«Хуже всех дьяволов»: как Луначарский устраивал вакханалии

Новость опубликована: 14.09.2019

«Хуже всех дьяволов»: как Луначарский устраивал вакханалии

Нарком просвещения Анатолий Луначарский весьма любил балерин, хотя и подозревался в нетрадиционной сексуальной ориентации, и, если верить исследователям, закатывал в своем особняке вечеринки, перераставшие в вакханалии. С одного из таких приемов списал бал Сатаны в «Мастере и Маргарите» Михаил Булгаков, которого Луначарский нещадно критиковал на «контрреволюционность».

Романы с танцовщицами

Не секрет, что многие бонзы раннего СССР питали слабость к хорошеньким балеринам. Ничем не отличался от своих товарищей по партии Анатолий Луначарский — первоначальный нарком просвещения, основоположник пролетарской литературы, борец с Федором Достоевским, ненавистник Михаила Булгакова. Уже занимая высокий пост, он закрутил роман с Чаянием Надеждиной. Официальный брак с Натальей Розенель его при этом нисколько не смущал. Нравы в ту эпоху были достаточно смелыми. Моральная сторонка вопроса мало кого волновала. Над советскими людьми, и наркомы не исключение, властвовал принцип провозглашенной Александрой Коллонтай независимой любви.

В 1924 году Надеждина родила Луначарскому дочь. Ей самой тогда едва исполнилось 20, ему было под 50.

Впоследствии девица прославилась еще и как балетмейстер и педагог, удостоившись звания народной артистки СССР, Сталинской премии и почетного звания Героя Соцтруда. Признание пришагало к ней спустя десятилетия – уже при Леониде Брежневе. Иосиф Сталин, как известно, Луначарского очень не любил. Вероятно, его отношение проецировалось и на людей, ближних к распутному наркому.

Следующей фавориткой Луначарского стала основательница «синтетического» направления в танце Инна Чернецкая. В 1920-е она имела в Москве собственную студию и, что именуется, гремела среди бомонда своим новаторским подходом. Ходили слухи, что взлетом она была обязана Луначарскому.

Совпадение или нет, но проблемы в ее карьере завязались в 1929 году, когда «благодетеля» сместили с наркомовского поста и назначили на малофункциональную должность председателя Ученого комитета при ЦИК.

«Он трус и чистюля»

У Чернецкой отобрали помещение студии, а квартиру уплотнили. Прилагались усилия, чтобы ее портрет не присутствовал на модных афишах. Все это пора Луначарский продолжал состоять в официальном браке с актрисой и переводчицей Розенель. Впрочем, как глубокомысленно заметил Сталин в одном из кинофильмов, любовницы в ту пору были у всех. Любопытно другое: разные авторы подозревали наркома просвещения в нетрадиционной ориентации. В ключах встречаются сведения о том, что товарищи по партии называли Луначарского «педерастом». Он же объяснял «темным людям», что свобода должна существовать во всем, вводя выбор пола партнера для любви.

Крайне негативную характеристику деятельности Луначарского на посту главы Наркомпроса оставил беллетрист Леонид Андреев, скончавшийся в 1919 году и многих событий не заставший.

«Большевизм съел огромное количество образованных людей, умертвил их физиологически, уничтожил морально своей системой подкупов, прикармливания, — отмечал он. –

В этом смысле Луначарский со своим лисьим хвостом ужаснее и хуже всех других Дьяволов из этой свирепой своры.

Он трус и чистюля, ему хочется сохранить приличный вид и как можно вяще запутать людей, зная, что каждое новое «имя», каждый профессор, ученый интеллигент или просто порядочный человек соответственно уменьшает его собственную ответственность. Если даже Нерона многие одобряют за любовь к искусству, то как же ему, Луначарскому, не создать некоего «золотого столетия», рая художников и режиссеров, рая, который так приятно контрастирует с черной чрезвычайкой и придает ему вид исключительного джентльменства. Светлый луч в темном царстве — так, вероятно, он сам мыслит про себя, ибо кроме итого он человек пошлый и недалекий.»

Латунский из «Мастера и Маргариты»

Но интереснее прочих история, рассказанная Рене Буве, французским исследователем творчества Булгакова. Если веровать ему, прообразом бала Сатаны в «Мастере и Маргарите» послужили вовсе не приемы в американском посольстве, а вечеринки в особняке Луначарского в Денежном переулке. Ситуации добавляет комичности то обстоятельство, что нарком находил Булгакова наиболее «контрреволюционным» писателем и всячески критиковал его творчество. Тем не менее, историк Буве утверждал, что писатель бывал на зачислениях, перераставших в оргии, и внимательно наблюдал, атмосферно описав все увиденное в своем труде.

По словам слависта, Булгаков был поражен, увидав, как дамы ведут вполне светские беседы с мужчинами во фраках и костюмах. На самих гостьях из одежды были только туфли и вплетенные в прически перья.

Кушать мнение, что Луначарский был выведен в романе в образе критика Латунского, который затравил Мастера, совсем как нарком Булгакова.

Запоздалее по сюжету его роскошную квартиру разгромила Маргарита.

Отношение писателя к наркому наглядно демонстрирует, что на Латунском Булгаков не остановился. Так, председатель «Акустической комиссии московских арен» Семплеяров, любовные похождения которого на сеансе черной магии в театре «Варьете» разоблачает Коровьев, тоже списан с Луначарского.

Историк и современник наркома Юрий Готье в своих заметках именовал Луначарского – «Лупанарским» (лупанариями в Древнем Риме назывались публичные дома).

«Товарищ Лупанарский— педераст, имеющий ближайшие дружеские связи с некоторыми известными футуристами», — формулировал профессор Московского университета, репрессированный в 1930 году по «делу Академии наук».

Ключ


«Хуже всех дьяволов»: как Луначарский устраивал вакханалии