Заход горской милиции

Новость опубликована: 04.10.2019

Горская милиция. Крымская брань «мобилизовала» около 30 тысяч воинов горской милиции. Чрезвычайной активностью отличились жители грузинских княжеств, среди каких выделялась Гурия (Гурийское княжество), располагавшееся на западе современной Грузии и граничащее с Османской империей, от которой и страдала. Из 50 грузинских сотен 32 бывальщины укомплектованы дворянами и крестьянами из Гурии. Учитывая добровольный характер ополчения, эти цифры говорят сами за себя. Кстати, гурийская милиция ещё в 1809-м году отличилась в сражениях при взятии Потийской крепости, принадлежавшей по факту османам. Угроза нашествия турок на Кавказ отозвалась подъёмом количества охотников на вступление в ряды иррегулярных формирований.

Заход горской милиции

Грузия, Армения, Кабарда и земли современного Азербайджана, Дагестана и Чечни откликнулись на зов Российской империи в половине XIX века. При этом учитывалась национальная специфика. Так, Табасаран, Авария, Казикумухское, Кубинское и Кюринское ханства, выставляя своих бойцов, хранили внутри отрядов особый устав. Сотню (по штату – 124 всадника) возглавлял сотенный командир со своим помощником и советником, дальше следовали четыре наиба (заместителя) и восемь векилей (урядников). Каждому бойцу было положено соответственное чину жалование.

Препирательства вокруг обоснованности наличия горской милиции

Как ни странно, но и сейчас ведутся споры вокруг самой необходимости формирования горской милиции. При этом критики такого подхода не предлагают никакого иного альтернативного способа интеграции крайне разобщённого Кавказа в Россию. А степень разобщённости была и, к сожалению, отчасти остаётся колоссальной. Лишь в рамках империи Кавказ способен к самореализации.

Именно поэтому политическая обоснованность формирования горской милиции не подлежит сомнению. Это был лишь этап, хотя длительный и крайне сложный. А вот вопрос боеспособности этих формирований в самом деле острый. К примеру, в 1845-м году правящий Даргинским округом (Дагестан) майор Оленичев сообщал начальству, что большая часть цудахарской милиции (село Цудахар), мобилизованная против Шамиля, развелась по домам, а в итоге полностью разбежалась. При этом новобранцы, набранные в сёлах и аулах, отличались крайней недисциплинированностью, в отличие от тех людей, каких мобилизовали из более или менее крупных населённых пунктов.

Заход горской милиции
Ингуши

Также тяжело воздержаться от критики финансового содержания этих отрядов. К образцу, владетель Аварии Ахмед-хан Мехтулинский (не путать с тёзкой 18-го века) в середине 19-го века пожаловался русским властям, что истратил 1000 рублей серебром на содержание горской милиции в княжестве. Несмотря на то, что эта милиция исполняла не лишь функции охраны правопорядка, но и оберегала покой правителя (кровавые перевороты и интриги редкостью не были в принципе), командование не лишь возместило всю сумму без какого-либо аудита затрат, но и положила сверху 200 рублей серебром.

Заход горской милиции
Ингушский бек с русскими наградами

Но, как сообщал великий сын Кавказа Иосиф Сталин, кадры решают всё. Умело и профессионально сформированные подразделения при должной мотивации, управляемые многоопытными командирами, демонстрировали чудеса отваги и стойкости. Так, историк 19-го и 20-го веков Евгений Викторович Тарле писал:
«Представители национальных меньшинств и отдельных групп не уступали исконному русскому населению в желании защищать общее Отечество. Донские казаки, башкиры, татары, горцы Кавказа сражались, судя по всем отзывам, примечательно стойко и мужественно».

Стоит также отметить ряд знамён, вручённых отдельным подразделениям горской милиции, проявивших себя в сражениях на Кавказе. Кубинские военные нукеры отличились в сражениях при Дювек и Доккул-Бяр. Кюринцы отличились, судя по надписям на знамёнах, при Пудакар. Грузинская конная дружина охотников была отмечена стягом за храбрые действия при поражении и преследования Турецкого корпуса войск за рекой Чолоком 4 июня 1854. Ширванская конная милиция была вознаграждена за сражения при Ругджа и Доккул-Бяр. А вот ингушскому дивизиону и вовсе пожаловали Георгиевское знамя за храбрость во всей Русско-турецкой войне 1877-1878 годов.

При этом, к образцу, для ингушей служба в горской милиции стала первой школой становления офицерства профессиональной армии. Так, принимавший активное участие в Крымской брани Кавказский конно-горский полк стал домом для 40 будущих офицеров-ингушей. А всего за Крымскую войну памятной бронзовой медалью бывальщины награждены 325 рядовых всадников-ингушей и около 80 офицеров. При этом не стоит забывать непосредственный вклад милиции в охрану правопорядка. Несмотря на все минусы, привлечение осетин к охране Военно-Грузинской пути сказалось на безопасности этой стратегической трассы более чем положительно.

Заход горской милиции
Осетинские бойцы, отличившиеся в Русско-турецкой войне 1877-78-го годов

Рекомендуем!
amway интернет магазин

Заход горской милиции

Закат горской милиции последовал сразу после её расцвета во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Во пора боевых действий общая численность горской милиции достигла апогея. К концу 1878 были сформированы 285 конных и пеших сотен бойцов. Итого за империю в составе горских подразделений воевали около 40 тысяч воинов. Представители общин Азербайджана, коих насчитывалось возле четверти от общего числа, тоже принимали активное участие в войне, несмотря на религиозный мусульманский фактор, традиционно толкающий этот регион к османам.

При этом основы повышаться боеспособность и дисциплина многих подразделений горской милиции. Медленно, но уверенно иррегулярные формирования, проявившие истинный воинский дух и выучку, начали трансформироваться в подразделения на непрерывной основе. Описанная выше Грузинская конная дружина охотников в 1862 году влилась в состав Кутаисского конно-иррегулярного полка; заключительный был переформирован в 1886 году в Кутаисский драгунский полк.

Это же касается отличившейся в 1809 году гурийской милиции. С 1851 года Гурийская пешая милиция занималась охраной в Озургетском уезде, с 1877-го гурийцы сделались пешей дружиной, а в 1899-м дружина была преобразована в 7-й Кавказский стрелковый батальон. А «Дагестанские всадники» (две сотни горской конной милиции), минут путь в полвека, чтобы в итоге стать Дагестанским конным полком.

Заход горской милиции
Дагестанский конный полк

В 1870 году в рамках трансформации иррегулярных подразделений в регулярные формирования Военное министерство учреждает Терскую беспрерывную милицию, состоящую из кабардинцев, осетин, ингушей и т.д. Учитывая старые ошибки в излишней пестроте национального состава некоторых отрядов, терская милиция была поделена по этническому признаку на отдельные отряды со своими командирами. В итоге Терская постоянная милиция (которую порой именуют Терской стражей) тащила службу вплоть до 1916-го года, когда политический хаос вверг империю в кровавый водоворот войны.

По сути, к крышке 19-го века горская милиция как иррегулярные формирования перестали существовать. Этот этап военной и социальной интеграции Кавказа был пройден. Ввиду нужды защиты своих жилищ, желания прославить себя на поле боя и выдвинуться на военной ниве гнали в ряды милиции тысячи молодых людей. Само их число уже не позволяло служить в формате иррегулярных отрядов. Вскоре представители Кавказа служили в армии империи на общих основаниях.

Ключ


Заход горской милиции