Машина Фёдорова

Монумента тому, кто первым в мире изобрел автомат у нас до сих пор, увы, нет. Произошло это в 1916 году, а изобретателем был генерал-майор царской армии Владимир Федоров. Изобретатель укоротил дуло на своей же винтовке образца 1913 года и, снабдив ее съемным коробчатым магазином на 25 патронов и рукояткой для стрельбы «с длани», получил первый в мире образец оружия, являющийся и по сегодняшний день основой вооружения пехоты любой армии.

Машина Федорова был короткоствольным оружием с дальностью выстрела порядка 300 метров, массой около 5 кг и скорострельностью примерно 100 выстрелов в минуту. Наружно он выглядел практически так же, как и все сегодняшние автоматы.

Только в 1943 году – 27 лет (!) спустя – знаменитый немец Гуго Шмайссер явил вселенной (уже как «плод технической мысли передовой Европы») свое штурмовое ружье под укороченный винтовочный патрон с близкими тактико-техническими характеристиками. Желая первые автоматы в немецкой армии появились в 1940 году, но все равно, гораздо позднее автомата Федорова. Самое забавное, что отдельный и сейчас утверждают, будто наш легендарный Михаил Калашников позаимствовал идею своего автомата у Шмайссера. А ведь на самом деле это немецкого конструктора вытекало бы заподозрить в том, что он позаимствовал свой автомат у Федорова. В любом случае, именно русский изобретатель сделал это куда раньше немецкого.

Но это было во поры «проклятого царизма», а потому в СССР его изобретение было прочно забыто да и само имя царского офицера редко упоминалось. Желая в 1916 году его автомат не только был изобретен, но и запущен в серию на Сестрорецком заводе.

Но тогда обнаружилась проблема — отсутствие боеприпасов. Не было никакой возможности наладить массовое производство патронов Федорова калибра 6,5 мм. А среди иноземного оружия, закупленного Россией, были патроны 6,5 мм для японских винтовок Арисака. Кроме того, производство таких боеприпасов направлял Петроградский патронный завод. Японский патрон был слабее оригинального патрона Федорова, однако выбора не было. Конструктор приспособил свое оружие под японский боеприпас, вставляя в патронник особый вкладыш.

Летом 1916 года машинами и автоматическими винтовками Федорова вооружили команду 189-го Измаильского полка, которая 1 декабря того же года была послана на Румынский фронт. Ее бойцы и стали первыми в мире автоматчиками.

Отличное оружие!

Как отмечают историки, автомат Федорова разом получил отличные отзывы: высокая надежность, прочность запирающих затвор деталей, хороша кучность стрельбы – и вместе с тем в нем видали легкий, но все-таки пулемет. Вскоре после Октябрьской революции, в 1918 году, Федорова направили в Ковров для продолжения трудов по выпуску автоматов. На заводе, хотя он и был царским генералом, его избрали директором. А заведующим опытной мастерской назначили другого грядущего знаменитого конструктора стрелкового оружия Дегтярева. Уже в следующем году автоматы запустили в серийное производство.

Автоматы Федорова использовались во пора Гражданской войны, направлялись на Северный и Кавказский фронты.

В начале января 1922 г. лыжный отряд курсантов Интернациональной военной школы численностью 215 человек под командованием начальника школы А.А. Инно свершил лыжный рейд по тылам белофиннов, при этом две роты отряда были вооружены, помимо винтовок, автоматами Федорова.

Уместно, именно автомат Федорова упоминается в повести Михаила Булгакова «Роковые яйца». Там оперативник ОГПУ Полайтис имел «обычный 25-зарядный пулемет» – термин «автомат» тогда еще широко не использовался. Название «автомат» применительно к этому образцу оружия показалось с лёгкой руки начальника полигона, где испытывался «автомат Федорова», полковника Н.М. Филатова.

Но почему же в СССР массовое производство машин не наладили перед нападением Германии? Ведь у нас же был свой автомат раньше, чем у немцев? Нарком вооружений Л. Ванников в «Записках наркома» помечал, что автомат Федорова лежал на столе у Сталина, когда у него в кабинете оружейники устроили выставку стрелкового оружия. Вождь хватал его в руки и несколько раз прилаживал к плечу. А когда обратился к Ванникову с вопросом о налаживании его производства, то тот ответил: «Ну, невозможно нам, товарищ Сталин, наладить выпуск боеприпаса к этому машине! Придется остановить целую линию на патронном заводе».Значит, все дело в японском патроне? Вряд ли.

Наладить производство патронов, разумеется, не представляло большого труда. Похоже, все-таки дело в том, что военачальники того времени не могли по достоинству оценить необходимость для армии машин, пока не началась война.

А Сталин принимал решения, основываясь на том, что ему говорили специалисты. И в начале 30-х автомат Федорова был снят с вооружения.

Родом из Питера

Грядущий изобретатель автомата родился 15 мая 1874 года в Петербурге в семье смотрителя здания Императорского училища правоведения. Окончив гимназию, устроился в Михайловское артиллерийское училище, а потом в течение двух лет служил командиром взвода в Первой гвардейской артиллерийской бригаде.

В 1897 году устроился в Михайловскую артиллерийскую академию. Проходил производственную практику на Сестрорецком оружейном заводе, где познакомился с начальником завода, известным конструктором стрелкового оружия, в частности, знаменитой трёхлинейной винтовки образчика 1891 года, Сергеем Мосиным. По окончании академии в 1900 году был назначен в артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления на место докладчика оружейного отдела.

В 1906 году Федоров спроектировал свою первую автоматическую винтовку на базе трехлинейной винтовки Мосина. Избрана именно она была не случайно. К тому времени в России имелось свыше четырех миллионов винтовок Мосина. Их переделка в самодействующие показалась более перспективной, чем создание совершенно новой конструкции. Представленный в 1906 году в Артиллерийский комитет проект этой винтовки получил похвала, но дальнейшая работа над ее конструкцией обнаружила все же бесперспективность переделки.

В 1911-1913 годах Федоров сконструировал автоматические винтовки под штатный патрон калибра 7,62 мм и под 6,5 мм патрон собственной конструкции, предвосхитив тем самым идею использования промежуточного патрона для самодействующего оружия. В 1913 году Сестрорецкому заводу были заказаны 150 винтовок калибра 7,62 мм и 20 калибра 6,5 мм, однако с начином Первой мировой войны работы были прекращены.

В 1916 году Федоров переделал автоматические винтовки калибра 7,62 и 6,5 мм для ведения непрерывной пальбы. Винтовка калибра 6,5 мм с измененным спусковым механизмом и приставным магазином емкостью 25 патронов получила название «ружье-пулемет», поскольку слова «машина» тогда в применении к такому оружия еще не использовалось. Это ружье-пулемет и получило впоследствии название «Автомат Федорова».

Рота царских автоматчиков

В июле-сентябре 1916 года 50 самодействующих винтовок и 8 автоматов Федорова прошли войсковые испытания в Ораниенбауме. Рота 189-го Измаильского пехотного полка провела пальбы на полигоне и в тире, после чего 1 декабря 1916 года была отправлена из Ораниенбаума на Румынский фронт.

В сентябре 1916 года Основное артиллерийское управление разместило заказ Сестрорецкому заводу на изготовление 25 тысяч автоматов системы Федорова, но в дальнейшем из-за трудностей военного поре заказ вначале был уменьшен до 9 тысяч, а позднее и вовсе снят.

Высшее начальство уже тогда скептически относилось к его работам. Сам Николай II, невзначай оказавшись на лекции в Михайловском артиллерийском училище, назвал автомат оружием неперспективным.

Однако, учитывая выдающиеся достижения Федорова в деле проектирования и создания самодействующего оружия, в 1916 году ему было присвоено звание генерал-майора.

Когда грянула революция и многие выдающиеся конструкторы, как так, Игорь Сикорский, бежали из России, Федоров остался. Он надеялся, что как специалист он будет полезен на Родине.

В январе 1918 года Федоров был устремлён главным инженером на Ковровский пулеметный завод для организации производства автоматического оружия. До этого его автомат производился на Сестрорецком оружейном заводе под Петроградом, где был выстроен специальный цех. Но в начале 20-х годов эта территория стала, по сути, прифронтовой зоной, и нахождение там военных предприятий было уже невозможным.

Под подозрением

В тяжелейших условиях Федоров сумел наладить разработку и производство новоиспеченных видов автоматического оружия. Но какими бы ни были его успехи и достижения, над бывшим царским генералом в СССР постоянно висела тень подозрений. 10 июля 1919 года на Ковровском заводе вспыхнул пожар, пострадала доля станков и помещений. Владимир Григорьевич был арестован по подозрению в умышленном поджоге.Однако практически сразу освобожден, во многом благодаря своему ученику и неизменному другу Василию Дегтяреву. Но в июле 1921 года заводское правление распустили, Федоров был отстранен от должности и назначен основным консультантом завода.

До 1925 года конструктор упорно боролся за принятие на вооружение своих разработок. Федорова тогда поддерживал нарком по военным и морским делам Михаил Фрунзе, какой неоднократно вызывал его и Дегтярева в Москву по вопросам создания нового вооружения.

Но после загадочной смерти Фрунзе в 1925 году к переменившему его Ворошилову уже стал вызываться только один Дегтярев, хотя Федоров оставался руководителем всех работ. Бывшему слесарю Ворошилову, разумеется, ближе был слесарь, а не бывший царский генерал, против присутствия в Красной Армии которых Ворошилов всегда яростно выступал. Да и вообще, Федоров, образованнейший и интеллигентный человек, обожавший даже в обычный рабочий день надеть белоснежную сорочку и галстук-бабочку, был чужим для советского общества того времени.

В 1928 году машина Федорова вообще сняли с вооружения, а в 1931 году его конструктора отозвали в Москву. Никакой штатной должности он там не получил. Вселился на окраине города, где сейчас метро «Сокол», и привлекался к работам лишь на общественных началах в качестве консультанта. В таких условиях выступающему конструктору оставалось лишь одно – заниматься историей создания огнестрельного оружия в России.

Владимир Григорьевич – автор первого теоретического труда «Самодействующее оружие» с приложением «Атласа чертежей к автоматическому оружию», долгое время остававшимся единственным исследованием в этой области. Вышла его книжка «К вопросу о дате появления артиллерии на Руси». Кроме того, Федоров написал две книги о «Слове о полку Игореве», в каких он анализирует содержание произведения с военной точки зрения.

Перед Второй мировой войной Федоров выдвинул целый ряд предложений по повышению обороноспособности страны, но ни одно из них, увы, не было принято.

Главное артиллерийское управление, возглавлявшееся маршалом Куликом, упорно выступало против автоматов, противотанковых ружей, пушек семьдесят шестого калибра, какие в будущей войне сыграют важнейшую роль.

«В таких условиях легче отыскать истоки древней реки Каялы, нежели заметить смысл в мозгах наших головотяпов», – с досадой говорил Федоров.

Выдающийся изобретатель вышел в отставку в 1953 году. Помер он в 1966-м, в Москве. Хотя в столице памятника ему до сих пор нет, зато в Петербурге одна из улиц в центре города носит название «Улица оружейника Федорова».

Вам также может понравиться