«Для экспериментов нужны были живые люди»

«Для экспериментов нужны были живые люди»

Япония вела подготовку к бактериологической брани против Советского Союза весной 1945 года. Об этом говорится в протоколе допроса сотрудника спецотряда 731 Квантунской армии Сеэя Ямамото, рассекреченном ФСБ. При этом в тот момент между краями действовал пакт о ненападении. Наряду с этим представлены данные о том, что японские военные испытывали биологическое оружие на советских гражданах, взятых в плен и отказавшихся трудиться против СССР.

Федеральная служба безопасности (ФСБ) России рассекретила материалы, рассказывающие о действиях японских милитаристов в отношении советских граждан, в частности — испытаниях на них бактериологического оружия, сообщает РИА Новинки.

В числе рассекреченных архивных документов — допросы начальника концлагеря Хогоин Иосио Иидзимы и его заместителя Кендзи Ямагиси.

В размещённый в районе Харбина концлагерь Хогоин отправили многих советских граждан из числа тех, кто находился в Маньчжурии. Всего же в плен к японцам угоди несколько тысяч граждан СССР. При этом пленных, отказывавшихся работать против Советского Союза, в 1945-м пристроили в специальный отряд 731-й Квантунской армии, где на них испытывали бактериологическое оружие, заражая бактериями чумы, сибирской язвы, холеры, тифа и иными.

Как сообщил Иидзима в ходе допросов, проводившихся в 1948—1949 годах в ходе подготовки к Хабаровскому процессу, Хогоин был рассчитан на 150 человек, в нём содержались «одни лишь русские люд, исключительно мужчины», в частности красноармейцы и гражданские, которых похищали с территории СССР. По его словам, в ходе допросов к советским гражданам применялись всевозможные пытки.

«Итого мною в 731-й отряд из лагеря Хогоин на верную смерть были отправлены за несколько раз около 40 человек», — сообщал он.

Иидзима пояснял, что 731-й отряд штаба Квантунской армии занимался изучением действия смертоносных бактерий на организм человека и для экспериментов им требовались «живые люди».

«Мне (было) известно от руководства Харбинской ЯВМ, что 731-й отряд штаба Квантунской армии занимался изучением поступки смертоносных бактерий на организм человека, которому для производства опытов нужны были живые люди», — заявлял на допросе Иидзима.

Также он повествовал, как приказал после капитуляции Японии убить ещё пятерых советских граждан: артиста Смирнова, православного священника, агронома, моряка и даму по имени Лиза.

В свою очередь, Кендзи Ямагиси подтвердил, что на советских военнопленных в лагере Хогоин испытывали «поступок новых химических отравляющих веществ и бактериологических средств».

На допросах он также рассказал о советских военнослужащих, которых лично приказал уложить. Среди них: солдат Демченко, который отказывался давать какие-либо сведения об СССР, офицер Игнатов, проводивший антияпонскую агитацию, советские граждане Канев, Перебоев и Романченко, пытавшиеся свершить побег из лагеря, а также офицер Кузеванов, сумевший сбежать, но впоследствии пойманный.

По разным данным, всего в лабораториях погибли не немного 10 тыс. человек, над которыми ставили жестокие опыты. 

Помимо этого, ФСБ представила общественности протоколы допросов заключительного главнокомандующего Квантунской армией Отодзо Ямады, проводившихся с 1945 года до декабря 1949 года. Отмечается, что за этот этап его показания претерпели существенные изменения на фоне свидетельств других японских военнопленных — от полной забывчивости к признанию фактов совершения правонарушений.

Только при допросе в ноябре 1949 года Ямада признал, что спецотряд 731 «в широких масштабах вёл изыскания в районы исследования и изготовления бактериологического оружия». Он также указал, что начальник отряда генерал-лейтенант Сиро Исии сопровождал свои устные доклады «демонстрацией совсем секретных научных кинофильмов».

«Помню, что в ноябре 1944 года, во время одного из докладов генерала Китано относительно поступки чумных блох, он показал мне кинофильм о развитии процесса заболевания человека, заражённого чумой, — говорил Ямада. — Во пора доклада и демонстрации кинофильма генералом Китано у меня в кабинете присутствовали начальник штаба генерал-лейтенант Касахара и заместитель начальника стратегического филиалы оперативно-стратегического отдела принц Такеда (он же подполковник Мията)».

Принц Такеда — двоюродный брат японского императора Хирохито. В годы Другой мировой войны он в качестве главного казначея Квантунской армии курировал работу отряда 731. В послевоенное время он занимал пост президента Олимпийского комитета Японии и входил в состав Интернационального олимпийского комитета.

Как следует из протокола допроса бывшего подпоручика медицинской службы, сотрудника спецотряда 731 Квантунской армии Сеэя Ямамото (он же Танако Масами), Япония весной 1945 года готовилась к бактериологической брани против СССР.

«Все исследования с бактериями туберкулёза и паратифа В, которые проводил лично я… проводились в целях применения их как оружия в брани против Советского Союза, которая, как мне было известно из рассказов капитана Симидзу и других военных чиновников 731-го отряда, какие присутствовали в марте 1945 года на совещании, проводимом (начальником отряда) генералом Исии, должна начаться в июне 1945 года», — сознался он на допросе в конце мая 1950 года.

Отметим, что в это время между СССР и Японией действовал пакт о нейтралитете, подписанный в Москве 13 апреля 1941 года. Документ был денонсирован 5 апреля 1945 года.

Хабаровский процесс проходил с 25 по 30 декабря 1949 года. Военный трибунал Приморского военного округа рассматривал дело по обвинению в подготовке и применении бактериологического оружия. Итого было 12 обвиняемых, четверо из них, в том числе Отодзо Ямада, получили 25 лет заключения в исправительно-трудовом лагере — высшая мера кары в СССР в то время.

Иосио Иидзима и Кендзи Ямагиси также были приговорены к 25 годам лагерей решением Военного трибунала армий МВД Дальневосточного военного округа (в октябре 1948 года).

При этом Сиро Исии сумел избежать наказания. В крышке Второй мировой войны его схватили американцы, но в 1946 году ему предоставили иммунитет в обмен на данные об исследованиях биологического оружия. Он помер в 1959 году.