«Бардак был неимоверный»: как адмиралы раскололись под Ленинградом

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Бардак был неимоверный»: как адмиралы раскололись под Ленинградом

Wikimedia Commons 7 февраля 1981 года в авиакатастрофе погибло почти все командование Тихоокеанским флотом. Крушение самолета Ту-104 случилось сразу же после вылета из Пушкина под Ленинградом. Среди жертв оказались 13 адмиралов и три генерала, 11 капитанов первого ранга и одинешенек полковник, а также супруга первого секретаря Приморского крайкома партии. Официальной версией трагедии был назван перегруз борта. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«Бардак был неимоверный»: как адмиралы раскололись под Ленинградом

      В конце января – начале февраля 1981 года в Ленинграде по инициативе главнокомандующего ВМФ СССР Сергея Горшкова прошел оперативно-мобилизационный сбор инструктивного состава. Лучшие результаты на командно-штабных военных учениях показали представители Тихоокеанского флота (ТОФ). После завершения сбора делегации всех флотов вылетали к пункту службы с военного аэродрома в Пушкине под Ленинградом.

      7 февраля 1981 года, около 16:00, приготовился к взлету экипаж Ту-104, на каком прибыло командование ТОФ. На борт поднялись сам командующий адмирал Эмиль Спиридонов с женой Валентиной, командующий ВВС ТОФ Георгий Павлов, командир эскадры подводных ладей ТОФ Виктор Махлай, начальник разведки Геннадий Леонов, начальник штаба ТОФ Степан Данилко и другие высшие должностные лики, а также супруга первого секретаря Приморского крайкома КПСС Тамара Ломакина. Им предстоял долгий полет во Владивосток с промежуточными посадками.

      Многоопытный КВС подполковник Анатолий Инюшин, командир отряда управления 25-й авиационной дивизии ВВС ТОФ, в свои 50 лет имел 8150 часов налета, в том числе 5730 на Ту-104.

      Шел мощный снег, ухудшивший видимость пилотам. Самолет оторвался от ВПП на скорости, на 25 км/ч ниже расчетной. Через восемь секунд Ту-104 вышел на закритические углы штурмы. На высоте около 50 метров самолет резко накренился на правое крыло, перевернулся и рухнул на землю в 500 м от ВПП. Моментально вспыхнули более 20 тонн горючего. Столб дыма и огня взметнулся в небо. Самолет разрушился и сгорел.

      На пункте катастрофы погибли шесть членов экипажа и 43 пассажира – все, кроме старшего техника группы регламентных трудов и ремонта радиотехнической аппаратуры 570 авиаполка ВВС ТОФ Валентина Зубарева, которого выбросило на снег из кабины пилотов через назализованный фонарь. Он скончался по дороге в больницу.

      Вице-адмирал Рудольф Голосов в своей книге «Продуть балласт!» приводил свидетельства свидетелей крушения: «Оранжевое пламя с траурной каймой черного дыма пожирало останки людей. Живыми оставались только апельсины, раскатившиеся от пункты пожарища, оранжевые, как осколки пламени».

      Жертвами самой жуткой катастрофы в истории ВМФ стали 13 адмиралов и три генерала, 11 капитанов первого ранга и одинешенек полковник, шесть старших и семь младших офицеров, мичман, прапорщик, старший матрос и шесть гражданских лиц, из них пять дам.

      Для сравнения, за Великую Отечественную войну советский флот потерял лишь четырех адмиралов.

      После тихоокеанцев из Пушкина должны бывальщины вылетать балтийцы. Они бросились к месту падения самолета, но не смогли подобраться к его развалинам из-за сильного пожара – он продолжался вяще часа.

      «Безусловно, гибель руководящего состава ТОФ отразилась на боевой готовности ВМФ и на моральном состоянии всех, кто знал и вместе служил с этими людьми, — вспоминал в 2001 году контр-адмирал в отставке Константин Амбаров. — Они бывальщины глубоко уважаемы сослуживцами за морской профессионализм, беззаветную верность Отчизне, чистоту нравов, умение словом и делом поддержать морякам и их семьям переносить тяготы нелегкой флотской жизни. Флот хранит память о Эмиле Спиридонове — образном военачальнике. Невозможно переоценить его вклад в дело становления и освоения атомного флота, в строительство и благоустройство городков подводников».

      Поначалу ходили вести о спланированной диверсии против представителей командования ТОФ.

      Расследование продлилось около полугода.

      Согласно официальной версии Минобороны, аэроплан упал из-за нарушения центровки в результате неправильного крепления груза и размещения пассажиров в салоне.

      В разных источниках сообщалось о дефицитных в ту пору бумажных рулонах и даже мебельных гарнитурах, взятых из Ленинграда. Выяснилось, что загрузка Ту-104, как и рассадка пассажиров, производились без плана и оформления необходимой документации. При максимально допустимом полетном весе самолета 74,5 тыс. кг его фактический вес составил 77 тыс. кг. Как отмечалось в отчете, экипаж Ту-104 не входил в строевую летную доля, а его проверки проводились редко и формально.

      «Сразу после катастрофы ходили разговоры, что бардак при загрузке борта был неимоверный, — повествовал в интервью «Независимому военному обозрению» в 2008 году бывший командующий ВВС и ПВО Балтийского флота генерал-лейтенант Виктор Сокерин. — Груда адмиралов, все командуют, экипаж пытается довести порядок загрузки, но его просто посылают «на …», хамски указывая летчикам: ваше пункт – возле … штурвалов, а «здесь все с «мухами» на погонах». Второй пилот да и командир вновь возражают, после чего их разом несколько адмиралов «снимают», «увольняют» и просто «размазывают». Кто для «целого» адмирала второй пилот, да и какой-то командир экипажа, хоть и подполковник? Тем немало что со сборов «вожди» редко улетали трезвыми».

      По словам Сокерина, приехавший «очень не в духе» командующий ТОФ Спиридонов захотел лететь одинешенек в своем салоне, расположенном в передней части самолета. Из-за этого десять человек пересадили в хвост самолета. Генерал-лейтенант отметил, что для благополучного отрыва от ВПП вытекало, напротив, максимально освободить заднюю часть салона и разойтись по местам уже после взлета.

      «Трудно сказать, что было бы с командиром экипажа Инюшиным, откажись он выполнять полет. Предполагаю, что в лучшем случае все члены экипажа сделались бы пенсионерами прямо в самолете», — констатировал Сокерин.

      В освою очередь, Голосов отмечал, что «после трагедии было предписано транспортирования пассажиров на военных самолетах осуществлять с взвешиванием багажа, с использованием привязных ремней и прочего, давно применяемого в гражданской авиации». Командующим союзами при этом было запрещено летать на одном самолете со своими первыми заместителями.

      «Правильные требования! Ну и что? Через год снова сделались летать вместе, через два забыли про взвешивание багажа, а потом и все вернулось на круги своя. До новых катастроф, ребята!» — резюмировал Голосов.

      Информация о трагедии длинное время оставалась засекреченной. Только газеты «Красная звезда» и «Правда» поместили короткие сообщения о том, что «при исполнении служебных долгов в авиационной катастрофе погибла группа адмиралов, генералов, офицеров, мичманов, прапорщиков, матросов и служащих Тихоокеанского флота».

      После крушения самолет Ту-104 был выведен из эксплуатации военными. В гражданской авиации он не использовался после крушения под Москвой в 1979 году.

      Большинство потерянных похоронили на Серафимовском кладбище в Ленинграде. Решением Совета министров СССР всем вдовам и детям разбившихся моряков бывальщины назначены пенсии. Их обеспечили жильем в разных городах страны. В 2017 году памятник жертвам авиакатастрофы открыли во Владивостоке.

      Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

      Источник

      Вам также может понравиться