В клубах ядовитого кошмара. «Отравление выпущенным немцами газом возбуждало сильную рвоту…»

Новость опубликована: 13.05.2019

Как мы ранее помечали, применение снарядов, предназначенных для распространения удушающих или вредоносных газов, было запрещено Гаагской Декларацией 17 (29). 07. 1899 г. Австро-германцы вначале обогнули эту норму, применяя не снаряды, а газобаллонный способ нанесения химических ударов. А в скором времени стали применяться и химические боеприпасы.

Газовые удары по русской обороне

Уже в декабре 1914 г. на фронте р. Равки германские армии выпускают удушливые газы, от которых пострадал ряд русских военнослужащих. Об этом эпизоде, помимо документа, упоминает в мемуарах комкор-6 В. И. Гурко.

Затем удушливые газы применялись: 20.04.1915 г. под дер. Ольшины и Розенбарк (Восточная Галиция), в крышке апреля того же года на участке Ясло — Горлицы – Фриштак. Первым массированным ударом стал эпизод 18-го мая у Болимова и Воли Шидловской.

Затем противник использовал химическое оружие 27 и 28 мая (фронт Гумин — Боржимов — Воля-Шидловская), 20 мая (вышина 902, Карпаты), 27 мая -1 июня под Ярославом, 2-го июня у дер. Керковицы (у г. Явор), 14-го июня около р. Днестр, 24-го июня вновь на фронте Суха – Воля Шидловская, в крышке июня у г. Красностав, 1-го июля близ г. Шавли, 24-го июля под крепостью Осовец.

В кампании 1916 г. русские войска вынесли химические удары 4 июня у Крево, 19 июня и 20 июля у Сморгони, 9 сентября у Нарочи, 12 сентября у Икскюля, 24 сентября у Крошин – Адаховщины и 15 ноября у Барановичей.

В клубах ядовитого кошмара. «Отравление выпущенным немцами газом возбуждало сильную рвоту…»
Жертвы немецких удушливых газов

Это выговор лишь о газобаллонных атаках. Артиллерийские химические удары с завидной регулярностью практиковались с января 1915 г. (под Боржимовым), а апогеем сделалась Рижская операция в августе – сентябре 1917 г.

Для газобаллонных атак применялись в основном хлор и частично бром — убивающие дыхательную и кровеносную системы. При отсутствии мер защиты, отравленные в подавляющем большинстве, погибали, а немногие выжившие надолго оставались убогими. Попутный ветер гнал ядовитый газ, выпущенный из баллонов, в сторону русских позиций. Густым облаком газ полз по земле, уничтожая все живое. А затем вытекали атаки соответствующим образом экипированных германских войск.

Ассортимент ядовитых начинок для артиллерийских снарядов был гораздо богаче.

Мы строчили об этом. А теперь посмотрим – как документы передают обстановку отражения газовых атак – когда русским войскам приходилось воевать в прямом смысле слова в газовом кошмаре.

Страшное 18-е мая

Из журнала военных действий Штаба 6-го Сибирского армейского корпуса. 18. 05. 1915 г. «К свету 18 мая 1915 года штаб корпуса, 3-я Сибирская дивизия и 54-й полк 14-й Сибирской дивизии продолжали оставаться в армейском резерве. На позиции, от устья реки Гниды до вышины 45,8 южнее деревни Гумин, находилась 14-я Сибирская дивизия, причем 55-й полк занимал правый боевой участок, а 53 полк — левый военный участок, имея в резерве дивизии 56 полк в деревне Червона Нива. Кроме того, в окопах на позиции были две сотни (1 и 4) 45 Донского казачьего полка.

Около 3 часов 30 минут утра противник открыл мощный ружейный и артиллерийский огонь по всему фронту дивизии, по нашим легким и тяжелым батареям, по наблюдательным пунктам и по тыловой полосе дивизии в зоне Червона Нива и Ежувка. Отдельные снаряды падали около аэростата, расположенного между Грузовым и Вискитками и в полуверсте от фольварка Орышев по шоссе от Орышева на Вискитки. Вдогонку за этим перед линией немецких окопов появилась какая-то зеленоватая дымовая завеса. Влекомая попутным ветром, она подвигалась к нашим окопам и заволакивала их. К 41/2 часам дым, оказавшийся газом, содержащим хлор, окутал не только окопы, но и ближайшие округи, включая даже такие сравнительно отдаленные от позиций места, как господский двор Орышев и посад Вискитки (и тут и там были случаи отравления газами). Будучи тяжче воздуха, выпущенный немцами газ стелился по земле, опускался в низины и окопы и держался там еще долго…

На всем пространстве от позиции до Орышева под воздействием газа пожелтели всходы яровых, цветы и в особенности только что начавший цвести клевер, у которого цветы немедленно засохли. Тем немало губительно оказалось действие газов на людях, находившихся в непосредственной близости к германским окопам, в окопах и на батареях. Применение немцами газов пришло для находящихся в окопах людей неожиданностью, и многие сначала с любопытством наблюдали появление перед немецкими окопами дыма. Затем, когда газы начали оказывать свое поступок, часть людей пыталась спастись от них, закрывая лица платками и смачивая их водой, где таковая оказывалась, а многие бросились назад по ходам извещения и напрямик, стремясь уйти от газов. Вскоре окопы и в особенности ходы сообщения оказались местами, заполненными телами отравившихся, возлежавшими в несколько рядов. Люди, отхлынувшие назад по направлению движения газов, падали по дороге. Вскоре перевязочные пункты, лазареты и лазареты в Гузове, Вискитках, Жирардове и Терезине были переполнены отравившимися. Отравление выпущенным немцами газом вызывало сильную тошноту и кровавую пену изо рта. Дыхание заболевших ускорялось чрезвычайно. Многие совершенно синели и умирали с признаками удушья. Вследствие новизны явления и массовых отравлений доктора были бессильны более радикально помогать отравившимся.

В результате, как выяснилось впоследствии, только в двух полках дивизии — 53 и 55 — за день 18 мая и последующие дни, когда газ, оставшийся в окопах, продолжал свое гибельное действие, всего из строя выбыло 33 офицера и 5752 нижних чина из общего числа 74 офицеров и 7118 нательных чинов этих полков. Особенно тяжелые потери были в 53 полку, в котором из 35 офицеров выбыло 17 и из 3788 нательных чинов — 3441 или около 90%. Из указанного выше числа офицеров, по сведениям, имевшимся в частях и госпиталях, умерло 10 офицеров, а из числа нательных чинов 849 или около 15%; однако данные эти нельзя считать исчерпывающими, так как были и случаи со смертельным исходом во пора эвакуации из госпиталей в тыл… В общей сложности потери в людях от действия газов можно было считать в круглых цифрах 6000 человек.

Выждав несколько поре, чтобы дать подействовать газам, немцы цепями и отдельными ротами перешли в атаку, направив ее главным образом на правый фланг 55 полка, на фронт Закржев, Суха; попытки надвигаться были и в других местах. Несмотря на громадные потери, из окопов 55 и 53 полков по атакующим все-таки был открыт ружейный и пулеметный пламя; открыла огонь и артиллерия, и атаки немцев были отбиты со значительными для них потерями.

Около 6 часов утра немцы сделались накапливаться у устья Гниды и успели перебросить некоторые части через реку, но утвердиться не могли и вскоре поодиночке сделались перебегать обратно. В 71/2 часов утра противник сделал еще одну попытку атаковать участок 55 полка, но и она потерпела неуспех, после чего на фронте восстановилось спокойствие, и противник начал отводить в тыл подтянутые для атаки резервы.

Против 35 армейского корпуса, бывшего от нас по соседству слева, также был выпущен газ, после чего, около 4 часов утра и позднее, около 2 часов дня и 10 часов вечера, противник пытался надвигаться в районе Воли Шидловской, но был отбит нашим огнем. Части 55 дивизии, занимавшие окопы в этом районе, понесли вящие потери людьми, впавшими в обморочное состояние от вдыхания удушливых газов. Всего выбыло из строя 26 офицеров и 3070 нательных чинов, причем, однако, процент смертных случаев был ниже, чем в 6 Сибирском корпусе.

Против 5 Сибирского корпуса, соседнего справа, по-видимому, тоже была сделана попытка впустить газ, но она не удалась, и газ до наших окопов не дошел. Попытки частичных наступлений успеха не имели.

В клубах ядовитого кошмара. «Отравление выпущенным немцами газом возбуждало сильную рвоту…»

Пленные 48 резервного полка 5 резервной дивизии 3 резервного корпуса, взятые нордовее железной дороги Сохачев-Лович 55 Сибирским полком, показали, что уже около 10 — 14 дней тому назад в окопах, на протяжении от Бзуры до Хворай Шидловской, были установлены газовые батареи, состоявшие из 8—12 резервуаров с сгущенным газом, содержавшим хлор. Батареи эти были друг от друга на расстоянии около 30 шагов. Немцы поджидали попутного ветра для того, чтобы выпустить газ на наши окопы и затем приступить наступление на фронте около 10 верст с целью овладеть нашими окопами. Немецкие офицеры пытались убедить боец, что стрельбы из русских окопов после того, как будет пущен газ, не будет вовсе. Были назначены партии, которые должны бывальщины перерезать наши проволочные заграждения; за этими партиями должны были идти атакующие части, а за ними — команды с кислородными аппаратами для приведения в эмоция заболевших от газа людей. В окопы были подтянуты резервы. Немецкие солдаты не слишком верили в действенность газов и страшились идти в атаку. Начавшаяся из наших окопов стрельба удержала большинство в окопах, а части, попытавшиеся было перейти в наступление, бывальщины встречены, как уже указано выше, нашим огнем и, понеся потери, ушли обратно в свои окопы.

Таким образом, размашисто задуманная противником операция, в которой впервые, и неожиданно для нас, были применены ядовитые газы, не удалась, благодаря стойкости и храбрости 53 и 55 Сибирских полков и казаков, отворивших, задыхаясь в ядовитых газах, стрельбу по противнику и заставивших его оставаться в своих окопах.

А вот что сказано в протоколе опроса заместителя председателя Центрального Военно-промышленного Комитета В. В. Жуковского от 30 мая 1915 года. «Мы объехали тяни пострадавший район на протяжении около 30 верст. Всех пораженных газами оказалось около 7000 человек. Все это было по фронту реки Бзуры у Воли Шидловской. По рассказам нательных чинов, офицера-командира батареи и других дело происходило так: ночью находившиеся в окопах нижние чины услышали свист и шипение, как будто гудок паровоза, раздавшийся в окопах противника. Затем оттуда, по курсу к нашим окопам, стали подвигаться клубами тучи желтовато-бурого цвета высотой выше человеческого роста. Это были удушливые газы, какие гнал ветер вдоль наших окопов на протяжении около 11/2 версты. Люди по привычке прятались в окопы, где и бывальщины, к несчастью, настигаемы газом. Они инстинктивно закрывали рот и нос чем было можно, офицер отдал по телефону приказание смачивать платки водой и дышать в них, что подлинно давало облегчение; догадавшиеся выскочить из окопов люди, примерно, человек 7 — 8 на роту, стали действовать из пулеметов по надвигающемуся врагу, и атака была отбита.

В клубах ядовитого кошмара. «Отравление выпущенным немцами газом возбуждало сильную рвоту…»
Газобаллонная атака на Русском фронте. Вид с воздуха

Переменившийся ветер погнал газы на германцев, какие и пострадали от них сами. При осмотре пораженных наших солдат я наблюдал тяжелую форму эмфиземы легких, опухоли в верхней доли груди и шеи, кожа была окрашена в синеватый цвет. Люди невыразимо страдали, и стон шел со всех сторон. Картина была потрясающая: отравленные видимо мучились и мучились более, чем после ранения, раздавались и жалобы, что бедствия этого не предусмотрело начальство и не оберегло солдат и офицеров. Наблюдалось совместно с этим и страшное озлобление против врага и жажда мести. В первый день, 18 мая, из «пораженных газами людей померло около 1400 человек. Смертность наблюдалась особенно высокой в первый период заболевания».

Продолжение следует…

Источник

Материал полезен?

В клубах ядовитого кошмара. «Отравление выпущенным немцами газом возбуждало сильную рвоту…»