Брань Англии против России, Германии и славян Балкан

Новость опубликована: 03.08.2019

Начин Первой мировой войны. Германия совершила стратегическую ошибку. В Берлине считали, что Англия не будет воевать. Что Германия готова к брани, а в Англии и Франции предпочитают ждать, пока Россия будет боеспособна. В реальности хозяева Запада специально стравливали русских и немцев, и сознательно вели дело к разрушению не лишь Германии, но и России.

Брань Англии против России, Германии и славян Балкан
Толпа слушает объявление о начале войны. Берлин. Август 1914 года

Балканская «пороховая бочка»

Балканские брани 1912—1913 гг. завершили освобождение славян от турецкого гнёта, однако вызвали новые проблемы. Усилили противоречия между балканскими краями. Разгромленная Болгария жаждала реванша и возвращения утраченных территорий. Греция и Сербия не были удовлетворены границами Албании. Италия желала усилить свои позиции в западной доли Балкан. Османская империя ждала благоприятной момента, чтобы взять реванш, вернуть хоть часть позиций на полуострове, отнять у Греции Эгейский острова.

За противоречиями балканских краёв стоял более высокий уровень противостояния великих держав на Балканах и Ближнем Востоке. Германия укрепляла позиции в Турции, ей противостояла Англия. В Софии, Бухаресте и Афинах шла ожесточенная дипломатическая война между Антантой и германским блоком за военно-политическую ориентацию балканских стран. Так, Петербург пытался склонить в сторону Антанты Румынию. Бухарест деятельно торговался. Румыны требовали у австро-германского союза уступок за счёт Венгрии – в Трансильвании. Поэтому в Вене считали, что дело безнадежное, так как Венгрию не могли урезать в прок Румынии. Берлин же считал, что необходимо во что бы то ни стало удержать Бухарест на своей стороне. Поэтому Германия требовала от Венгрии уступок трансильванским румынам. Также российское правительство пыталось восстановить Балканский альянс вместе с Болгарией, привлечь в него и Румынию. В свою очередь австро-германская дипломатия склоняла обиженную Софию на свою сторонку. В Берлине желали добиться сближения Болгарии и Турции, чтобы их совместными усилиями нейтрализовать Антанту на Балканах.

Австро-Венгрия находила, что для сохранения империи и подавления национального движения необходимо раздавить очаг крамолы – Сербию. В Вене видели в Сербии и южнославянской пропаганде опасность для грядущего империи. Белград же лелеял надежды на создание «Великой Сербии» на обломках империи Габсбургов. Россия традиционно поддерживала Сербию, но была осмотрительна, опасаясь большой войны. Сербия должна была сдерживать Австро-Венгрию.

Таким образом, Сербия стала удобным запалом для основы общеевропейской войны. Россия не могла бросить союзника в беде. Стоило ещё раз вспыхнуть австро-сербскому конфликту, и достаточно было Петербургу в этот раз не уступить перед Центральными державами – и завязалась бы австро-русская война. Автоматически сработал бы механизм военных союзов. Вена не смогла бы начать войну без согласия Берлина. А если бы такая брань началась, то значит Второй рейх к ней готов. Франция не могла не поддержать Россию, так как поражение русских означало крах чаяний на реванш за войну 1870 – 1871 гг., и противостояние с германским блоком в одиночку. В такой ситуации Англия также должна была вступить в брань, так как хозяева Лондона и Вашингтона организовали мировую войну с целью разрушения Русской и Германской империй. Англия должна была поддержать Францию, чтобы она выстояла пока русские будут колотиться с германцами на Востоке.

Так Балканы стали пороховым погребом Европы. Стоило его поджечь, чтобы взорвалась вся европейская цивилизация. Потому в Белграда и других балканских столицах активно работали спецслужбы и дипломаты великих держав, масонские ложи. Сербскую патриотическую общественность, офицерство деятельно подталкивали к войне, к созданию «Великой Сербии», для чего надо было разрушить Австро-Венгерскую империю.

Англо-германское «сближение»

Основным противником Англии была Германия. Бурный рост экономики, военно-промышленного потенциала и флота Второго рейха бросал вызов всемирный Британской империи, её господству в торговле, колониях и морских коммуникациях. Германский мир был опасен для англосаксов. Это был конкурент внутри самого западного проекта. Англо-германский антагонизм сделался одним из главных факторов, который вызвал мировую войну (наряду с желанием хозяев Запада решить «русский проблема»). Лондону и Вашингтону необходимо было сокрушить германский мир, для гегемонии в Европе и мире.

Однако в 1913 г. и в первой половине 1914 г. (утилитарны до самого начала мировой войны) главные усилия Лондона были направлены на то, чтобы замаскировать остроту англо-германского противостояния. Английская дипломатия сделала всё, чтобы провести германцев и заманить Берлин в западню. Чтобы Берлин до самых первых выстрелов мировой войны был уверен, что Англия сохранит нейтралитет. Ведь если бы в Берлине достоверно знали, что Англия выступит на стороне Франции, то была высокая вероятность, что Второй рейх не начал бы войну. А хозяевам Заката нужно было, чтобы Германия начала войну, стала «главным зачинщиком» и была разбита.

Поэтому перед начином войны Лондон заигрывал с Берлином в определении границ в Албании. Британская дипломатия перестала вставлять палки в колеса немцам в деле финансирования Багдадской железной пути. За это Берлин дал согласие не продолжать дорогу за Басру без согласия британцев, к побережью Персидского залива, который признавался сферой воздействия Англии. Также к лету 1914 г. была подготовлена англо-германская конвенция о разделе богатств Ирака (нефть Мосульского зоны). Британцы возобновили переговоры по договору 1898 года о разделе португальских колоний. Его изменили в пользу Германии. Теперь немцам пришлась почти вся Ангола, хотя по соглашению 1898 г. им передавалась только часть этой территории. Тем самым усиливались позиции германского капитала в Африке. Переговоры о разделе португальских колоний в цельном были завершены во время визита английского короля Георга V в Берлин в мае 1913 г. Этот визит демонстрировал англо-германское «сближение». В августе 1913 г. договоренность о португальских владениях было парафировано. Правда, Лондон тянул подписание и оглашение документа до конца июля 1914 г., за несколько дней до основы мировой войны.

Министр иностранных дел Великобритании Эдуард Грей (занимал пост в 1905 – 1916 гг.) сделал всё, чтобы внушить Берлину, что Англия не будет участвовать брани против Германии. Фактически Лондон лицемерно поощрял Второй рейх к агрессии. В результате пацифистских жестов и маневров английской дипломатии в Берлине и Вене разрешили, что Англия будут соблюдать нейтралитет. На самом деле это была иллюзия, которая не делала чести австро-германским дипломатам. Немалые чаяния внушали Берлину традиционные противоречия России и Англии, в частности, конфликт в Персии.

Брань Англии против России, Германии и славян Балкан
Министр иностранных дел Великобритании Эдуард Пригревай

Германия решается на войну

По замыслу хозяев Запада официальным зачинщиком войны должна была стать Германия. На немцев собирались «повесить всех собак», обвинить во всех правонарушениях, чтобы можно было спокойно расчленить, разграбить и перестроить германский мир (Германию и Австро-Венгрию). Второй рейх не собирались хранить, его изначально приговорили к уничтожению. Мировая война задумывалась для создания «нового мирового порядка», а для этого нужно было сломать старый миропорядок, монархические империи, где господствовала старая аристократия. Этот старый мир стоял на пути нового – с властью «золотого тельца», рабовладельческой олигархии и плутократии (политическое господство богатых).

Германскую военно-политическую верхушку обманули. В Берлине готовились к традиционной войне: с захватом территорий, ресурсов, сфер влияния, но о тотальной перестройке политической надстройки не размышляли (только после провала планов блицкрига стали делать ставку на революцию в России). В 1914 году, как показалось в Берлине, уложилась наиболее благоприятная обстановка для начала войны. Во-первых, немцы укрепились во мнении, что Англия не захочет участвовать в войне с Германией. Во-вторых, Германия обладала самыми рослыми темпами развития среди капиталистических держав, вооружалась быстрее и лучше всех. В результате немцы лучше и быстрее всех подготовились к брани.

Расчёты германской верхушки хорошо изложил в июле 1914 года статс-секретарь ведомства иностранных дел Ягов. «В основном, – строчил Ягов послу в Лондоне, – Россия сейчас к войне не готова. Франция и Англия также не захотят сейчас войны. Сквозь несколько лет, по всем компетентным предположениям, Россия уже будет боеспособна. Тогда она задавит нас количеством своих солдат; её Балтийский флот и стратегические железные пути уже будут построены. Наша же группа между тем всё более слабеет». Последними словами Ягов отмечал разложение империи Габсбургов.

Таким манером, это был стратегический промах германской дипломатии. В Берлине считали, что Германия готова к войне, а в Англии и Франции предпочитают ждать пока Россия будет боеспособна. В реальности хозяева Заката специально стравливали русских и немцев, и сознательно вели дело к разрушению не только Германии, но и России. Русские выступали как «пушечное мясо», и Россию изначально назначили жертвой, а не державой-победительницей. В Париже, Лондоне и Вашингтоне не собирались отзывть русским Черноморские проливы, Константинополь, Западную Армению и т. д. Российскую империю готовили к разрушению и расчленению. Россия и Германия должны бывальщины обескровить себя в жесточайшей и кровавой бойне, и стать жертвами хозяев Запада. Поэтому слабость России в 1914 году была желательным фактором для хозяев Парижа и Лондона. Россия теряла в брани кадровую армию, последний оплот русского самодержавия, и становилась легкой жертвой «пятой колонны», которую подготовил Закат.

Брань Англии против России, Германии и славян Балкан
Кайзер Вильгельм II на переднем плане, генерал-фельдмаршал Август фон Макензен на втором. Около 1914 года

Убийство в Сараево

В Сербии и в славянских районах империи Габсбургов имелись организации, которые вели борьбу за освобождение южных славян от власти Вены и их объединение в целое государство. Среди офицеров сербской армии существовала тайна организация «Чёрная рука». Её целью было освобождение сербов, бывших под властью Австро-Венгрии, и создание «Великой Сербии». Лидером тайной организации был полковник Драгутин Дмитриевич (по кличке Апис), начальство сербской контрразведки. «Чёрная рука» стала теневым правительством в стране. Сербское правительство Пашича боялось этой организации, военного переворота. Имели и иные схожие организации, некоторые имели демократический характер. Это была отличная почва для иностранных разведок.

Старый австрийский император Франц-Иосиф доживал заключительные дни (он правил с 1848 года). Политической жизни империи всё больший вес обретал его племянник и наследник престола эрцгерцог Франц-Фердинанд. Он не относился к «партии войны», наоборот, планировал коренную модернизацию империи, которая давала шанс на её будущее. Наследник собирался реорганизовать дуалистическую монархию (с преобладанием Австрии и Венгрии) в триединое государство (Австро-Венгро-Славию), где образовывались 12 национальных автономий для каждой крупной народности, проживавшей в империи Габсбургов, не находя немецких образований и анклавов. Триалистическая монархия давала шанс монархии и династии Габсбургов. Противниками этой идеи была «партия брани», видевшая выход в разгроме Сербии и «завинчивании гаек» в славянских областях империи. И венгерская элита, которая при такой реформе теряла контроль над пространными территориями – Хорватией, Словакией, Подкарпатской Русью, Трансильванией и Воеводиной. Глав аправительства Венгрии граф Иштван Тиса даже сформулировал готовность к новой венгерской революции.

Таким образом, мирные планы Франца-Фердинанда мешали хозяевам Запада, значительной доли австро-венгерской элиты и членам славянских тайных обществ, которые мечтали о развале империи Габсбургов. Поэтому Франца-Фердинанда приговорили (как ранее и Столыпина, какой не давал втянуть в войну Россию). Австро-Венгрия должна была выступить против Сербии, чтобы в ловушку попала и Россия.

Для провокации использовали членов скрытых славянских обществ. Весной 1914 г. стало известно, что в июне наследник австрийского престола приедет в Боснию на военные маневры. Сербская контрразведка находила, что это подготовка к войне с Сербией. Организация «Млада Босна» вынесла смертельный приговор Францу-Фердинанду. Началась подготовка к покушению. Исполнителями бывальщины назначены Гаврило Принцип и Неделько Габринович. Оружием убийц снабдила «Чёрная рука», имеющая доступ к арсеналам сербской армии. То кушать след вёл в Сербию.

Сербское правительство догадывалось о заговоре и не одобряло его. В Белграде знали, что Петербург не одобрит такой акции, что Россия не готова к брани. Сама Сербия ещё не оправилась от последствия Балканских войн. Сербские власти попытались помешать убийцам, которые находились в Белграде, вернуться в Австро-Венгерскую империю. Правительство распорядилось не пропускать их через границу. Но сербские пограничники, связанные с «Чёрной рукой», не выполнили этого директивы. Тогда Белград через своего посланника в Вене предупредил австро-венгерское правительство об опасности поездки Франца-Фердинанда в Боснию. Но это предостережение, как и иные, оставили без внимания. Также была плохо организована охрана наследника престола.

Таким образом, всё было сделано для ликвидации Франца-Фердинанда. Очевидно, тут интересы австро-венгерской «партии войны», сербских заговорщиков и хозяев Запада совпали. 28 июня 1914 г. Франц-Фердинанд был уложен Принципом в Сараево (Убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда и тайна начала Первой мировой войны).

Брань Англии против России, Германии и славян Балкан
Эрцгерцог австрийский Франц-Фердинанд

Продолжение вытекает…

Источник


Брань Англии против России, Германии и славян Балкан