«Бывальщины в сознании»: выяснилось, что экипаж «Челленджера» делал после взрыва

«Бывальщины в сознании»: выяснилось, что экипаж «Челленджера» делал после взрыва

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Бывальщины в сознании»: выяснилось, что экипаж «Челленджера» делал после взрыва

Момент взрыва космического челнока «Челленджер», 28 января 1986 года

Момент взрыва космического челнока «Челленджер», 28 января 1986 года

Bruce Weaver/AP Экипаж шаттла «Челленджер» не погиб разом после взрыва, а оставался в сознании и пытался спасти корабль. Об этом говорится в вышедшей в США книге, посвященной биографии учительницы Кристы Маколифф, крах которой вместе с остальными членами экипажа шаттла стала национальной трагедией в США. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«Бывальщины в сознании»: выяснилось, что экипаж «Челленджера» делал после взрыва

      Экипаж взорвавшегося 35 лет назад американского космического корабля «Челленджер» некоторое пора после взрыва оставался жив и был в сознании. Такие данные приводятся в недавно вышедшей в США книге «Горящая синева: нерасказанная история Кристы Мако́лифф и «Челленджера».

      28 января 1986 года состоялся сделавшийся уже к тому времени рутинным запуск американского шаттла «Челленджер» — к концу января 1986 года космические челноки выполнили 24 миссии на орбиту по программе Space Shuttle.

      Этот запуск притягивал себе повышенное внимание пожалуй тем, что на борту шаттла впервые был гражданский специалист.

      В состав экипажа «Челленджера» для очередной миссии входили семь человек – командир Фрэнсис Скоби, другой пилот Майкл Смит, научные специалисты Эллисон Онидзука, Джудит Резник и Роналд Макнейр, а также специалист по здоровой нагрузке Грегори Джарвис и Шэрон Криста Маколифф. Она отправлялась в полет впервые – в качестве первого участника проекта «Преподаватель в космосе».

      На гостевых трибунах в тот день собралось множество почетных гостей, начиная с президента США Рональда Рейгана. Они могли разглядеть стартовую площадку в бинокль. Миллионы янки следили за происходящим благодаря телетрансляции с мыса Канаверал. Погода была практически идеальной для старта: безоблачное небо, ослепительное солнце, слабый ветер. Однако в ночь перед запуском над космодромом прошла ледяная буря, в результате чего соединения и уплотнительные перстни на ускорителях переохладились и обледенели. Температура воздуха опускалась до рекордно низких отметок.

      В 11 часов 38 минут «Челленджер» откололся от земли. Сразу же после старта кинокамеры зафиксировали белый дымок, выходивший из стыка нижней и средней секций правого ускорителя. Уже запоздалее, анализируя кадры, эксперты предположили, что это выходил водяной пар.

      Скорость ракеты в два раза превысила скорость звука, когда командир Майкл Смит постиг, что происходит что-то не так. Сидевший справа в кабине Смит скорее всего мог взглянуть в иллюминатор и увидеть вспышку пламени или чета.

      «Ах, ох», — успел произнести он на 73-й секунде полета – это были последние слова, которые приняли по радио в Середине управления. В этот момент на мониторах, установленных в ЦУПе, появились отметки об снижении давления в правом твердотопливном ускорителе.

      Запоздалее комиссия установила, что разрушение было вызвано повреждением уплотнительного кольца правого твердотопливного ускорителя при старте: в условиях низеньких температур образовалась постоянная щель, через которую прорвались продукты сгорания. Язык пламени достиг одной из распорок, фиксирующих ускоритель. Вскоре после того как «Челленджер» прошел точку максимального динамического давления, распорка прогорела, ускоритель поворотился, прорвал днище водородного бака топливного блока и повредил кислородный бак. На 73-й секунде полета на высоте около 14 км произошел взрыв топливного бака. Корабль моментально разрушился, его обломки упали в Атлантический океан.

      В этот момент на земле какой-то офицер ВВС, чье имя осталось неизвестным, нажал особую кнопку, подорвав летевшие уже отдельно твердотопливные ускорители, чтобы их обломки упали в море, а не где-то над населенной территорией.

      Однако капсула с астронавтами осталась цельной – она отделилась от корабля невредимой. Поэтому члены экипажа «были в сознании, по крайней мере поначалу, и полностью соображали, что что-то пошло не так», — говорится в книге Кевина Кука, посвященной биографии погибшей учительницы.

      В момент взрыва перегрузки в капсуле достигли 20G, что в три раза превысило перегрузки, каким подвергался экипаж во время тренировок. Позднее комиссия установила, что такие перегрузки были несмертельными и вероятность травмирования была «низенькой».

      При обследовании обломков выяснилось, что взрыв не привел к мгновенной разгерметизации, которая привела бы к потере сознания людей. Более того, три члена экипажа поспели задействовать свои аварийные кислородные маски. Кроме того, командир Смит пытался задействовать двигатель шаттла – об этом сообщал включенный тумблер на его панели управления.

      «Что они должны были сделать в тот момент? Скоби и Смит попытались бы вернуться на Землю», — рассуждает в книжке бывший сотрудник NASA Керри Джоелс.

      Капсула с экипажем по инерции продолжала подниматься еще 20 секунд, после чего упала в океан в 20 километрах от старта. Падение взяло более двух минут, скорость при ударе составила свыше 330 км/ч.

      Свидетелями катастрофы стали миллионы телезрителей. При этом даже ведущий репортажа поначалу не постиг, что же произошло. В течение нескольких секунд после взрыва он продолжал рассказывать о полете: «Контроль полета показывает, что все идет нормально. Очевидно, есть некоторые неполадки. Мы не имеем связи».

      Президент Рейган назначил специальную Комиссию под руководством бывшего госсекретаря США Уильяма Пирса Роджерса для расследования крушения. Она пришагала к выводу, что определяющими факторами, приведшими к катастрофе, послужили недостатки корпоративной культуры безопасности и процедуры принятия решений NASA.

      Комиссия с пристрастием допрашивала на затворённых заседаниях высших должностных лиц NASA и инженеров компании Morton Thiokol – поставщика ракет-носителей на твердом топливе. Как выяснилось, главам NASA с 1977 года было известно о потенциально опасных дефектах твердотопливных ускорителей, поставляемых Morton Thiokol, однако они не обращали на это должного внимания. Они также пренебрегли предупреждениями конструкторов об опасности запуска корабля в условиях низеньких температур того утра на мысе Канаверал и не доложили вышестоящему начальству о своих опасениях.

      Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

      Источник