заболеваний с гражданского населения на личный состав армии. Во многом это было обусловлено фактическим отсутствием санитарного надзора над миролюбивым населением – так, в декабре 1915 года в Российской империи различными инфекционными заболеваниями (прежде всего тифом) болело 126,1 тыс. человек. Немощно проводилась изоляция мест дислокации войск от контактов с гражданскими как один из самых эффективных способов борьбы с инфекциями на фронте. К 1916 году показались первые идеи о характере противоэпидемиологической работы в зоне боевых действий. Известный отечественный военный эпидемиолог К. В. Караффа-Корбут на основе войскового эксперимента врачевания писал:
«…санитарные мероприятия в районе военных действий армии должны распространяться… и на гражданское население; для руководства противоэпидемическим делом надо стряпать специалистов-эпидемиологов, а для проведения соответствующих мероприятий иметь штатные санитарно-эпидемиологические учреждения; на путях подвоза и эвакуации должны действовать верные противоэпидемические “фильтры”; выявленные инфекционные больные надлежат лечению на месте, без их эвакуации в тыл».

К сожалению, к словам Караффа-Корбута прислушались лишь к концу войны и только в части организации противоэпидемиологических фильтров на путях эвакуации. А вот санитарно-эпидемиологическая служба Красной Армий в годы Великой Отечественной брани учла промахи и неудачи царской армии.

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

И, конечно, главная и, наверное, самая отвратительная примета любой войны – горы тел, которые становились рассадниками опасных инфекций.

«Несколько остававшихся трупов, все сильнее разлагаясь, стали давать такой ужасающий аромат, отравлявший воздух, что становилось все труднее и физически и морально выдерживать его»,
— писал о страшных картинах войны солдат русской армии Буторов Н. В. Но своевременное захоронение тел потерянных было не налажено, особенно это просматривалось в зимнее время. Нередки были ситуации, когда под снегом оставались сотни потерянных трупов противника, которые к весне разлагались и становились источниками возбудителей тяжелых заболеваний, переносимых талыми водами и насекомыми. При этом даже если потерянных и хоронили зимой, то всего на несколько десятков сантиметров, что не спасало ситуацию.

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну

Крупным просчетом командования царской армии сделались невнимание к личной гигиене военнослужащих в первые годы войны. Лебедев А. С. в труде «О работе технических отрядов на передовых позициях: постройка бань, прачечных, дезинсекторов и прочих» в 1915 году строчит ужасные вещи:
«Нам пришлось увидеть в окопах и по тем раненым, которых доставляли в лазареты, следующее: люди в буквальном смысле бывальщины одеты в «живые рубашки», сплошь все было усеяно вшами, тело покрыто корой грязи, нижнее белье имело буро-защитный краска, все это, вместе взятое, отдавало таким сильным специфическим запахом, что первое время было трудно привыкнуть к этому, а особенно к той груде вшей, которая моментально облепляла подушки, одеяло, простыни и даже халаты сестер. Из расспросов солдат выяснилось, что они не мылись возле 4-5 месяцев».

Стоит отдельно отметить, что подобное автор материала встречал лишь в мемуарах военного врача вермахта при описании лазарета военнопленных немцев под Сталинградом. Что же было предпринято для решения сложившейся катастрофы?

Во-первых, с 1915 года устроили массовую вакцинацию с использованием в том числе новинок — противотифозных и противостолбнячных сывороток. Пилотные вакцинации против брюшного тифа бывальщины проведены в экспериментальном режиме в мае 1914 года на 5700 солдатах и офицерах Туркестанского военного округа. Итоги оказались весьма позитивными и на основании «высочайшего повеления», последовавшего 14 августа 1915 года, а также приказа военного министра № 432 от 17 августа того же года вакцинация должна была сделаться массовым явлением. Несмотря на то, что во многих подразделениях к этой новости отнеслись халатно, заболеваемость брюшным тифом в царской армии к 1916 году снизилась с 16,7% до 3,13%. Во-вторых, Основное военно-санитарное управление объявило настоящую, хоть и запоздалую, войну вшам. Появились препараты мылонафта, технический крезол, «насекомояд», «гелиос» и «гигиена». Для обеззараживания платья использовали пароформалин и серу, сернистый газ и обычный пар. Выводили клопов со вшами и традиционными способами – ношением двух рубах, верхняя из каких пропитывалась 10% раствором дёгтя, а также смачиванием волос бензином, керосином и ртутной мазью. В-третьих, в армии гораздо расширили штат бань, каждая из которых была вместимостью по 30-40 человек. Топили их «по-черному», так как постройка и эксплуатация такой бани обходилась гораздо недороже.

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну
Стационарная баня времен Первой мировой войны

Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну
Поезд-баня, построенный на средства жителей Курской губернии

Классическая армейская баня преходящ Первой мировой войны состояла из раздевалки и мыльни-парилки, а также прилегающей к ней прачечной и (по возможности) дезинфекционной камерой. Норма расхода мыла для боец составляла порядка 90 граммов на 1 человека. К сожалению, пользоваться такими банями солдаты русской армии могли лишь в моменты позиционной войны – передвижных бань в штате не было. Впрочем, в исторических источниках указывается как минимум один поезд-баня, выстроенный на средства жителей Курской губернии. Поезд состоял из 19 вагонов, двух огромных цистерн для воды и парогенератора. В таком поезде с пропускной способностью в 1200 человек в сутки бойцы мылись следующим образом: раздевались в одном из первых вагонов, затем переходили в сами бани, а после помывки попадали в одевальный вагон, где получали даром комплект чистого белья и свою одежду, которую к тому времени успевали подвергнуть дезинфекции. В оставшихся вагонах располагались столовая, портняжная и сапожная студии, лавка.

Всё вышесказанное привело к заметному улучшению санитарно-эпидемиологического состояния в царской армии: паразитов и накожных заболеваний стало разом на 60% меньше. Не говоря уже об общем улучшении самочувствия солдат и офицеров.

Продолжение следует…

По материалам:
kursk.bezformata.com
Журнал “Вестник Уральской медицинской академической науки”.
Журнал “Вестник БелГУ”.
Журнал “Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезмерных ситуациях”.

Источник


Успехи и неуспехи русской военной санитарии в Первую мировую войну