Битва стальных армад

Битва стальных армад

Истреблённая у Дубно немецкая 88-мм зенитная пушка FlaK 18/36/37 из 2-го батальона зенитного полка «Генерал Геринг». На втором плане немецкие бойцы рассматривают подбитый советский тяжкий танк КВ-2. Машина из группы Попеля (принадлежала к 12-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса)

Уже в первых приграничных сражениях советские армии показали себя как серьезный противник, это отметили и немцы. Несмотря на все недостатки подготовки солдат и офицеров, техники, бездоходные обстоятельства вступления в войну, Красная Армия яростно сражалась, сохраняя относительный порядок и высокий боевой дух.

Поражение авиации фронта

Порядочную роль в контрударах мехкорпусов Юго-Западного фронта (ЮЗФ) должна была сыграть авиация. Однако к началу активных действий маневренных соединений фронта авиация ЮЗФ в порядочной мере утратила боеспособность.

Командующий ВВС ЮЗФ Астахов в своем докладе августа 1941 года помечал:

«Военно-воздушные силы ЮЗФ в цельном не были подготовлены к отражению внезапных налетов ВВС противника на наши аэродромы и к выходу из-под удара.
22.6.1941 года первые налеты противника на наши аэродромы прифронтовой полосы порядочных утрат нашим летным частям не нанесли, но, в результате слабого руководства со стороны командиров авиадивизий и авиаполков подчиненными им долями в проблемах организации выхода из-под удара и отражения налетов авиации противника, последний повторными ударами в течение 22.6.1941 года и в последующие два дня нанес нашим летным частям значительные потери, уничтожив и повредив на наших аэродромах за 22, 23 и 24 июня 237 самолетов, что составляет 68 % утрат физической части на своих аэродромах в результате налетов авиации противника за весь период войны».

Также немцы в ходе наступления захватили большенное число прифронтовых аэродромов, что привело к потерям самолетов, которые имели повреждения или были неисправны. Поврежденные и неисправные самолеты запросто не успели эвакуировать.

В результате ВВС ЮЗФ к 24 июня 1941 года потеряли 1452 машины. Поэтому советская авиация не смогла эффективно прикрыть и поддержать штурм мехкорпусов.

Битва стальных армад

Бои 25 июня 1941 года

Вечерком 24 июня 1941 года командование фронта снова сделало попытку скопить в кулак все подвижные соединения для контрудара по противнику. Мехкорпуса (8-й, 15-й и 4-й) должны бывальщины срезать клин немецкой 1-й танковой группы, спасая 5-ю советскую армию от окружения. При этом глубина удара сокращалась до 60 км, 8-й мехкорпус должен был выйти к Берестечко, 15-й – к Сокалю сквозь Радзехов.

25 июня советское командование не смогло организовать слаженный контрудар. 8-й и 15-й мехкорпуса были на марше. Немцы продолжали наступление. Но в этот день гитлеровцы столкнулись с новоиспеченными советскими соединениями, какие шли из глубины оборонительных порядков фронта. Немецкая 11-я танковая дивизия в районе Дубно – Млынов вступила во противный бой с частями 36-го стрелкового корпуса и авангардными отрядами 19-го мехкорпуса Фекленко. Взломав оборону стоявшей по широкому фронту 228-й стрелковой дивизии, гитлеровцы к половине дня 25 июня взяли город Дубно. Нордовее наши стрелки при поддержке роты танков (16 машин Т-26 и Т-38) 40-й танковой дивизии 19-гокорпуса вычли Млынов. Истина, отряд Ивашковского в ходе упорного боя потерял почти все танки.

На правом фланге шли тяжелые бои за Луцк.

Тут оборонялись 131-я моторизованная дивизия 9-го мехкорпуса К. К. Рокоссовского и доли 1-й артиллерийской противотанковой бригады К. С. Москаленко. К вечеру немцы взяли Луцк. 131-я мотодивизия обороняла 20 км фронта и не смогла устоять перед концентрированным ударом.

Советская дивизия имела танковый полк из 104 танков БТ-5 и БТ-7, какой поддерживал пехоту огнем с пункты. Но его немцы нейтрализовали сильной артиллерией. Так, 14-я танковая дивизия имела свою мощную артиллерию, плюс корпусная артиллерия – 511-й артполк (150-мм гаубицы), 2-й дивизион 60-го артполка (100-мм пушки) без одной батареи, 607-й дивизион тяжкой артиллерии (210-мм мортиры) без одной батареи, 731-й дивизион тяжкой артиллерии.

Такой артиллерийский кулак буквально сметал некрепкие порядки советской пехоты и её артиллерию. Также умелые и методичные поступки люфтваффе. Немецкая артиллерия и авиация расчищали линия танкам.

Пулеметчик 743-го мотострелкового полка 131-й моторизованной дивизии И. К. Яковлев вспоминал бой с противником:

«Пальба была уже прицельной по траншеям, окопам, укрытиям, скоплениям техники. Сверху они неплохо просматривались самолетом-корректировщиком. То, что уцелело от бомб, уничтожалось снарядами методично и длинно.
Полк нес большие потери в людях, технике, не имея возможности ни укрыться, ни защитить себя. Немецкие снаряды еще длинно рвались на позициях полка.
Между тем, под грохот бомб и снарядов, противник подвёл к реке саперные части, навел понтонную перевоз, перебросил на восточный берег танки, орудия, солдат и минометы. Немощный огонь уцелевших наших батарей и ружейно-пулеметная пальба бойцов не могли остановить врага, разрушить их переправу».

Захватив Луцк, немецкое командование поворачивает танковые дивизии 3-го мотокорпуса (13-ю и 14-ю) на юг, на Гладко.

Очевидно, это было связано с мощным сопротивлением противника по линии стратегического шоссе, которое вело на Киев. Гитлеровцы разрешили пройти южнее, вдоль второстепенных путей.

В этот же день качественно меняется ситуация на направлении главного удара. Немцы подтягивают дивизии 2-го эшелона. Сейчас маневренным соединениям ЮЗФ противостояли уже не отдельные танковые дивизии противника, а новые подвижные соединения и пехотные дивизии. По следам 11-й танковой дивизии выдвигается 16-я танковая дивизия Хубе (48-й мотокорпус). 25-го 16-я дивизия была в поясу Радзехова. На рубеж реки Стырь выходят три пехотные дивизии.

На фронте советской 6-й армии Музыченко продолжал наступление 49-й горный корпус Кюблера из состава 17-й армии. Наступление противника сдерживала 32-я танковая дивизия 15-го мехкорпуса. Наши танки атаковали без поддержки пехоты и артиллерии, в заболоченной пункты, что привело к большим потерям. Немецкая пехота, имевшая опыт боев в Польше и во Франции, сражалась храбро, жгла советские танки с поддержкой противотанковых пушек и в ближнем бою канистрами с бензином, к каким привязывали гранаты, подкладываемыми на пути бронемашин противотанковыми противогусечными минами (теллермины).

Битва стальных армад

Теллермина 35 (Tellermine 35 Stahl, T Mi 35 St) – противотанковая противогусеничная мина нажимного поступки. Разработана в Германии. Зачислена на вооружение в январе 1935 года. Мина устанавливается вручную на грунт. Взрыв происходит при наезде гусеницей танка или колесом автомашины на нажимную покрышку мины. В результате взрыва разрушается колесо машины или два-три трака гусеницы и частично повреждается каток ходовой части танка.

Битва стальных армад

Советский тяжелый танк Т-35, брошенный на улице Львовской города Гродек. Данная машина из 67-го танкового полка 34-й танковой дивизии 8-го мехкорпуса Юго-Западного фронта

Битва стальных армад

Советский танк КВ-2, кинутый на улице Львовской города Золочев в итоге неисправности. Машина из состава 8-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса

Атаки 26 июня 1941 года

Стоимостью огромных усилий и утрат уже на марше командованию ЮЗФ удалось собрать группировку мехкорпусов для удара по флангам немецкой ударной группы. Истина, рубежи наступления, отмеченные в приказе, были уже заняты противником. Гитлеровцы захватили Лукцк и Дубно. В результате фланговые контрудары обратились в ожесточенные противные сражения.

19-й корпус Фекленко вёл встречный бой с танковыми дивизиями 3-го и 48-го моторизованных корпусов. 43-я танковая дивизия Цибина столкнулась с неприятелем (военная группа 11-й танковой дивизии) на подступах к Дубно. Тут отступала пехота и артиллерия советской 228-й стрелковой дивизии, что облегчило поза наших танкистов. Цибин использовал пехоту и артиллерию 228-й дивизии в своем ударе.

В танках и пехоте мочи бывальщины примерно равны. Но немцы имели большое преимущество в корпусной тяжелой артиллерии. На острие атаки было несколько танков новоиспеченных образов, Т-34 и КВ, за ними шли легкие Т-26. Бой длился около 4 часов и завершился выходом советских танков к окраинам Дубно. Однако немцы подорвали мосты, и прорваться в город наши не смогли.

Успех штурмы был достигнут ценой потери обоих танков КВ (оба сгорели) и 15 танков Т-26. Дальше планировали развить наступление на Дубно с юго-востока, вдоль железной пути, но в ночь на 27 июня дивизия отступила к Гладко.

Южнее Луцка наступала немецкая 13-я танковая дивизия, которая прорвала военные порядки частей советских 228-й стрелковой и 40-й танковой дивизий. Это сказалось на позе 43-й дивизии, её обошли с севера, и возникла угроза «котла». Дивизии Цибина пришлось отходить.

Тем временем вторая боевая группа 11-й немецкой дивизии вышли к Острогу, где столкнулась с армиями второго стратегического эшелона Алой Армии – части 109-й моторизованной дивизии 5-го мехкорпуса и 57-й танковой дивизии (соединения 16-й армии Забайкальского военного округа).

Первые эшелоны со штабом дивизии 18 июня 1941 года выгрузились на станции Бердичев. Армии 16-й армии направляли на Западный фронт, где уложилась катастрофическая ситуация. Мотодивизия 26-го начала марш к станции Шепетовка, где должна была окунуться в железнодорожные эшелоны и отправиться в Белоруссию.

Однако прорыв противника к Острогу принудил изменить планы. Командующий 16-й армии Лукин выдвинул дивизию к Острогу. Агентурный батальон первым прибыл в город и взял оборону. Немцы его выбили. Вечером 114-й танковый полк 57-й танковой дивизии, оснащенный танками Т-26, вышел к городу. Ночью пришагал 381-й мотострелковый полк, затем к Острогу подтянулись другие части 109-й дивизии, не успевшие отправиться в Оршу. Основные урины двух полков мотодивизии уже были в пути, и повернуть их назад было нельзя.

На южном фланге в районе Радзехова части 15-го мехкорпуса Карпезо вели оборонительные бои, отбивая атаки противника, который пытался обойти фланги 10-й и 37-й танковых дивизий. Комкор Карпезо был ранен во пора налёта вражьей авиации.

Контратаки наших танков немцы останавливали сильной противотанковой артиллерией, встречая советские машины огнем орудий различных калибров, впрыскивая поставленные на прямую наводку тяжелые гаубицы. Корпусные, зенитные орудия немцев громили и «неуязвимые» КВ. Также большую роль играли немецкие ВВС, какие разбивали штабы, артиллерийские и тыловые части корпуса.

Кроме того, корпус к концу дня имел всего 36 орудий на 15-километровом участке наступления. То кушать подавлять артиллерию противника было утилитарны нечем. У танковых дивизий было очень мало стрелков, чтобы укреплять занятую территорию за собой и оборонять свои танки от вражьей пехоты.

Поскольку части 15-го мехкорпуса были связаны тяжким встречным боем, главную роль в контрударе ЮЗФ должен был сразиться 8-й мехкорпус Рябышева, который во время 3-дневнего 500-километрового марша утерял почти половину матчасти. Корпус должен был выйти к Берестечко.

На линии наших войск стояла боевая группа 16-й танковой дивизии. Немецкая рекогносцировка предупредила командование танковой дивизии о большенном скоплении сил противника на направлении удара. Немцы заняли оборону. Утром 26-го доли 12-й и 34-й танковых дивизий начали наступление. К вечеру наши армии продвинулись на 10–15 км, выйдя на подступы к Берестечку, угрожая коммуникациям 38-го мотокорпуса противника.

Утраты в танках были сравнительно небольшими. Но немецкие аэропланы выбили все тракторы артиллерийского полка, погибла большая часть орудийных расчетов 12-й дивизии. 7-я мотодивизия продвинуться не смогла. При поддержке авиации и соседнего 15-го корпуса танковые дивизии 8-го корпуса могли раскрутить первоначальный успех, но помощи не было. Также командование фронта не бросило в бой части подходившего из глубины 37-го стрелкового корпуса.

Битва стальных армад

Тяжкий танк Т-35, кинутый из-за неисправности на дороге Сасов – Золочев. Данная машина из состава 67-го танкового полка 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса

Битва стальных армад

Советский тяжкий танк КВ-2 выпуска ноября-декабря 1940 года из 8-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса, кинутый из-за неисправности в техническом парке ремонтной базы 4-го мехкорпуса 6-й армии Юго-Западного фронта

27 июня. «Стоп-приказ»

Ночью 27 июня 8-й мехкорпус получил распоряжение командования ЮЗФ застопорить наступление и отойти за оборонительные порядки 37-го стрелкового корпуса.

Аналогичный приказ получил и 15-й мехкорпус.

Командование фронта после отъезда начальника Генштаба Жукова разрешило отказаться от контрударов маневренными соединениями. Подходящие из глубины 31-й, 36-й и 37-й стрелковые корпуса решено было расположить на линии рек Стоход, Стырь и поселений Дубно, Кременец, Золочев. Мехкорпуса – отвести за военные распорядки стрелковых дивизий и подготовиться к контрнаступлению.

Решение было явно ошибочным.

Немцы прорвали боевые порядки наших стрелковых дивизий на участке Луцк – Дубно уже 25-го.

Командование ЮЗФ промахнулось в курсе главного удара противника. Решили, что 1-я танковая группа стремилась развивать наступление в юго-восточном направлении, на Тарнополь. В реальности гитлеровцы рвались дальней на восток, в направлении Острога и Шепетовки, чтобы охватить советские армии в львовском выступе во взаимодействии с 11-й армией Шоберта, сосредоточивающейся в Румынии.

Потому советское командование не собиралось сдерживать противника восточнее Дубно. Почиталось, что основные силы германского клина поворачиваются на юго-восток.

Тем порой немцы взломали оборону 36-го стрелкового корпус на р. Стырь, и лишь поддержка мехкорпусов не давала советскому фронту окончательно рухнуть. 228-я стрелковая дивизия 36-го корпуса совместно с соединениями 19-го мехкорпуса отходила на северо-восток, к Гладко. Вечером немцы ворвались на окраины Ровно. Не выдержав артиллерийского и авиационного удара, советская пехота отходила. Сплошная черта обороны была прорвана, немцы обходили 19-й корпус с юга. Комкор Фекленко решает отвести войска на р. Горынь, 20 км восточнее Гладко.

За Острогом шёл тяжкий бой. Утром 27 июня два полка 109-й моторизованной дивизии повели наступление на Острог, их поддерживали огнем 45-мм орудия танков Т-26 и БТ из состава 57-й и 13-й танковых дивизий. Победив реку Вилию по один-единственному мосту и вплавь, наши войска начали бой за город. Уже в первые часы боевых действий 109-я дивизия утеряла своего командира Краснорецкого. Дивизию возглавил его заместитель Сидоренко. Во другой половине дня к Острогу подошел 15-й танковый полк 11-й танковой дивизии немцев, и баланс сил разом перешёл в сторону противника. Немцы вышибли наши войска из города.

27 июня вступили в бой основные силы 9-го мехкорпуса Рокоссовского. 20-я танковая дивизия Катукова пыталась надвигаться в зоне Млынова. Гитлеровцы активно контратаковали, обходили фланги и заставили наши войска отходить. 35-я танковая дивизия Новикова тяни день сдерживала штурмы противника, затем отошла. Рокоссовский проявил инициативу, приказал отвести войска назад, взяв стратегическое шоссе Луцк – Гладко. Его слабые танковые дивизии, с открытыми флангами, не могли самостоятельно остановить противника.

Битва стальных армад

Битва стальных армад

Новоиспеченное контрнаступление

«Стоп-приказ» Кирпоноса и Пуркаева ещё вяще дезорганизовал лучшие подвижные соединения фронта.

Выведенные из боя корпуса были возвращены в сражение под давлением Ставки.

15-й мехкорпус получил распоряжение о возвращении в 10 часов. Скованная сражением 10-я дивизия ещё не вышла из сражения. А 37-я танковая дивизия успела отступить и провела день в маршах с разворотом на 180 градусов. Ситуация с 8-м мехкорпусом была схожей. 12-я танковая дивизия была на марше, а 7-я мотострелковая и 34-я танковая дивизии распоряжение об отступлении получить не поспели и сражались в прежних районах.

В мемуарах Н. К. Попеля («Танки повернули на запад») процесс возврата 8-го корпуса в бой обрисован весьма ослепительно:

«Тот, к кому обращался комкор, не стал слушать рапорт, не поднес ладонь к виску. Он шел, подминая начищенными сапогами кустарник, гладко на Рябышева. Когда приблизился, посмотрел снизу вверх в морщинистое скуластое лицо командира корпуса и сдавленным от ярости голосом спросил:
– За сколько продался, Иуда?
Рябышев стоял в струнку перед членом Военного рекомендации (H. H. Вашугин), опешивший, не находивший что произнести, да и все мы растерянно смотрели на невысокого, ладно скроенного корпусного комиссара».

8-й мехкорпус снова начинов наступление в направлении на Дубно.

Авангардный отряд Попеля продвинулся примерно на 10 км и был остановлен в 10–12 км юго-западнее Дубно. Советские маневренные соединения нащупали немощное место врага, хотя командование об этом и не знало. Продвижение частей советских 12-й и 34-й танковых дивизий к Дубно перекрывало коммуникации 16-й и 11-й танковых дивизий противника. Это принудило немецкое командование выставлять резервы в район Дубно и приостановить наступление на главном направлении. 11-я танковая дивизия стала у Острога, 16-я танковая дивизия кончила наступление на Кременец, повернула назад и пошла к Берестечку.

Пока советские мехкорпуса опять шли в атаку в направлении на Дубно, в полосе наступления немецкой 17-й армии завязался отход советских 6-й и 26-й армий. Их отход прикрывал одинешенек их самых сильных укрепрайонов линии Молотова в районе Рава-Русской. В составе укрепрайона в июне 1941 года был 61 ДОТ, вооруженный 8 76,2-мм, 52 45-мм капонирными пушками, 181 станковым и немало чем сотней ручных пулеметов. Немцы задушили амбразуры ДОТов огнем 88-мм зениток, затем в атаку пошли огнемётные танки и сапёры с фугасами. Когда отдельный ДОТы опять открыли огонь, зенитки и другие виды тяжелого вооружения повторили обстрел. Часть укреплений задушили огнемётные танки, иных подорвали фугасами. Рава-Русская пала.

Битва стальных армад

Тела убитых немецких солдат перед советскими укреплениями «Черты Молотова» восточнее Кристинополя (ныне Червоноград Львовской районы) в двух километрах от границы. Фотография сделана в оперативном секторе немецкой 6-й армии

Продолжение вытекает…

Самсонов Александр

>