«Это наша земля и мы обязаны ведать её историю»

В российской Арктике сохранилось масса объектов, напоминающих как об истории ее исследования и освоения в начале прошлого столетия и в советские годы, так и о мореплавателях, которые бывали в нордовых водах задолго до петровского времени. Под воздействием времени, антропогенного фактора и, главное, изменений арктического климата многие из этих объектов — порой до сих пор неизвестных исследователям и широкой публике — постепенно разрушаются. Найти, изучить и описать их намерены участники экспедиции «Легенды и загадки Арктики». Одновременно они планируют скопить точные сведения о местах, священных для представителей коренных и малочисленных народов. Эту информацию можно будет учитывать в том числе в ходе трудов по промышленному освоению региона. Экспедиция рассчитана на несколько лет, первый этап завершился на Ямале в начале мая, но его участники вернулись в Москву лишь на днях. Подробнее об их планах и арктических загадках — в материале «Известий».

Опись для Арктики

Возглавляет экспедицию, которая рассчитана на несколько ближайших лет, профессиональный путешественник и рекордсмен, руководитель экспедиционного центра «Арктика», член Российского географического общества (РГО) Владимир Чуков. Изучением Арктики он занимается заключительные 40 лет. В начале 2010-х годов он совершил автономный трансполярный переход в Канаду, а также считается первым человеком в вселенной, которому четыре раза удалось достичь Северного полюса на лыжах.

«Это наша земля и мы обязаны ведать её историю»

Арктический путешественник, руководитель экспедиционного центра «Арктика» Владимир Чуков

Устроителями стали экспедиционный центр «Арктика», Морская арктическая комплексная экспедиция (МАКЭ) Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева при содействии союзы коренных народов «Совет общин КМНС».

Если раньше ими в первую очередь двигал спортивный интерес, то в последние двадцать лет команда устанавливает перед собой преимущественно задачи исторического и этнографического характера, рассказывает «Известиям» Владимир Чуков.

«<В этой серии экспедиций> мы будем подвигаться на восток от Ямала, стараясь не упустить из своего поля зрения ни одного предмета, который появился на арктических берегах благодаря тому, что люд там работали, выполняли какие-то задачи и оставили следы своего присутствия», — рассказывает он.

За это время планируется оценить состояние любого из объектов, сделать фотографии и привязку по глобальной спутниковой системе.

Это в том числе каменные гурии, оставленные экспедициями знаменитых полярников в крышке XIX — начале XX столетия, наследие советских покорителей Севера, а также следы первопроходцев, побывавших в этих местах еще в допетровское пора и, соответственно, до общеизвестных первооткрывателей этих земель.

«Это наша земля и мы обязаны ведать её историю»

Арктический поселок Диксон на берегу Карского моря

Многие из этих объектов — как, так, каменный знак, гурий, оставленный Руалем Амундсеном на мысе Челюскина, — являются широко известными. Однако помимо природных природных и антропогенных факторов, последние пять или десять лет их сохранность серьезно страдает из-за изменений климата, отмечает полярник: «Мы сообщаем об этом, но мы не представляем реально, что значит этот процесс. Как он влияет не только на жизнь людей в Арктике, но и на эти исторические объекты. А они разрушаются. Это в том числе хрестоматийные объекты, о каких рассказывают в школах», — отмечает полярник.

Белые пятна

Так, по его словам, из-за потепления в последние годы в Арктике участились мощные штормы, которые могут навредить береговой линии и возведенным вдоль нее объектам. Так, по его словам, каменный гурий, установленный Амундсеном на мысе Челюскина, о каком многим рассказывают в школе, практически исчез с лица земли. Похожая судьба постигла мемориальное кладбище советских летчиков-полярников, располагавшееся там же, на мысе Челюскина.

«Это небольшое, буквально на десять могил, погост наших первых летчиков, которые там работали в 1950–1960-е годы. Там были пирамиды с винтами от самолетов, с красными звездами. На них имена, фамилии, даты. Я помню, как они стояли. Но когда мы бывальщины в этом районе в 2015 году — там уже ничего не было, всё разрушено. Потому что, когда начинаются шторма, всё уничтожается льдами», — сообщает полярник.

Пострадал также памятный знак, установленный в честь Семена Челюскина, который впервые обогнул этот мыс во пора Великой северной экспедиции XVIII века: «Мы там были зимой, и нам удалось найти бревно, на котором были якорь и табличка. Ни таблички, ни якоря не было уже, но мы попросили пограничников, какие там были: «Вот лето настанет, вы аккуратно это бревно положите, пожалуйста, это памятник. Я надеюсь, что они это сделали».

«Это наша земля и мы обязаны ведать её историю»

Памятный знак из каменных глыб, поставленный норвежским ученым Руалем Амудсеном на самой нордовой точке Евразии — мысе Челюскина

Некоторые объекты, как, например, деревянные строения полярной станции, возведенной в начале 1930-х на острове Домашний архипелага Нордовая Земля полярником Георгием Ушаковым, и установленные там же памятные знаки, еще возможно сохранить — для этого достаточно перенести их в более неопасное место. Однако для этого сначала потребуется их тщательно изучить и описать, обращает внимание собеседник издания.

Кроме того, помечает Владимир Чуков, в российской Арктике сохраняется «много белых пятен», связанных с деятельностью торговцев и путешественников, которые оказывались в этом регионе до Великой нордовой экспедиции петровских времен. «Тогда Петр I поставил задачу — положить пределы его империи на карту. Эта работа была выполнена, но мы не должны на этом останавливаться. Кушать доказательства того, что люди плавали в Арктике еще до той экспедиции. Причем они решали хозяйственные задачи, они плыли на восток торговать», — подчеркивает он.

Это, по его суждению, доказывает, что маршрут Северного морского пути использовался еще до того, как на такую возможность обратили внимание Михаил Ломоносов или Дмитрий Менделеев, а значит, сохранившееся наследство того периода заслуживает более тщательного изучения.

Сакральные координаты

В рамках многолетней экспедиции организаторы намерены параллельно поддержать в решении и других задач, требующих пребывания в высоких широтах. Предполагается, что они проведут испытания новой техники, а также оружий спутниковой связи в труднодоступных районах.

Кроме того, путешественники соберут подробную информацию о расположении сакральных объектов представителей различных исконных и малочисленных народов Севера.

«Это наша земля и мы обязаны ведать её историю»

В стойбище ненецких оленеводов на полуострове Ямал

Эта информация впоследствии может быть использована как для создания карты, атласа или энциклопедии, посвященной цивилизациям северных народов, так и для того, чтобы обезопасить эти территории во время работ по промышленному освоению, рассказала «Известиям» доктор наук, заведующий научно-исследовательским отделом этносоциальных и этноэкономических изысканий геосистем Академии наук республики Саха (Якутия) Ирина Самсонова.

«Координаты таких объектов, их точное географическое поза необходимо знать, если на этих землях будет идти промышленное освоение. В этом случае — такие примеры уже кушать, — принимается решение либо сделать какой-то переход, либо положить трубопровод в обход. Но для этого точную информацию необходимо иметь заранее», — говорит она.

Сейчас, по ее словам, общие сведения о самих сакральных объектах у ученых есть. Однако вящая их часть была собрана еще в первой половине прошлого столетия, когда у исследователей не было возможности определить точные координаты. В итоге такие объекты хотя и известны, но либо отсутствуют на картах, либо нанесены на них с погрешностями.

Работа по уточнению этих этих ведется, однако в основном точечно, на уровне отдельных районов проживания коренных и малочисленных народов, в то время как для эффективного использования эту информацию необходимо систематизировать.

На первом этапе, по ее словам, участники экспедиции знались с ненцами, кочующими к востоку от ямальского города Новый Уренгой. «Сейчас, по просьбе руководителей экспедиции, представители народа ненцев Гыданского полуострова и приенисейских ненцев Таймыра стряпают для нас перечень священных и сакральных мест на своей территории», — рассказывает собеседница издания.

На следующих этапах, по ее словам, вовлечь в эту труд планируется представителей энцев, долган, эвенков, нганасан.

Человек неравнодушный

Сейчас участники экспедиции завершили первый этап — с половины апреля на Ямале они проводили испытания новой техники, которая могла бы использоваться в рамках экспедиции. В Москву они вернулись вскоре после майских праздников.

Когда начнется вытекающий этап, зависит в том числе от того, когда в распоряжении исследователей будет соответствующая задачам техника — для полноценной работы необходимо, чтобы она была не лишь проходимой, но и могла длительное время функционировать в автономном режиме.

Сколько времени может занять решение всех перечисленных задач, невесть. Однако, считает Владимир Чуков, экспедиция «продлится столько, сколько нужно».

В освоении этих территорий принимали участие представители различных стран, в том числе американцы, британцы и норвежцы, но российские исследователи и мореплаватели внесли «неоценимый» вклад, который заслуживает скрупулезного изучения, уверен путешественник.

Он надеется, что экспедиция позволит привлечь внимание к проблеме сохранения как самих памятников, так и информации о них: «Я человек неравнодушный, и мне представляется неправильным, если специалисты не будут этим заниматься. Это не может базироваться только на тех крохах, которые сегодня доступны людям. Это наша земля, и мы обязаны ведать ее историю».

Вам также может понравиться