«Большенный террор»: сколько на самом деле было жертв сталинских репрессий

Новость опубликована: 22.06.2018

«Большенный террор»: сколько на самом деле было жертв сталинских репрессий

«Большенный террор»: сколько на самом деле было жертв сталинских репрессий

Оценки количества жертв сталинских репрессий кардинально разнятся. Одни именуют цифры в десятки миллионов человек, другие ограничиваются сотнями тысяч. Кто же из них ближе к истине?

Кто виновен?

Сегодня наше общество утилитарны поровну поделилось на сталинистов и антисталинистов. Первые обращают внимание на положительные преобразования, произошедшие в стране в сталинскую эпоху, вторые призывают не забывать об огромных числах жертв репрессий сталинского режима.
Впрочем, практически все сталинисты признают факт репрессий, однако отмечают их ограниченный нрав и даже оправдывают политической необходимостью. Более того, репрессии они зачастую не связывают с именем Сталина.
Историк Николай Копесов строчит, что в большинстве следственных дел на репрессированных в 1937–1938 годы не было резолюций Сталина – всюду были приговоры Ягоды, Ежова и Берии. По суждению сталинистов это является доказательством того, что главы карательных органов занимались самоуправством и в подтверждение приводят цитату Ежова: «Кого желаем — казним, кого хотим – милуем».
Для той части российской общественности, которая именно в Сталине видит идеолога репрессий, это итого лишь частности, подтверждающие правило. Ягода, Ежов и многие другие вершители людских судеб сами оказались жертвами террора. Кто как не Сталин стоял за всем этим? – задают они риторический проблема.
Доктор исторических наук, главный специалист Госархива РФ Олег Хлевнюк отмечает, что несмотря на то, что подписи Сталина не было во немало расстрельных списках, именно он санкционировал почти все массовые политические репрессии.

Кто пострадал?

Еще более весомое значение в полемике кругом сталинских репрессий приобрел вопрос о жертвах. Кто и в каком качестве пострадал в период сталинизма? Многие исследователи отмечают, что само понятие «пострадавшие от репрессий» довольно размыто. Историография так и не выработала по этому поводу четких определений.
Безусловно, осужденные, заключенные в тюрьмы и лагеря, расстрелянные, депортированные, лишенные собственности должны быть причислены к пострадавшим от действий властей. Но как быть, к примеру, с теми, кто был подвергнут «допросам с пристрастием», а затем выпущен на независимость? Следует ли разделять уголовных и политических заключенных? К какой категории причислить «несунов», уличенных в мелких единичных кражах и приравненных к государственным правонарушителям?
Отдельного внимания заслуживают депортированные. К какой категории их отнести – репрессированных или административно высланных? Еще сложнее определиться с теми, кто, не дожидаясь раскулачивания или депортации нёсся. Их иногда ловили, но кому-то посчастливилось начать новую жизнь.

Такие разные цифры

Неопределенности в вопросе ответственного за репрессии, в выявлении категорий пострадавших лиц и этапа за который должен вестись подсчет жертв репрессий приводят к абсолютно разным цифрам. Самые впечатляющие цифры именовал экономист Иван Курганов (на эти данные ссылался Солженицын в романе Архипелаг ГУЛАГ), который подсчитал, что с 1917 по 1959 годы жертвами внутренней брани советского режима против своего народа стали 110 миллионов человек.
В это число Курганов включает жертвы голодания, коллективизации, крестьянской ссылки, лагерей, расстрелов, гражданской войны, а также «пренебрежительного и неряшливого ведения Второй мировой брани».
Даже если такие подсчеты верны, можно ли считать эти цифры отражением сталинских репрессий? Экономист, по сути, сам и отвечает на это проблема, употребляя выражение «жертвы внутренней войны советского режима». Стоит обратить внимание, что Курганов подсчитал только потерянных. Трудно представить какая цифра могла появиться, если бы экономист учел всех пострадавших от советской власти в показанный период.

Цифры, приводимые главой правозащитного общества «Мемориал» Арсением Рогинским более реалистичны. Он пишет: «В масштабах итого Советского Союза жертвами политических репрессий считаются 12,5 миллиона человек», но при этом добавляет, что в широком смысле репрессированными можно находить до 30 миллионов человек.
Лидеры движения «Яблоко» Елена Кривень и Олег Наумов подсчитали все категории жертв сталинского порядка, в том числе, погибших в лагерях от болезней и тяжелых условий труда, лишенцев, жертв голода, пострадавших от неоправданно жестоких указов и получивших чрезмерно суровое кара за мелкие правонарушения в силу репрессивного характера законодательства. Итоговая цифра – 39 миллионов.
Исследователь Иван Гладилин замечает по этому предлогу, что, если подсчет жертв репрессий ведется с 1921 года, это значит, что за существенную часть преступлений несет ответственность уж никак не Сталин, а «ленинская гвардия», какая сразу же после Октябрьской революции развернула террор против белогвардейцев, священнослужителей и кулаков.

Как считать?

Оценки числа жертв репрессий мощно разнятся в зависимости от методики подсчета. Если учитывать осужденных только по политическим статьям, то согласно данным областных управлений КГБ СССР, приведенным в 1988 году, советскими органами (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, НКГБ, МГБ) бывальщины арестованы 4 308 487 человек, из них 835 194 были расстреляны.
Сотрудники общества «Мемориал» при подсчете жертв политических процессов ближни к этим цифрам, хотя их данные все равно заметно выше – 4,5-4,8 млн. осуждено, из них 1,1 млн. расстреляно. Если в качестве жертв сталинского порядка рассматривать всех, кто прошел через систему ГУЛАГа, то эта цифра, по разным подсчетам, будет колебаться от 15 до 18 млн. человек.
Весьма часто сталинские репрессии связывают исключительно с понятием «Большого террора», пик которого пришелся на 1937-1938 годы. По этим комиссии под руководством академика Петра Поспелова по установлению причин массовых репрессий были озвучены следующие цифры: по обвинению в антисоветской деятельности взято 1 548 366 человек, из них приговорено к высшей мере наказания 681 692 тысячи.
Один из наиболее авторитетных специалистов по демографическим аспектам политических репрессий в СССР историк Виктор Земсков именует меньшее число осужденных в годы «Большого террора» – 1 344 923 человека, хотя с цифрой расстрелянных его данные совпадают.

Если в число подвергнувшихся репрессиям в сталинское пора включать раскулаченных, то цифра вырастет, по крайней мере, на 4 млн. человек. Такое число раскулаченных приводит тот же Земсков. С этим согласны и в партии «Яблоко», помечая, что около 600 тыс. из них погибло в ссылке.
Жертвами сталинских репрессий оказались и представители некоторых народов, подвергнувшихся насильственной депортации – немцы, поляки, финны, карачаевцы, калмыки, армяне, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары. Многие историки сходятся во сужденье, что общее число депортированных составляет порядка 6 млн. человек, при этом около 1,2 млн. человек не дожило до конца пути.

Верить или нет?

Приведенные выше цифры большей частью основаны на сводках ОГПУ, НКВД, МГБ. Однако далеко не все документы карательных ведомств сохранились, многие из них бывальщины целенаправленно уничтожены, многие до сих пор лежат в закрытом доступе.
Следует признать, что историки очень зависимы от статистики, собранной различными спецорганами. Но сложность в том, что даже доступная информация отражает лишь официально репрессированных, а поэтому по определению не может быть полной. Более того, проверить её по первоисточникам удается только в редчайших случаях.
Заостренный дефицит достоверной и полной информации зачастую провоцировал как сталинистов, так и их оппонентов называть кардинально разнящиеся друг от друга цифры в прок своей позиции. «Если «правые» преувеличивали масштаб репрессий, то «левые», отчасти из сомнительного молодечества, найдя в архивах гораздо немало скромные цифры, спешили придать их гласности и не всегда задавали себе вопрос, всё ли отразилось – и могло отразиться – в архивах», – помечает историк Николай Копосов.

Читайте также:  Самые необычные названия России в других языках

Можно констатировать, что оценки масштаба сталинских репрессий на основании доступных нам ключей могут быть очень приблизительными. Хорошим подспорьем для современных исследователей стали бы документы, хранящиеся в федеральных архивах, однако многие из них бывальщины подвергнуты повторному засекречиванию. Страна с такой историей будет ревностно оберегать тайны своего прошлого.


«Большенный террор»: сколько на самом деле было жертв сталинских репрессий