25-го августа казачьи разъезды бывальщины замечены в 17 км северо-западнее Козлова, а в районе с. Радостная (14 км северо-западнее Козлова) были обнаружены 3 казачьи сотни. В курсе на Грязи разъезды появились у ст. Песковатка.

Белоснежная стратегическая конница. Рейд Мамонтова и борьба с ним. Ч. 4

26-го августа сильные разъезды мамонтовцев наблюдались у ст. Бригадирская (20 км южнее Богоявленска) и в зоне Раненбурга. В районе последнего произошел бой. 300 – 400 сабель при поддержке артиллерии начали наступать на г. Раненбург.

Находившиеся в городе алые отряды начали отступать и разбегаться. Но затем были приведены в чувство, посажены на бронепоезд «Непобедимый» – и 400 штыков кинуты на ст. Раненбург. Но, несмотря на подошедшие из города Ряжска подкрепления (250 штыков) и отряд коммунаров (120 человек), город не вычли – и белым к 19-ти часам удалось ворваться в Раненбург.

Но затем прибывшие 5 батальонов пехоты, кавбригада 56-й стрелковой дивизии и 2 бронепоезда алых перешли в концентрическое наступление – и при активном участии бронепоездов и авиаотрядов в тот же день к 21 часу отбили город.

Казаки, вышибленные из Раненбурга, отступили к Митягино и двинулись на г. Лебедянь – который в 17 часов 28-го августа заняли без боя, пройдя за 3 суток около 100 км.

Бывший в г. Лебедянь запасной батальон и ревком в панике разбежались, растеряв патроны и бросив орудие – причем когда противник был еще в 18 км от города. Город был занят 300 конниками при 2 пулеметах.

Лашевич отреагировал на факт оставления Лебедяни следующим манером: «Ревком Лебедяни оставил город, не использовав всех средств борьбы с казаками: приказываю немедленно арестовать и предать суду революционного трибунала. Предупреждаю все ревкомы и командный состав, что беспощадно, вплоть до расстрела, буду биться с предателями, трусами и дезертирами, не исполняющими свой долг перед Революцией. Приказываю об этом немедленно поставить всех в популярность».

Главное командование решает напомнить командованию Южного фронта о необходимости принятия последним более твердых и решительных мер: «Распоряжением Совета Обороны и РВСР вам даны чрезвычайные права для создания сил и средств борьбы с казаками Мамонтова и вы обязаны создать эти мочи во что бы то ни стало и всеми способами в кратчайший срок, и выдвинуть их к району действия казачьего рейда. Между тем, до сегодняшнего дня никаких существенных итогов этого развития не видно, за исключением рязанского ревкома, усилиями которого достигнут первый успех у гор. Раненбурга. Приказываю натужить все силы в этой работе и к вечеру сегодня же, 29 августа, мне донести, что сделано. Обращаю ваше внимание, что, независимо от планомерной войны с ядром казаков, организуемой т. Лашевичем, следует вести самую энергичную партизанскую борьбу с казаками, облепив весь взятый ими район мелкими отрядами всякой численности в 30 – 40 бойцов. Эти отряды должны нападать на разъезды, заставы и иные мелкие отряды противника, очищать от него населенные пункты, леса, урочища, непрерывно тревожить его, не давая покоя ни днем, ни ночью. Для этой мишени особенно полезны автопулеметные отряды и отряды на подводах с пулеметами, а также велосипедные отряды. Требую: 1) формирования таких отрядов и посылки их в зона борьбы и 2) всем ревкомам и волсоветам немедленно донести что сделано в этом направлении».

К 29-му августа основные силы конного корпуса были в районе с. Богословское (20 км восточнее Липецка) и у с. Дмитровское (12 км западнее г. Лебедяни). Разъезды были замечены в 10 – 12 км полуденнее железной дороги Данков – Астапово.

Стремясь преградить дальнейшее продвижение белых на запад и юг и прикрыть важнейшие железнодорожные узлы, алые сосредоточивают к 29 августа: один полк коммунаров – на ст. Грязи, другой полк коммунаров – в г. Липецке, 4500 штыков под командованием Я. Ф. Фабрициуса в г. Елец, 700 штыков – в г. Данкове, и 850 штыков – на ст. Астапово.

Белоснежная стратегическая конница. Рейд Мамонтова и борьба с ним. Ч. 4

Я. Ф. Фабрициус

Заключительным двум отрядам было приказано наступать на г. Лебедянь. Для содействия наступлению был назначен отряд в 1000 штыков под командованием Миленина.

Кавалерийской бригаде 56-й стрелковой дивизии при поддержке отряда тамбовских курсантов и броне-отряда вытекало наступать на Козлов.

Начальнику авиации Южного фронта К. В. Акашеву было приказано усилить воздушную разведку и бомбометание. Всем командирам предписывалось обратить внимание на поддержание крепкой связи.

Движение соединений корпуса К. К. Мамонтова 30-го августа – на Елец.

В ходе рассмотренных событий белые, обладая в основном конной массой, легковесно и быстро могли появляться в любом месте, опережая и обходя красные части. Последние, имея почти исключительно пехоту, причем в основном наскоро сколоченную, не могли угнаться за мобильным противником. На категорические требования командования о принятии самых решительных мер стал поступать цельный ряд просьб от командующих отрядами – о придаче им небольших конных частей. В противном случае, как сообщалось, они не в силах, при всем желании, выполнить распоряжение. Просьбы сопровождались определенной мотивировкой, например: «Имея противника большей частью конного и не имея сами конницы, мы, в лучшем случае, можем или вычесть за собой определенные пункты, или выбить противника из тех или иных пунктов. Вся инициатива у противника, наша – лишь вдоль железной пути. Разбить его окончательно и преследовать, не имея конницы, мы не можем. Противник перескакивает из одного района в другой. Равным образом, затруднено и развертывание. Война может принять самый затяжной характер, дезорганизующий жизнь всего тыла. Создать боеспособную конницу в достаточном числе в краткий срок нельзя, – просим хотя бы по 300 – 400 сабель для каждого отряда, и тогда дело пойдет намного лучше».

Штаб фронта также пришел к заточению, что поймать корпус Мамонтова единственной измотанной кавбригадой 56-й стрелковой дивизии не удастся. Пехота не в состоянии окружить кавалерию. Истребить конницу с помощью авиационной эскадрильи также не удастся – возможно лишь нанесение казакам некоторых потерь.

Между тем, доли К. К. Мамонтова вывели из строя участки железных дорог Раненбург – Астапово – Елец, Козлов – Грязи, Козлов – Тамбов, Слякоти – Жердевка, Грязи – Елец – Ефремов – и жизнеобеспечение Южного фронта стало поддерживаться лишь по линии Тула – Орел – Курск и Орел – Исток – Мармыжи.

Белая конница освобождала города, рвала коммуникации, дезорганизовывала красный тыл. В ночь на 1-е сентября без сопротивления пал Елец – повстречавший казаков торжественной музыкой. Занятие города произошло настолько быстро, что не успели эвакуироваться советские учреждения.

В город взошли 2000 сабель во главе с К. К. Мамонтовым. Был разрушен ряд объектов инфраструктуры, распущены совхозы. Пленный комсостав красных был выпорот – но расстреляна лишь доля коммунистов и некоторые евреи. Пленные красноармейцы – включены в 3 обозных отряда.

Казаки начали торговать реквизированным имуществом, и к городу потянулись тысячи крестьянских подвод – за недорогим товаром. На городской площади ежедневно происходили митинги против Советской власти, родственники забирали трупы близких, замученных в здешнем ЧК.

Распуская ложные слухи о предстоящем движении на Ефремов, соединения корпуса двинулись в общем направлении на Воронеж.

Правая колонна шла на ст. Касторная (узел Елец – Валуйки и Воронеж – Курск) и 4-го сентября завладела, после артиллерийского боя, в котором участвовало со стороны казаков 6 орудий, ст. Набережная (16 км севернее ст. Касторная), пройдя в этот день свыше 80 км.

Посредственная колонна, двигавшаяся из Ельца в направлении к г. Задонск, к утру 5-го сентября заняла этот город.

Левая колонна из Ельца направилась на юго-восток – и 5 сентября разъезды силою до 200 сабель, появились у с. Боранский завод (20 км южнее Липецка), у с. Кривки (30 км южнее Липецка), разобрав железнодорожный линия у ст. Дрязги, ст. Прибыткова (линия Воронеж – Грязи) и ст. Казинка (линия Грязи – Липецк).

Теперь корпус сопровождал огромный обоз длиной в 30 км.

6-го сентября белоснежные заняли ст. Касторная, и один из полков с броневиком, после разрушения станции, двинулся на Воронеж. Левая колонна в тот же день завладела ст. Грязи.

Бой под Касторной продолжался почти сутки. Со стороны белых участвовало две роты пехоты, 6 конных сотен, 8 орудий и бронелетучка с 4 орудиями. Со сторонки красных действовал отряд Козицкого: 3-й полк коммунаров и один полк 3-й стрелковой дивизии. Оставив Касторную, красные отошли на юг и на закат – к ст. Суковкина и к ст. Лачиново.

Белоснежная стратегическая конница. Рейд Мамонтова и борьба с ним. Ч. 4

Движение корпуса Мамонтова от Ельца на юг породило у красных опасение о возможности нового прорыва Южного фронта – с норда (казаками Мамонтова), и с юга – идущим на выручку последнему корпусом генерала Шкуро. Считалось необходимым не только не допустить такого прорыва, но и обступить Мамонтова. Южный фронт усиленно накачивался войсками – на него были переброшены 21-я и 37-я стрелковые дивизии.

Окончание следует…

Ключ

Вам также может понравиться